Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Война

#Сирия

Политолог Николай Злобин: «Россия открыла «ящик Пандоры»

02.10.2015 | Лариса Саенко, Нью-Йорк

Президент Center on Global interests в Вашингтоне Николай Злобин рассказал The New Times, почему Москва рискует получить в Сирии затяжную войну и вряд ли сумеет создать новую антитеррористическую коалицию
SYR-490.jpg
Тренировочный лагерь Сукур-эль-Джебель, разрушенный в результате российских авиаударов, Сирия, Идлиб, 1 октября 2015 года

Насколько, по-вашему, может затянуться российская военная операция в Сирии?

Россия, впервые со времен войны в Афганистане вступив в военный конфликт на Ближнем Востоке, тем самым открыла «ящик Пандоры», опасность затяжной войны очень высока. Москва, например, уверяет, что не намерена участвовать в наземных операциях, ограничившись авиаударами по позициям террористов. Но на практике, сказав «А», потом приходится говорить «Б»: авиаудары могут спровоцировать цепную реакцию наращивания военного вмешательства. Чем хуже ситуация у Асада, тем больше он будет просить поддержки и тем глубже увязнет в конфликте его российский союзник.

Послать авиацию — дело нехитрое, но война не выигрывается в воздухе. Чтобы победить «Исламское государство»* нужно предложить не только военную мощь, но и другую идеологию, задействовав при этом серьезные экономические механизмы. И здесь можно привести в пример США, которые сумели перекрыть все финансовые каналы подпитки «Аль-Каиды»* — на самом деле ее фактически уничтожили финансисты, а не морпехи и спецназ. Я не заметил, что кто-то занимается этим в России, я не наслышан, чтобы Россия предлагала некую новую идеологию мусульманам Ближнего Востока. А ведь идеология ИГ* достаточно влиятельна в странах ислама, которые, с одной стороны, осуждают терроризм, но с другой — устали от доминирования западной цивилизации.

Страна без союзников

Информацию о том, что Москва готова к военной операции в Сирии, анонимные источники в Пентагоне сбросили в прессу менее чем за сутки до первых авиаударов, посольство США в Дамаске получило соответствующее извещение менее чем за час. Есть какое-то объяснение той срочности, с которой разворачивалась российская военная операция?

Военная операция в Сирии выглядит достаточно спонтанной. Россия не устраивала общенациональных дебатов о том, как скажется ее вмешательство на отношениях с теми странами региона, для которых законное правительство — не Асад, а оппозиционная ему коалиция, как это отразится на ценах на нефть, на нефтегазовых проектах страны, на ее национальной безопасности, на отношениях с российскими мусульманами, в конце концов. Я только что вернулся из Москвы и заметил, что элиты охвачены достаточно воинственными настроениями. Да, страна ищет реванша на Ближнем Востоке за поражение в Афганистане, но ожидания россиян заметно превосходят возможности страны, которая находится не в самой лучшей экономической ситуации.


Бомбардировки начались всего через два дня после встречи Владимира Путин и Барака Обамы за закрытыми дверями в штаб-квартире ООН. По-вашему, президентам удалось о чем-то договориться?

Совершенно очевидно, что Путину и Обаме не удалось найти компромисс. Америка была бы двумя руками «за», если бы Москва включилась в существующую коалицию против ИГ*, что в конечном итоге стало бы поводом для постепенного ослабления санкционного режима, введенного из-за Украины. Анархия в Сирии и ее распад на части в одинаковой степени пугают и Кремль, и Белый дом, и потенциально они могли бы стать союзниками. Но принципиальное разногласие по поводу персоналии Асада и формирования нового сирийского правительства делает невозможным участие Москвы. Понятно, что Россия будет сотрудничать с США только информационно и одновременно попробует создать свою коалицию.

В коалицию, поддерживаемую США, входят 69 государств. Кто войдет в путинскую коалицию?

Думаю, никто не войдет — даже Иран и Ирак. Может, символически примкнут члены ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности.NT). Россия растеряла всех своих друзей, и, возможно, Асад и есть ее последний оплот. Сегодня Россия — это страна без союзников, а играть роль, на которую она претендует в мире, без международной поддержки невозможно. США тратят огромный ресурс на создание своих союзников. Китай занимается мощной экономической экспансией ради роста своего влияния в мире. Россия же финансово не потянет такую роль, поэтому она выбрала себе амплуа в сфере военно-политического урегулирования. Не успев спасти «русский мир», страна опрометчиво двинулась спасать мир арабский .

Гвозди в гроб Ялты

Госсекретарь Керри на заседании Совбеза ООН заявил, что Америка готова поддержать усилия Москвы в борьбе с ИГ*, ибо Москва заверила, что подвергла обстрелу восемь объектов группировки. Однако Пентагон тут же заявил, что Россия бомбила вовсе не базы террористов, а территорию, подконтрольную оппозиционной коалиции, и этим лишь подлила масла в огонь конфликта...

Из-за этого военного бардака, который мы сегодня имеем в Сирии, весьма велик риск прямого военного столкновения между Россией и силами коалиции, если не будет четких договоренностей. Думаю, ни Москва, ни Вашингтон не имели ясного и полного представления, на кого были обрушены авиаудары российских бомбардировщиков, ибо первых снабжает своими данными Дамаск, а Пентагон базирует свою информацию на сведениях, полученных от повстанцев. Перепутать могли и те и другие, а притом что степень недоверия между сторонами крайне высока, ситуация очень и очень опасна. Путин в своей речи в ООН поддел США и Францию по поводу низкой эффективности их усилий в Сирии, однако его собственная тактика сделала обстановку еще более непредсказуемой.

А как оценивать начало воздушных операций в Сирии на стороне правительства Асада с точки зрения стратегии?

По большому счету, это исторический момент. Россия вступает в конфликт внутри мусульманского мира, причем, на стороне одной из его ветвей. Исторически никому еще никогда не удавалось успешно справиться с такой миссией. Все это непредсказуемо меняет роль страны в регионе, поскольку, хочу напомнить, идея создания коалиции против Асада была в первую очередь арабской. Путин уверяет мир в том, что действия России в Сирии являются единственно легитимными, и публично продолжает апеллировать к Ялтинской системе, почившей еще в 2008 году (в связи с военным конфликтом между Россией и Грузией вокруг Абхазии и Южной Осетии). Однако своими действиями — в отличие от риторики — он вбивает гвозди в ее гроб. Москва в своей внешней политике стала действовать методами Запада, которые так долго и яростно критиковала. С точки зрения пиара Путин худо-бедно справляется со своими обязанностями, задумывая для своего народа маленькую победоносную войну как лекарство от афганского синдрома. Но думаю, Кремль не просчитал последствий вторжения в арабский мир. Их пока никто не просчитал. Интересно было бы поговорить на эту тему с Евгением Примаковым, но увы...

* «Исламское государство», или ИГ, и «Аль-Каида» — группировки, запрещенные в России как террористические.

Фото: Firas Khalife/Anadolu Agency


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.