Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Кризис

#Только на сайте

#Сирия

Сирийская воронка

01.10.2015 | Борис Юнанов , Алексей Аликин | №30 (379) 21.09.15

Сразу шесть десантных кораблей ВМФ РФ в Восточном Средиземноморье, налаженный воздушный мост, по которому российские «Русланы» доставляют в сирийскую Латакию якобы «гуманитарную помощь», — многие международные наблюдатели уверены в готовности Кремля поддержать тонущий режим Башара Асада с помощью «зеленых человечков» и тяжелого вооружения. Что происходит и чего ждать — выяснял The New Times
14-490-01.jpg
Zoom.jpg

В 7 км к северу от города Латакия (столица одноименной сирийской провинции на Средиземноморском побережье. — NT) есть живописное место на морском побережье, называется оно на французский манер — Лазурный Берег, Cote d'Azure. Местные жители и туристы всегда любили здесь гулять, купаться и загорать, несмотря на соседство базы сирийских ВМС. Но в начале сентября здесь появилось несколько КПП с солдатами сирийской армии — Лазурный Берег оказался внутри так называемой «запретной зоны». Патрули сил безопасности без всяких объяснений останавливают и заворачивают назад любого, кто пытается сюда проникнуть. «Как удалось узнать, на этой базе вблизи Лазурного Берега сейчас размещен российский военный персонал», — сообщает портал Syriadirect.org со ссылкой на работающего в Латакии журналиста Салима Аль-Амара. И это не единственное место дислокации наших военспецов. Например, для них построены сборные дома в Хумаймиме, возле аэропорта им. Басиля Асада* * Аэропорт Латакии назван в честь скончавшегося в 1994 году старшего сына экс-президента Сирии Хафеза Асада. Именно Басиль считался официальным преемником своего отца на посту главы государства.  — это место хорошо известно фруктовыми садами и рощами. Причем, по оценкам местных активистов, таких домов в Хумаймиме уже около тысячи.

Три звонка

5 сентября главе МИД РФ Сергею Лаврову позвонил госсекретарь США Джон Керри: США, сказал он, озабочены сообщениями об усилении российского военного присутствия в Сирии. Лавров поспешил успокоить коллегу: российские военспецы находятся там с давних пор, и это неудивительно — текущие контракты по поставкам вооружений подразумевают присутствие инструкторов. А сами поставки никак не нарушают международного права.

9 сентября раздался второй звонок от Керри: военная поддержка Асада не поможет решению сирийского вопроса, напротив, только усугубит ситуацию. Но Лавров непреклонен: Россия ничего не нарушает, ее главная озабоченность — головорезы из «Исламского государства»*, которое угрожает и России, и Западу.

К тому времени на столе у Керри уже были данные спутниковой разведки: в Латакии полным ходом идет реконструкция местного гражданского аэропорта и расширение взлетно-посадочной полосы (плюс строительство двух вертолетных площадок) на базе сирийских ВВС в Хумаймиме, возле Латакии. К тому же явно шли ремонтные работы и на базе сирийских ВМС. Казалось бы: ну ремонт, русские помогли давним союзникам. Но у Керри на столе были и более очевидные доказательства того, что это не просто ремонт. 8 сентября в акватории между Кипром и Сирией начались учения постоянного оперативного соединения кораблей ВМФ РФ в Средиземном море: 11 кораблей, из них 6 больших десантных. При этом русские закрыли небо над районом учений, выпустив специальное оповещение (NOTAM) для пилотов гражданских лайнеров «об ограничениях до эшелона 660», что в переводе на доступный язык означает: ниже 20-километровой высоты вы тут лучше не летайте, а то мало ли что… Любой политик в здравом уме задастся при этом вопросом: что там у них на борту?

Одновременно пошли сообщения об участившихся полетах российских дальних транспортников Ан-124 («Руслан») до берегов Сирии. Гуманитарную помощь начали вдруг поставлять столь интенсивно, что, когда Украина, Греция и Болгария по настоянию США закрыли воздушные коридоры для «русланов», тут же был найден альтернативный маршрут — через Иран и Ирак.

15 сентября в кабинете у Лаврова раздается третий звонок от Керри: «Соединенные Штаты считают, что необходимо найти решение сирийского конфликта через политическую передачу власти от президента Асада». Госсекретарь, похоже, не знал, что сам Асад только что дал интервью «ведущим российским СМИ» (а на российском чиновничьем новоязе под «ведущими» подразумеваются в основном государственные), и в этом интервью он без обиняков заявил: политическое решение, то есть вопрос о власти в Сирии, возможно только после того, как будет одержана победа над террористами. А победить их Асад надеется, конечно же, с российской помощью. А помощь идет. За день до публикации асадовского «интервью», 14 сентября, президент Путин заявил в Душанбе: Россия оказывала и будет оказывать поддержку Асаду в борьбе с боевиками ИГ*, которые «уже замахиваются на Мекку, Медину, Иерусалим». Вопросы есть?

Когда NT поинтересовался у руководителя департамента печати и информации МИД РФ Марии Захаровой, есть ли какие-то подвижки в российской позиции по Сирии по итогам трех раундов телефонных переговоров Лавров — Керри, она без колебаний отослала к душанбинским заявлениям Путина: «Там все четко, на одной странице».

Против кого дружим?

Груз, перевозимый на бортах «русланов» и десантных судов, не случайно вызывает сомнения. Хотя Минобороны РФ отчитывается о поставках одеял, еды и других предметов первой необходимости, из самой Сирии приходят сведения о появлении российских солдат, танков и артиллерии.

Например, Салим Аль-Амар в латакийском аэропорту им. Басиля Асада пока не увидел гуманитарной помощи, зато разглядел нечто иное: «Постоянно приземляются российские транспортные самолеты, которые выгружают людей в военной форме — часть из них затем отвозят в Хумаймим (то самое место с фруктовыми рощами), другую — в Тартус», а там, как известно, расположен, согласно терминологии российского Минобороны, «пункт материально-технического обеспечения ВМФ РФ», то есть российская база.

Впрочем, свидетельств того, что эти люди участвуют в каких-то боестолкновениях на территории Сирии, нет, подчеркивает журналист. Скорее всего, задача пока в другом: помочь силам Асада инвентаризовать и освоить поставляемое оружие и военное снаряжение. А в том, что поставляемые по морю и по воздуху грузы носят военный характер, Аль-Амар не сомневается: «Когда в порт Латакии заходит российский корабль, сирийские силы безопасности моментально блокируют все подъездные пути, разгрузка коммерческих грузов в порту моментально прекращается, рабочих и торговцев, выпроваживают вон».

С начала сентября на помощь Асаду, по данным из разных источников, Москва предположительно перебросила около 200 морских пехотинцев, не менее 14 бронетранспортеров БТР-82А, семь новейших танков Т-90, модернизированные зенитные ракетно-пушечные комплексы (ЗРПК) «Панцирь-С1». Правда, с «Панцирями», по сути средствами ПВО, выходит «загогулина»: эти ЗРПК предназначены в основном для перехвата быстролетящих целей, которых явно нет в арсенале джихадистов из ИГ*, напоминает в разговоре с NT военный аналитик Александр Гольц. «Если слухи (о поставках «Панцирей». — NT) подтвердятся, станет непонятно, против кого Россия собирается дружить с Асадом — против ИГ* или все же США», — задается вопросом собеседник журнала.

14-490-02.jpg
С начала сентября российские дальние транспортники АН-124 «Руслан» совершили в Латакию, по разным данным, до двух десятков рейсов с якобы гуманитарным грузом

Опасные маневры

Несмотря на присутствие мощной оперативной группировки российского флота в Средиземном море, в прессе уже циркулируют слухи об отправке к сирийским берегам тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» и эскадры из пяти боевых кораблей с крылатыми ракетами на борту. «Маневры у берегов Сирии — это демонстрация флага, должна показывать готовность России в случае необходимости провести боевую операцию», — полагает эксперт. По его словам, порт в Тартусе постоянно принимает большие десантные корабли, легко вмещающие батальон морской пехоты. Впрочем, оговаривается эксперт, «если слухи о батальоне и подтвердятся, то не стоит забывать: таких сил достаточно для охраны военных объектов, но никак не для наземных операций».

С операциями воздушными — иначе. В преддверии речи Владимира Путина на Генассамблее ООН, где он, как ожидается, призовет к созданию новой, более широкой коалиции в борьбе против ИГ*, Россия ради усиления пропагандистского эффекта может нанести авиаудар по позициям исламистов либо с территории Ирана, либо с уже упомянутой авиабазы Хумаймим. После потери правительственными войсками стратегически важной авиабазы в Идлибе, Хумаймим стала одним из последних оплотов асадовских лоялистов. Российские спецы, по всей видимости, создают вокруг базы многослойную систему обороны: на ее подступах развернуты расчеты с артиллерийскими орудиями, также возводятся дополнительные укрепления.

«Есть также версия, что Россия создает «военный хаб» — перевалочный пункт для различных видов вооружений, которые будут передаваться Асаду», — поделился с журналом Гольц.

А журналист Салим Аль-Амар тем временем свидетельствует: «В центральных районах Латакии русских замечаешь все чаще — как в военной форме, так и в гражданской одежде. Раньше их в таких количествах не было, и это уже начинает привлекать внимание местных жителей».

Наихудший сценарий — если силы, которые Москва стягивает в Латакии и у сирийского побережья, будут вовлечены в кровавую гражданскую войну, которая за четыре года унесла жизни не менее 250 тыс. человек. «Когда президент США Джон Кеннеди посылал военных во Вьетнам, никто не предполагал, какой мясорубкой все это закончится, — напоминает Гольц. — В таких конфликтах не исключена эскалация: сначала отправляют военных советников, затем батальон морской пехоты для их защиты, а потом вынуждены слать войска, потому что морские пехотинцы-де столкнулись с превосходящими силами противника». В итоге армию и страну засасывает в чудовищную воронку шириной в годы.

* Группировка «Исламское государство», или ИГ, и «Аль-Каида» запрещены в России как террористические организации.


Фото: AFP PHOTO/HO/SANA


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.