Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Интервью

#Только на сайте

#Кризис

#Сирия

#Интервью

«Пока есть Асад, будет и ИГ*»

21.09.2015 | Борис Юнанов | №30 (379) 21.09.15

Почему именно Латакия стала головной болью Дамаска и Москвы и можно ли с российской военной помощью одолеть «Исламское государство»* — The New Times разъяснил лидер сирийского оппозиционного движения Syria Peace Movement Мухаммад Аднан
18-490-02.jpg
Примерно в середине августа отряды Свободной армии Сирии (САС) перехватили тактическую инициативу у правительственных войск в провинции Латакия, а буквально неделю назад им удалось взять под контроль несколько населенных пунктов вблизи города Латакия — административного центра провинции. Нужно иметь в виду, что в провинции дислоцирована 20-тысячная группировка правительственных войск плюс еще примерно 8–10 тыс. добровольцев из «национальной бригады» — проправительственного алавитского ополчения. Даже в Дамаске у Асада меньше солдат.

Почему такое значение Асад придает Латакии?

Вам же известно, что Сирией управляет алавитское меньшинство. В Латакии алавиты занимают практически все руководящие, управленческие позиции. Режим рассматривает этот регион как одну из своих опор. Падет Латакия — падет и клан Асадов.

Алавиты — дело тонкое

Есть версия, что Россия наращивает военное присутствие в Латакии с дальним прицелом — помочь Асаду создать там автономный алавитский анклав в случае перехода Дамаска под контроль исламистов.

Это ерунда. Алавиты представляют лишь 35 % населения Латакии, и более 50 % от этого числа — против создания некоего алавитского государства, мы неоднократно проводили замеры общественного мнения. К тому же наивно думать, что все алавиты — за Асада. Я сам уроженец Латакии, хотя и суннит, и я лично знаю многих алавитов, кто против режима.

Тогда в чем состоит задача российских военных?

Дополнительными поставками вооружений помочь Асаду остановить наступление Свободной армии Сирии — это раз. Усилить охрану своей военно-морской базы в Тартусе — это два. Взять под контроль основные воздушные гавани в Латакии — три. У самого Асада для этого нет уже ни сил, ни средств. Аэропорт в Латакии уже находится под российской охраной. Мне звонили на днях друзья оттуда и рассказали: САС бомбила аэропорт, в результате погибли несколько российских военных.

Сколько сейчас у Асада народа под ружьем?

Примерно 30 тыс. солдат регулярных войск плюс 50 тыс. ополченцев. Рекрутов набирают с трудом, охотников мало. Заманивают деньгами — платят всем по 20 тыс. сирийских фунтов ($10. — NT) в месяц. Не удивляйтесь, в сегодняшней Сирии это приличные деньги.

Кто создал пугало

Башар Асад только что в интервью российским СМИ сказал: «Мы — единственная сила, которая сражается с ИГ* на земле».

Асад лжет. Ему сейчас выгодно создавать себе в глазах Запада такой имидж: либо я, либо ИГ* (Аднан использует аббревиатуру DAESH. — NT). На самом деле его армия ни минуты не сражалась с ИГ*. Ни минуты! Все города, которые захватили боевики ИГ*, — Ракка, Дайр-эз-Заур, Пальмира — армия Асада отдала без боя. За сутки до того, как исламисты захватили аэропорт в Дайр-эз-Заур, офицеры-алавиты из тамошнего гарнизона эвакуировались на вертолетах, остались только солдаты-сунниты, которых боевики всех убили. Пальмиру оставили за два дня до того, как туда вошли боевики ИГ*. Там самая большая в Сирии тюрьма с политзаключенными была — всех их эвакуировали тоже, чтобы не оставить следов отступления. При этом все военные склады оставили. И в других городах то же самое — все оружие оставили исламистам.

Зачем?

А затем, что это изначально была идея силовиков в Дамаске: создать такую суперортодоксальную организацию, пугало, на фоне которого режим Асада в глазах всего мира казался бы светочем цивилизованности.

Вы можете назвать имена этих силовиков?

Конечно. Это Асеф Шавкат, бывший замначальника сирийского генштаба, зять Асада, — он погиб во время теракта в Дамаске в 2012 году, и Али Мамлюк, глава сирийской разведки. В 2011 году, когда в Сирии только начиналась гражданская война, они освободили из тюрем несколько тысяч боевиков-исламистов, арестованных после возвращения из Ирака, где те воевали с американцами. Всех потом собрали на двух военных базах и сказали им: скоро сюда придут крестоносцы и убьют всех — и вас, и нас. Поэтому в ваших интересах убивать тех, кто готовит приход крестоносцев. Алавит Асад постоянно был на связи с бывшим иракским премьером шиитом Аль-Малики — тот поддержал идею использовать джихадистов в политических целях. За спинами обоих стоял их главный союзник — Иран. В июне 2014 года 200 боевиков ИГ* взяли без боя второй по величине город Ирака — Мосул, который обороняли три иракских дивизии. Вы верите в такое?

Вы хотите сказать, что иракские войска целенаправленно отошли, оставив полмиллиарда долларов в тамошних банках, которые перекочевали в карманы исламистов?

Ну а почему в Сирии исламистам оставляют военные склады? Чтобы им было чем стрелять. Чтобы они существовали и дальше — пока это нужно тем, кто их создал. Поэтому пока есть Башар Асад, будет и ИГ*. Просто мало кто в мире это понимает.

Сейчас Москва видит, что силы Асада слабеют, и опасается, что Асад исчезнет раньше, чем ИГ*. Но вместо того чтобы помочь нам избавиться от Асада и тем самым решить проблему ИГ*, Россия, напротив, наращивает поддержку Дамаску. И тем самым совершает большую ошибку.
18-490.jpg
* Группировка «Исламское государство», или ИГ, запрещена в России как террористическая организация.


Фото: AFP Photo/Delil Souleiman



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.