Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Выборы

Кострома: у кого власть, тот и прав

14.09.2015 | Александрина Елагина

Как одна из самых интересных выборных кампаний последних лет превратилась в скучную уездную постановку
K-490-02.jpg
Утро. Подготовка


У кого власть, тот и прав. В 8 утра прав охранник городской думы, где расположилась территориальная избирательная комиссия (ТИК) городского округа Костромской области. Пускать внутрь никого он не собирается — «без особого распоряжения», до которого дозвониться не может. На все заявления, что его действия нарушают закон «О выборах» мужчина отвечает:

— Во всем должен быть порядок.

На заднем дворе горадминистрации строится ОМОН. Сверху печально взирает на мир памятник Юрия Долгорукого — основателя Костромы.

— Вы знаете, у меня сейчас там работает аппарат. Им нужно собрать сведения об открытии участков, о количестве наблюдателей. Вы видели, какое там помещение? Тесное, душное. Пожалейте девушек, пускай работают. — наконец выходит Василий Долгий, предселатель ТИКа.

Допустить в комнату члена территориальной избирательной комиссии с правом совещательного голоса? Нет. Решить вопрос с охраной? Вы пройдете в здание только с моего разрешения.

На центральной — Сусанинской площади строится полиция. 602 костромских избирательных участка начали свою работу.

На УИК-200 приезжает мобильная группа наблюдателей ПАРНАСа. Внутри на участке сидит юноша в белой толстовке — он проводит соцопрос для компании EDIA.

— Вот моя лавочка у двери, мои два квадратных метра! — оправдывается он, но наблюдатели все равно выставляют его с участка — по закону не положено.

— Хрен парнасовский приехал тут, командует! — возмущается на крыльце Тимофей Рытов. Он растягивает слова так, как будто читает рэп. — вел бы себя по-человечески! Я-то постою на солнышке, покайфую. Спасибо, РПР!

Тимофей учится в КГУ им. Некрасова на «экономической безопасности» — пошел на опросы, чтобы сдать статистику. Мечтает работать в ФСБ. На жизнь у него четкий план: университет, армия, госслужба. Он родился, вырос и планирует остаться в Костроме. Голосовать он пойдет вечером — за кого, не знает:

— Я этих людей не видел, ни с кем из них не общался, кроме Жириновского. А я не могу голосовать за человека, если не знаю его личность. На встречи с избирателями не ходил — некогда было, работал.

Утром на участках многолюдно. Особенно на УИК 175 — за бюллетенями очередь в тридцать человек.

— Очень медленно обслуживают. — говорит женщина из очереди. Остальные просто игнорируют вопросы. Двое парней с георгиевскими ленточками снимают все на камеры. Председатель комиссии бегает в панике и шипит: «Сейчас, по-моему, мы все прекратим вообще».

Здесь массово голосуют сотрудники второй городской больницы и сизо. Медсестры стоят в зеленой форме и тапочках. Все внесены в основные списки — всего 305 человек. Наблюдатели сидят спокойно — ничто не вызывает подозрений. Возмущается только один.

— Ручеек этот с самого утра идет и идет. Ничего не видно в такой толпе, сколько у кого бюллетеней. Тут должны голосовать те, кто работает. А остальные по месту жительства. Но больница-то далеко! Как такое может быть? — вопрошает Владимир Кривошеин. — тут явно нарушение, но какое именно?

В прозрачных урнах сверху лежат бюллетени с галочкой за «Единую Россию». Явка на 10 утра составила 3,5%, а к 12 резко поднялась до 14,65%. Голосование продолжается. Люди жалуются на отсутствие буфета и концертной программы.
K-490-04.jpg
День. Все, что тебя касается

На Сусанинской площали выступает местная молодежная группа. Солист в галстуке-бабочке решает вместо песен группы «Звери» спеть собственную: «Я буду говорить, как ты прекрасна и хороша, а после выборов бардак». Зрители угрюмо сидят на пластиковых стульях. И только плохо и грязно одетый мужчина танцует, широко расставив руки.

Председатель избирательной комиссии Костромы Михаил Барабанов рассказывает журналистам про «урожай»:

— До нас доходят сведения про нарушения. Например, два человека зашли вместе в кабинку. Оказалось, что один слабовидящий. Ну что в этом такого?

На участке 199 удалили двух наблюдателей — от «Яблока» и КПРФ. Потом решение отменили «сверху» — «удаление — чрезмерные меры». Больше, по словам председателя избиркома, нарушений нет.

— Есть мелкие, которые связаны больше с правовой неграмотностью председателей избирательных комиссий, — рассказывает Леонид Волков, руководитель штаба РПР-ПАРНАС в Костроме, — они не систематические, быстро решались по звонку в руководство избирательной комиссии. А потом начались проблемы.

В штабе ПАРНАСа развернут кол-центр — наблюдатели от партии присутствуют на 420 областных уиках. Звонят, чтобы проконсультироваться по тому или иному правовому вопросу, или сообщить о нарушениях. На 13.00 на «ленте нарушений» парнасовских наблюдателей было уже больше 120 сообщений.

— Мы проанализировали их все, убрали из них мелкие и несущественные, — продолжает Волков. — и выявили два вида системных нарушений. Первое — поступают сообщения с ряда участков от наших наблюдателей, что председатели комиссий завышают явку. Хорошо известно по опыту предыдущих выборов, что симврлизипует такая ситуация: зачастую это сигнал к тому, что готовится вброс.

В штаб врываются двое мужчин. Один начинает кричать: «почему вы не хотите сказать, зачем ПАРНАС голоса покупает?!». Несколько человек загораживают им проход, а потом и вовсе аккуратно выпроваживают провокаторов.

— Второй и главный тип нарушений, который уже ярко проявился — «круизное» голосование. Организованные группы людей с открепительными удостоверениями перемещаются на машинах с участка на участок и голосуют несколько раз. В Костромской области было выдано около 1,5 тыс таких бумаг, то есть в среднем по 2-3 удостоверения на участок. Но мы видим, что распределение крайне неравномерно.

На большинство участков с открепительными никто не приходит, а на 12 участках — аншлаг. «Круизников» поймали — сфотографировали их лица и машины в Буе и Волгореченске.

— Организаторы такого голосования находятся в сговоре с председателями уиков, — подытоживает Волков, — потому что оно возможно только в том случае, если у человека не забирают открепительный лист при голосовании.

Якиманиха — спальный район в двадцати минутах от центра Костромы. Его можно вообразить в любом городе России. Панельные дома, бабушки в платках и коричневых плащах сидят на лавках. У подъездов налеплены листовки «Справедливой России», почти в каждом окне — плакат «Единой России».

В школе располагаются два участка — 195 и 197. По словам Ольги Орловой, наблюдателя от КПРФ, на 15.00 из 2472 избирателей проголосовало только 458. Комиссия скучает. Полицейский флиртует со своей коллегой, нежно щупая ее кобуру.

Лариса Смирнова, как и многие, пришла на участок с ребенком. Они буду голосовать за «Единую Россию» — «потому что нравится политика, все хорошо».

Из Якиманихи в центр ведет улица Ленина. Вдоль нее — частные и двухэтажные покосившееся дома с облупившейся краской. Мимо проезжает маршрутка с лозунгом ЕР: «ПАТРИОТИЗМ. СТАБИЛЬНОСТЬ. НАДЕЖНОСТЬ».
K-490-03.jpg
Вечер. Ставок больше нет

Возле офиса ПАРНАСа неустанно несут дежурство трое крепких парней. За углом в машине сидят еще несколько — на подхвате. Иногда ребята заходят в офис партии, чтобы побуянить, иногда — за кофе. Говорят, гуляют здесь, отдыхают. А обычно в свободное время спортом занимаются.

— Эй, Никитос, — что у нас самое популярное по спорту в Костроме? — обращается лысый к парню, стоящем на проходе в партию.

— Жим-проджект, — отвечает юноша лет двадцати двух в черной футболке с гербом России. На его руках набита непонятная надпись готическим шрифтом.

— Никита, ты националист? — Парень теряется.

— Я за Россию, потому что я русский.

— Почему ты считаешь, что люди здесь, в этой партии — не за Россию?

— Мне насрать на людей. Я сам за себя.

Говорят, платят за такие прогулки хорошо, их устраивает. Такие парни, как они — в спортивных штанах и кепках, с массивными плечами — не редкость. Вот точно такая же троица со скукой на лице наблюдает орду общественников и журналистов возле офиса «Открытой России»: по официальной версии, в полицию поступил звонок от женщины, которая просила о помощи внутри квартиры, где располагался координационный штаб для наблюдателей. Говорила, убивают. Правоохранительные органы действовали оперативно: сначала блокировали, затем вскрыли.

На радость всем появился Навальный. Сказал про ужас происходящего, нечестные выборы — все по программе. В своем репертуаре сработали и те, кто задавал ему вопросы: например, наняла ли партия жуликов и воров убийц, представляет ли партия Навального сатанистов и американцев.

Мимо полицейских, блокирующих вход в подъезд, снуют дети. Жители дома сидят на балконах, курят, пьют чай, наблюдают за происходящим.

— Мы посетили сегодня несколько участков, и я была удивлена сегодня, потому что видела на участках людей, в основном, старше 35 лет, — Мария Алехина, участница панк-группы Pussy Riot, приехала в Кострому в качестве наблюдателя. — вот когда мы вернулись около шести часов, увидели у дверей штаба людей в штатском, которые представились полицейскими и пытались всех выставить из подъезда.

Обыск помещения и активистов закончится через семь часов. Последние результаты экзит-поллов объявят раньше: «Единая Россия» — 54%, КПРФ — 19%, «Справедливая Россия» — 13%, ЛДПР — 7%, «Яблоко» — 2%, РПР-ПАРНАС — 2%.

«Я очень рад, что живу в области, где народ в очередной раз показал, что он умен, и не так, как думают о нем со стороны, — сказал Юрий Ситунов, председатель костромской общественной палаты. — агрессия, которая проявлялась, исходила особенно от этого ПАРНАСа. Нам сейчас важна надежность и стабильность».

На Октябрьской площади после объявления последних предварительных результатов начался «Антимайдан». Звучит Любэ, мужчины раскатывают огромный флаг России. Среди присутствующих — казаки, ветераны войн, представители организаций «Боевое братство» и «Ночные волки».

— Братья и сестры, я здесь вырос, женился, верстался в казаки. Здесь и умру. Но майдана на моей земле не будет! — говорит костромской атаман Илья Ефремов, — в Костроме родина двух царских династий, отсюда пошла российская государственность. И нас врагам не сломить!

И братья аплодируют и вторят ему: «Любо!». Развиваются флаги России и ДНР, звучит песня: «Нам нужна единая Россия — единая страна».

— Не даром у Касьянова прозвище «два процента», — говорит Александр Ионов, президент Антиглобалистского движения России. — Я приехал сегодня сюда, чтобы поддержать коллег в борьбе против либералов, которые сегодня здесь пытаются сделать революцию. Я должен предостеречь Кострому от таких выходок. Борис Немцов проявил себя хило, когда был депутатом в Ярославле, занимался только популяризацией российской оппозиции на внешнеполитической арене. Здесь будет то же самое. Мы пустим человека, который будет работать на благо другого государства.

Мероприятие завершает лекция о том, какие технологии применяет Америка через российских либералов, чтобы развалить Россию. Подробно рассказывается о цветных революциях и роли молодежи в этом. Мужчины внимательно разглядывают диаграммы на слайдах, хмурят брови.

Потихоньку все расходятся: холодно, да и понедельник все-таки впереди. На ленте нарушений демкоалиции выходят сообщения, что наблюдателей не пускают к подсчету бюллетеней. На УИК 175 — том самом, где массово голосовали врачи, обнаружен вброс 200 бюллетеней через «домашние» урны. При двух процентах ПАРНАС не получит и одного депутатского места в облдуме. Пария настаивает, согласно собственным посчетам, что набрала 6% — в основном, за счет города.

Но прав тот, у кого власть. Завтра все будет как обычно.

Фото: Алексей Антоненко


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.