Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Горячее

#Суд и тюрьма

«Что такое модернизация — осталось непонятно»

16.11.2009 | Докучаев Дмитрий | №41 от 16.11.09

О Послании президента Федеральному собранию

«Чижика съел»
. То, что президент будет говорить о модернизации, — ждали. Хотелось понять, что будет после слов. За консультацией The New Times обратился к известному экономисту Сергею Алексашенко, имеющему большой опыт работы и на госслужбе, и в частном бизнесе, и в науке, — с ним вместе и смотрели Послание президента Федеральному собранию


Сергей Алексашенко: Что я хотел бы услышать в послании? Первое: никакая экономическая модернизация без политических реформ невозможна. Второе: ключевой элемент для модернизации — это конкуренция. Третье: каковы цели модернизации?

О стране

Дмитрий Медведев: «Нас объединяет понимание того, что перемены необходимы и что только от нас самих зависит, какой будет Россия для наших детей и внуков».
С.А.: Хоть внукам что-то обломится — нам-то уж точно ничего не светит.

О последствиях кризиса

«Надо оказывать адресную поддержку людям, в том числе и в переезде в другую местность, помогать им в открытии собственного бизнеса».
С.А.: Людей очень тяжело заставить пере­ехать. Нужно создать условия: предоставить дешевый ипотечный кредит, создать рабочие места. С места может двинуться молодежь, которая едет учиться. А вот так — взять город и куда-то его переселить — это иллюзия.
«В дальнейшем мы будем помогать только тем, у кого есть четкие планы повышения эффективности и реализации высокотехнологичных проектов. Неэффективные предприятия должны пройти процедуру финансового оздоровления или уйти с рынка».
С.А.: Интересное заявление... Хочется верить, что хотя бы одно неэффективное предприятие, принадлежащее государству, будет обанкрочено.
«Считаю, что в целом правительство и Цент­ральный банк, региональные власти при поддержке законодателей всех уровней смогли стабилизировать ситуацию в экономике и социальной сфере». 
С.А.: Прошла весна, настало лето — спасибо партии (ну и правительству) за это!

О модернизации

«Мы должны начать модернизацию и технологическое обновление всей производственной сферы. По моему убеждению, это вопрос выживания нашей страны в современном мире».
С.А.: Интересно, кто это «мы»: президент России лично, власть в целом или народ? Кто кому чего должен?
«У нас есть все возможности сделать так, чтобы население нашей страны не уменьшалось, а росло».
С.А.: В демографии ничего нельзя повернуть: там тренды заданы на десятилетия вперед. Как можно сделать так, чтобы население росло? Кроликов разводить?
«Нам нужно не только наращивать добычу полезных ископаемых, но и добиваться лидерства во внедрении инноваций — как в традиционной, так и в альтернативной энергетике».
С.А.: Весь мир занимается альтернативной энергетикой уже лет 20–25. Другие страны вложили сотни миллиардов долларов в эти программы. Мы все проспали. А теперь вдруг станем лидерами? Когда человек ставит не­адекватные задачи, это значит, что он не очень хорошо понимает, о чем говорит.
«Вопиющим фактом, примером неэффективного использования энергоресурсов остается сжигание попутного газа...»
С.А.: Я думал, что он скажет: обеспечиваем свободный доступ к газопроводам для всех независимых производителей. Постановление об этом полгода лежит на столе у Путина, всеми завизированное. Нет бы вызвать премьера на сцену, чтобы он при всех его подписал...
«Ядерные разработки будут активно применяться для производства водородного топ­лива, а также для создания двигательной установки, способной обеспечить полеты даже на другие планеты...»
С.А.: Это, конечно, для нас сейчас самое главное — водородное топливо для полета на другие планеты. Просто все собрались и улетели на Марс!
«Нужно рассмотреть возможность сокращения количества часовых поясов...»
С.А.: Сократить количество часовых поясов — это управленчески правильное решение: можно сократить их количество с 11 хотя бы до 6–7.

О науке и инновациях

«Поручаю правительству в двухмесячный срок подготовить предложение по введению нового порядка согласования разрешительной документации для начала инвестиционных проектов. Результатом этой работы должно стать кратное сокращение сроков начала их реализации...»
С.А.: Задача правильная, но в условиях нашей бюрократии сопоставимая по сложности с очисткой авгиевых конюшен.

О коррупции

«Одними посадками дело не решить. Но сажать надо!»
С.А.: Кого? Когда? На сколько?

О политической системе

«Политические партии, которые сегодня действуют в нашей стране, прошли испытание временем/.../ Их программы отражают весь спектр существующих в обществе политических взглядов...»
С.А.: Вот так: других взглядов в обществе не существует, только те, что в наших партиях!
«Поручаю правительству совместно с Цент­ральной избирательной комиссией и органами власти субъектов нашей страны подготовить программу ускоренного технического переоснащения избирательной системы...»
С.А.: В неявной форме президент признал, что на выборах 11 октября имели место фальсификация и неадекватный подсчет голосов. Поэтому надо модернизировать систему так, чтобы вообще нельзя было никаких концов найти.

О вооруженных силах

«В следующем году необходимо поставить в войска более 30 баллистических ракет наземного и морского базирования, 5 ракетных комплексов «Искандер», около 300 единиц современной бронетехники, 30 вертолетов, 28 боевых самолетов...»
С.А.: Какие смешные цифры — 30 вертолетов, 28 самолетов... Мне кажется, мы в Венесуэлу больше продаем, чем себе закупаем. Просто позор...

О внешней политике

«Поручаю правительству до конца текущего года разработать четкий критерий оценки результатов внешнеполитической деятельности для решения задач модернизации и технологического прорыва».
С.А.: То есть главные дипломатические отношения нам нужно выстраивать с Кипром, потому что это наш основной инвестор и крупнейший офшор для российских капиталов.

В сухом остатке

С.А.: Все по Салтыкову-Щедрину: «чижика съел». Послания ждали, и это были, конечно, завышенные ожидания, разогретые дискуссией вокруг статьи «Россия, вперед!» А президент не сказал принципиально ничего нового. Что такое модернизация, куда и как мы будем двигаться — непонятно.
Основной сигнал этого послания для меня очевиден: ребята, мы живем нормально, правительство победило кризис, и ничего принципиально в стране меняться не будет. Да, есть пять направлений модернизации— будем как-то с ними работать. А в принципе жизнь в стране какой была, такой и останется.
Короче: Россия, вперед, но только медленно, с оглядкой, со скрипом. Собственно, тому свидетельство и выражение лица Путина во время выступления Медведева: абсолютно отстраненное, словно говорящее: «Как мне все это надоело». Ну и в речи президента — минимум конкретных решений. Чуть что — «я поручаю правительству», «правительство должно решить», «пусть правительство сделает». То есть президент посылает сигнал: проблемы есть, но не царское это дело ими заниматься. А все конкретные решения принимает правительство. После этого становится совершенно понятно, что центр власти не в Кремле, а в Белом доме.

Мы сами выбрали свой путь, наши отцы и деды тогда победили. Теперь должны победить мы. Россия, вперед!

Звучит гимн Советского Союза. Президент быстрым шагом уходит за кулисы. Все встают.


Впервые президент страны в Послании Федеральному собранию заговорил о благотворительности. «Поправки в законодательство будут направлены на упрощение работы тем некоммерческим организациям, которые ведут благотворительную деятельность и помогают социально незащищенным гражданам, — пообещал Медведев. — Будет введен институт социально ориентированных некоммерческих организаций. Те, кто получит соответствующий статус, смогут рассчитывать на прямую поддержку государства». «Полностью поддерживаю налоговые льготы для благотворительных организаций, которые, по словам Медведева, будут распространяться на организации, занимающиеся как взрослыми инвалидами, так и детьми, сиротами», — сказала в интервью The New Times доктор Елизавета Глинка, известная в интернете просто как доктор Лиза: она помогает смертельно больным, инвалидам, бездомным. 
«Не должно существовать никаких возрастных ограничений — в беде все равны, — считает Глинка. — Сейчас очень неудобно платить налоги. Например, мы помогаем инвалидам в Нижегородской области, посылаем туда гуманитарную помощь, а после и инвалиды, и мы должны делать отчисления в казну. Куда это годится?» Что касается института социально ориентированных некоммерческих организаций, то здесь, по словам доктора Лизы, возникает много вопросов. «Кто достоин этого статуса, а кто нет? Каким образом государство будет решать, кому рассчитывать на поддержку, а кому обходиться своими ресурсами? — спрашивает доктор Лиза. — И потом, как эта поддержка будет осуществляться? Если государство будет замещать собой благотворительные организации, размещая на их базе свои активы, то обязательно появится коррупция. Благотворительным фондам нужно помогать конкретно, например, выделять помещения, которые мало кто может себе позволить. Фонды не должны растворяться в государстве, иначе само понятие «благотворительность» исчезнет».

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.