Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Только на сайте

#Геополитика

#Общество

Великая шахматная тоска

11.10.2015 | Юрий Сапрыкин | №33 (382) 12.10.15

Чем обусловлено и чем закончится всеобщее российское увлечение геополитикой

08-490.jpg
Через секунду крылатые ракеты «Калибр» уйдут в сторону Сирии, акватория Каспия, 7 октября 2015 года

В такие дни все мы немного геополитики. Казалось бы, еще месяц назад наши познания о Сирии находились на уровне блондинки из анекдота, спрашивавшей, как правильно пишется — Иран или Ирак. А нынче, разбуди в три часа ночи любого школьника — и если школьник посмотрел перед сном программу «Время», — он живо оттарабанит про Хаму и про Хомс, про базу в Латакии и базу в Тартусе, и что про это думают саудиты, и как на это смотрит Иран, и самое главное — какое это все имеет значение в контексте Великой Войны Континентов. Понятно, что с точки зрения школьной геополитики авиаудары по позициям ИГИЛ* важны не потому, что они наносят ущерб позициям ИГИЛ*, а потому, что мы этим доказали, нас из-за этого заметили, без нас теперь никуда. И в этой логике, чем больше залпов, тем больше будут учитывать: писатель Герман Садулаев, к примеру, объявил уже, что Нобелевку для Светланы Алексиевич заработали корабли Каспийской флотилии — «всего 26 крылатых ракет — и всему миру снова стало интересно, что происходит в мире русского языка и русской литературы» (так и вижу, как нобелевские академики на экстренном заседании, косясь на выпуск новостей CNN, в панике вписывают в наградной лист славянское имя).

Сугубо арифметические неувязки, кроющиеся в этой версии (к примеру, тот факт, что силы антиигиловской коалиции совершили за последний год в сотню раз больше ударов по ИГИЛ*, чем успела сделать Россия), нашего геополитика волновать не должны: в конце концов, у кого правда, тот и сильнее. Вряд ли нужно вспоминать и то, что еще несколько месяцев назад мы решали те же геополитические задачи (чтоб заметили, чтоб учитывали, чтоб договаривались) в Донецкой и Луганской областях: у геополитиков, даром что они окидывают взором глубь веков, нынче короткая память. Но давайте встанем на выстраданную нашим героем мировоззренческую позицию, тем более что это позиция правильная: Россия действительно слишком большая и значимая величина на мировой карте, чтобы вопросы глобального миропорядка решались без ее участия. Приближают ли Россию к этому статусу залпы по Хаме и Хомсу?
08-cit-01.jpg
Всякий, кто пережил в сознательном возрасте середину 1980-х, не даст соврать: на исходе советской эпохи ведь тоже решались похожие задачи (хотя и с неизмеримо более внушительных стартовых позиций) — чтоб нас уважали, чтоб не угрожали, чтоб не ущемляли жизненных интересов, чтоб договаривались. И по состоянию на предперестроечные годы было отчетливо ясно, как их решать: если американцы начинают мутить воду в важном для нас регионе — посылать туда оружие, в крайнем случае вводить войска, если замышляют что-то неладное в Европе — выдвигать ядерные ракеты на самые дальние рубежи, если вдруг собираются разместить оружие в космосе — искать асимметричный, но равный по силе ответ на тех же межзвездных просторах. В последнее время принято считать, что силы СССР подкосило падение цены на нефть, и как-то стали забывать о другом совпавшем по времени факторе — гонке вооружений, которую слабеющий Союз не выдержал ни финансово, ни технологически. Вспоминать об этом неловко, потому что программа «звездных войн» была грандиозным блефом — рейгановская администрация заставила СССР соревноваться на поле, куда сама даже не собиралась выходить. Бередить прошлое не очень хочется еще и потому, что в соревновании двух систем, как видно из нашего наступившего будущего, решающим оказалось не то, какие планы рисовали генералы в Генштабе или Пентагоне, а то, какие микросхемы паяли бородатые юноши в Кремниевой долине: о том, что именно эта расхристанная дивизия может обеспечить решающее геополитическое преимущество, кремлевские старцы и подумать не могли.

У диванной геополитики тоже есть свои циклы, неумолимые, как смена времен года: упоение внезапно открывшейся мощью страны, уверенность в том, что крылатая ракета решает абсолютно все проблемы, перепосты ростопчинских афишек о том, как тысячи боевиков ИГИЛ* в ужасе разбегаются при одном виде российского самолета, — лишь первая из этих стадий. На последней неизбежно ждет ощущение, что нас глобально одурачили, заманили в тупик, из которого не видно выхода, заставили вышвырнуть время и деньги в пустоту. И если бы плата за этот путь не измерялась, как всегда бывает в истории, сотнями пока еще ни о чем не подозревающих жизней — то в принципе ничего, можно было бы и подождать.

* ИГИЛ, или ИГ («Исламское государство») — запрещена в РФ как террористическая группировка.


Фото: Управление пресс-службы и информации Минобороны РФ/ТАСС


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.