Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Скандал

#Только на сайте

#Скандал

#Суд

Коми: зачистка

28.09.2015 | Алексей Кувшинов | №31 (380) 28.09.15

21 сентября Басманный суд Москвы арестовал до 18 ноября губернатора Коми Вячеслава Гайзера и еще 14 человек из руководства республики
До ареста Гайзер считался одним из самых успешных глав российских регионов, теперь телеканалы преподносят его как опаснейшего преступника. The New Times попытался понять казус Гайзера, губернатора без высоких покровителей, который, похоже, стал первой жертвой в широкой антикоррупционной кампании накануне федеральных выборов

14-490-01.jpg
Получая благодарность от Дмитрия Медведева, Вячеслав Гайзер и подумать не мог, что окажется за решеткой, Москва, 20 сентября 2015 года

Арест ключевых фигур в руководстве Коми стал громом среди ясного неба в российской внутренней политике. Злодей-губернатор Гайзер вдруг ворвался в привычную телеповестку — о нем на неделе рассказывали не реже, чем о Сирии, и чаще, чем о бедах Донбасса.

Следователи открыто говорят — регионом 10 лет руководила банда, «организованное преступное сообщество», занимавшееся расхищением бюджетных денег. Вместе с губернатором были арестованы его зам Алексей Чернов, заместитель председателя правительства республики Константин Ромаданов и спикер Госсовета Коми Игорь Ковзель (всего по делу проходит 19 человек, и силовики не исключают расширения списка). 25 сентября появились сообщения о задержании мэра Сыктывкара Ивана Поздеева — на него дал показания один из подозреваемых по «делу Гайзера». А на губернатора завели еще одно дело — по факту легализации похищенных денежных средств. При этом «организованное преступное сообщество Гайзера» год назад без препятствий со стороны Кремля и силовиков выиграло губернаторские выборы, а в этом году обеспечило победу «Единой России» на выборах в Госсовет республики.
14-cit-01.jpg
Откуда Гайзер?

Вячеслав Гайзер не был аутсайдером в губернаторском корпусе. Глава Коми — региона сложного, но республики-донора с нефтегазодобывающими предприятиями — стабильно входил в десятку самых успешных руководителей ежегодного рейтинга губернаторов прокремлевского Фонда развития гражданского общества, иногда обгоняя, например, Сергея Собянина и Рамзана Кадырова. Его портрет местные жители и политологи рисуют так: технократ, успешный экономист, достаточно открытый человек. «Домашний, спокойный», — перечисляет его качества издатель портала «7х7» Леонид Зильберг. Выборы Гайзер никогда не проваливал (сам получил в прошлом году в губернаторской кампании 79%, «Единая Россия» в этом году — 58%).

«Гайзер был одним из образцовых губернаторов: регион не выходил в федеральную повестку, глава не утомлял центр своими инициативами. Выборы в республике проходили спокойно. Рейтинг у Вячеслава Гайзера был высоким, но не зашкаливающим», — перечисляет политолог Михаил Виноградов.

В выходной день — субботу 19 сентября — оказалось, что республикой 5 лет руководил глава организованного преступного сообщества. Причем ОПС, по версии следствия, начала работать десять лет назад, когда Вячеслав Гайзер был еще министром финансов региона.

Жизнь в республике после громких арестов не изменилась: даже на следующий день после задержаний сыктывкарцы не обсуждали громкую тему в общественном транспорте, подавленности на их лицах заметно не было. Местное ТВ событий вокруг губернатора тоже «не заметило» — заглавным сюжетом теленовостей в воскресенье были известия о небывалом урожае шишек в лесах Коми. «Слухи о махинациях чиновников часто возникали — то о передаче гостиниц от государства частникам, а потом обратно, то о хлебозаводе, то о птицефабрике. С губернатором это как-то не связывалось, теперь знаем», — без особых эмоций говорит молодой человек в очках, представившийся Романом, похожий на офис-менеджера. Массовых акций ни в поддержку Гайзера, ни против него в республике не проходило.

По словам политолога Михаила Виноградова, существуют «разные объяснения произошедшего в республике». «Первая — нефтяная: за влияние в регионе борются «Роснефть» и «Лукойл». По второму — борьба идет за бюджеты регионов-доноров», — заявляет эксперт. Михаил Виноградов считает вероятной и «версию общественного резонанса». «Пока сохраняется интрига — кому адресовано это послание: элитам или обывателю. Если элитам, то федеральный центр демонстрирует усиление влияния силовых структур и уменьшение влияния губернаторов», — рассуждает политолог.

Дмитрий Несанелис, политолог и политтехнолог, работавший в республике, уверен, что кампания по арестам в Коми ориентирована именно на население. «Думаю, эта история — компенсаторный фактор, ведь Россия, ее руководство и граждане привыкли к впечатляющим успехам после Олимпиады, присоединения Крыма. А пока успехов на горизонте не видно, пространство необходимо заполнить таким ярким знаковым событием», — полагает он.

Есть и четвертая точка зрения, казалось бы, самая логичная — Кремль начал бороться с коррупцией на местах, причем начал с самых зарвавшихся и потерявших чувство стыда. Но тут сразу возникают вопросы — ОПС в Коми якобы работало десять лет, еще до назначения Гайзера руководителем республики. «Почему до этого правоохранительные органы не действовали?» — удивляется депутат Госдумы от КПРФ, представляющий регион, Андрей Андреев. Даже если дело против губернатора расследовалось несколько лет, то в прошлом году, когда Вячеслав Гайзер выходил на губернаторские выборы, уже должны были появиться сомнения касательно его назначения врио главы республики, а следом — и запрет баллотироваться. В этом году он возглавил список «Единой России» на местных выборах, в тройку входил также арестованный спикер Госсовета Коми Игорь Ковзель. Сразу после дня голосования республиканское руководство получило благодарность от лидера правящей партии премьер-министра Дмитрия Медведева.
14-490-02.jpg
Председатель Госсовета Коми Игорь Ковзель перед арестом выиграл выборы, Москва, 20 сентября 2015 года

14-490-03.jpg
Заместитель Гайзера Алексей Чернов, по версии следствия, один из лидеров ОПС, Москва, 20 сентября 2015 года

14-490-04.jpg
Мэр Сыктывкара Иван Поздеев — последняя пока жертва атаки на руководство республики, Сыктывкар, 26 мая 2015 года

«Крыша» течет

Но даже для демонстративного наказания губернатора надо было тщательно подобрать. Многие главы регионов имеют влиятельных знакомых в федеральном руководстве, либо заручились поддержкой со стороны крупных корпораций. Например, глава Свердловской области Евгений Куйвашев близок Сергею Собянину, челябинский губернатор Борис Дубровский — выходец с «Уралвагонзавода». Защитники могут сказать свое веское слово перед президентом.

Неискушенному телезрителю Вячеслав Гайзер может казаться большим начальником — каждый знает о почти безграничном влиянии своего губернатора в области. Однако в федеральных раскладах каким-то тяжеловесом, несмотря на высокие места в рейтингах прокремлевских фондов, Гайзер не являлся — не был вхож к Владимиру Путину, не имел явных покровителей среди близких президенту людей. В случае главы Коми силовикам было совершенно необязательно улаживать конфликт с его «кремлевской крышей», потому что таковой не было.

Покровители, вернее, покровитель у Гайзера все-таки был — бизнесмен Александр Зарубин, когда-то входивший в топ-менеджмент компании «Ренова». Сейчас Зарубин находится за границей, а силовики планируют объявить его в международный розыск. Считается, что именно в его пользу работала команда Гайзера, а до этого — губернатора Владимира Торлопова. Александра Зарубина можно назвать олигархом, но масштаб его интересов простирался в основном на один регион. Свое присутствие в Коми он обозначал должностью советника — сначала у Торлопова, потом у Гайзера. Покровительство со стороны такого олигарха средней руки играло губернатору скорее в минус.

«Влияния в Кремле у Зарубина очевидно сейчас не было», — уверен политолог Константин Калачев.
14-cit-02.jpg
Операция прикрытия

На фоне масштабных арестов в Коми на второй план ушли другие громкие дела, связанные с главами регионов. На прошлой неделе жена одного из фигурантов дела по избиению журналиста Олега Кашина, Даниила Веселова, рассказала «Коммерсанту», что ее муж встречался с губернатором Псковской области Андреем Турчаком. По словам Елены Веселовой, Турчак предложил ее супругу «побить» Кашина за оскорбительный комментарий в одной из социальных сетей. Она заявила, что есть и запись соответствующего разговора с Андреем Турчаком. Журналисты написали обращение к президенту и пикетировали Следственный комитет с требованиями допросить псковского губернатора. Ситуация на этом фронте накалилась до предела, о допросах по делу Кашина начали писать даже официальные информагентства. Андрея Турчака нельзя считать простым губернатором — он был назначен на пост главы области в 33 года, до этого состоял в руководстве «Молодой гвардии Единой России». Главный актив Турчака — его отец, человек из близкого окружения Владимира Путина. Еще один такой глава региона — Рамзан Кадыров, активно вступается за подозреваемых по делу об убийстве Бориса Немцова, уроженцев Чеченской Республики. Главе Чечни постепенно удается добиться своего — громких прорывов в деле нет. В середине сентября в республику вернулся замкомандира батальона «Север» Руслан Геремеев, которого опять же требовали допросить в нескольких петициях и обращениях. Произошедшее в Коми отвлекает внимание от «особенных» губернаторов.

Показательно, что публичных защитников у Вячеслава Гайзера не обнаружилось. Информация по делу подается в резко негативном контексте. Представитель Следственного комитета Владимир Маркин рассказывает о подробностях — как что тратилось, куда что уходило, — не только в новостях, но и в ток-шоу. На историях о банде в Коми антикоррупционная повестка может дотянуть до зимы, что и требуется власти перед выборами в Госдуму.

Политолог Константин Калачев полагает, что вслед за «делом Гайзера» последуют другие истории о коррупции, самоуправстве и злоупотреблениях чиновников. «Спрут» по-русски только начинается. Значит, будут и новые фигуранты дела, и новые обстоятельства, и новые доказательства, и новые процессы. По всем законам жанра тянет на сериал, а сериалы быстро не заканчиваются», — прогнозирует эксперт.

Если верной окажется «предвыборная версия» внезапного разгрома в Коми, значит, в зоне риска практически все руководители регионов, у которых нет особых отношений с президентом или людьми из его близкого окружения. Это что-то вроде древнеримской децимации, когда за проступок подразделения казнили каждого десятого солдата, не разбираясь, виноват ли в чем-то лично он. Мера по природе своей вполне террористическая, призванная запугать местные элиты. И уже можно начинать бояться. Любой губернатор знает: если сверху будет дана команда, за ним обязательно найдутся какие-нибудь грешки, в сумме дающие резонансное уголовное дело. И значит, станет всеми доступными средствами демонстрировать гиперлояльность, в надежде избежать попадания в предвыборный список разоблаченных коррупционеров. А телезритель — он же избиратель — получит увлекательное шоу о сверхэффективной борьбе с ненавистными казнокрадами на местах.


Фото: ВЯЧЕСЛАВ ПРОКОФЬЕВ/ТАСС, АЛЕКСАНДР ЩЕРБАК/ТАСС, komiinform.ru


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.