Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Эксклюзив

#Только на сайте

Глава МИД Эстонии Марина Кальюранд: «Разговоры о нарушении прав русскоязычных идут из-за рубежа»

08.09.2015

Эстония выступает за ужесточение санкций в отношении РФ, но отгораживаться от соседа специальной стеной на границе, как об этом написал ряд СМИ, не будет, заявила глава МИДа балтийской страны Марина Кальюранд. Посол Эстонии в России в 2005–2008 годах, Кальюранд была назначена на должность главы МИДа в июле 2015 года, и уже успела стать одной из заметных фигур на европейской дипломатической сцене.
В эксклюзивном интервью The New Times она рассказала, почему без колебаний снова бы поехала в Москву, а Нарва никогда не станет Донецком


MK-490.jpg
Когда Эстония вступала в Евросоюз многие сомневались: а правильно мы делаем? Мол, только вышли из одного союза и сразу — в другой, раньше давали команды из Москвы, теперь будут давать из Брюсселя. И ведь поддержка эстонского населения в вопросе вступления в ЕС была сравнительно скромная: только 67% проголосовали «за». Но сейчас очевидно насколько изменился мир для эстонцев: границ больше нет, мы — европейцы, можем не только поехать в турпоездку, куда захотим, но и начать бизнес в другом государстве. Из прежней республики СССР мы превратились в современное демократическое государство.

А вот президент России назвал как-то распад СССР «величайшей геополитической катастрофой»…

Совершенно не согласна. Эстонии это дало возможность восстановить государственность, которая существовала до Второй мировой войны. Моя мама родилась в 1925 году, ей в этом году 90 лет исполнилось. Она помнит ту Эстонию. И конечно, через ее разговоры, ее воспоминания я тоже кое-что знаю про ту Эстонию. Я очень счастлива, что это все получилось. Я никогда бы не была дипломатом в Советском Союзе, никогда.

Вспоминая Москву

Вы учились в Тарту, где преподавал знаменитый литературовед Юрий Лотман. Вы застали его там?

К сожалению, нет. Я ведь училась на юриста. Я, конечно, могла с ним столкнуться где-нибудь в кафе или где-то увидеть, но я не слушала его лекции. Зато когда я была послом в Москве, я сочла необходимым отдать долг памяти этому человеку: мы издали книгу о работах Юрия Лотмана вместе с московской Библиотекой иностранной литературы. Я написала предисловие к ней, чем весьма горжусь. А еще мы поставили памятник Лотману во внутреннем дворе библиотеки. Причем сумели сделать это, когда российско-эстонские отношения уже переживали далеко не радужный период. Но мы находили тем не меенее возможности для тесного сотрудничества. Поэтому меня очень расстроила новость о кончине директора Библиотеки иностранной литературы (ВГБИЛ.NT) Екатерины Юрьевны Гениевой. Мы с ней очень тесно общались, встречались. Не скажу, что мы были подругами, но всегда находили время выпить кофе или чай. Время от времени я звонила ей — у меня до сих пор ее мобильный телефон сохранен.

А много ли, по вашим ощущениям, сейчас таких людей в России, с которыми можно сотрудничать?

Очень много. И в Москве, и в Петербурге, а тем более, если поехать куда-нибудь подальше, там общение еще более теплое и больше чувствуешь интерес к твоему государству. То же самое я чувствовала и в Соединенных Штатах: одно дело Нью-Йорк или Вашингтон, и совсем другое — выехать в какой-нибудь штат…

На время вашей работы в Москве пришелся конфликт вокруг памятника Бронзовому солдату в Таллине. Вас оскорбляли «нашисты», вы стали персоной нон грата на федеральных телеканалах, а к посольству Эстонии однажды даже козла привели…

Да, привязали к ограде бедного козла. Мы попросили полицию отвязать козла — его, кажется, отвели в зоопарк. Жалко было животное.

У вас было тогда ощущение, что со временем двусторонние отношения только ухудшатся, что мы, собственно, и имеем сейчас?

Для меня абсолютно понятно, если кто-то не согласен с политикой другого государства. Это нормально. Задавать вопросы, не соглашаться, протестовать — это и есть демократия. Но вот чего я не понимала, так это манеры поведения этих молодых людей, которые толпились тогда перед посольством. Я ведь им предлагала зайти в посольство, пообщаться, поспорить. Нет, ни в какую.

Вы что, правда стали бы с ними разговаривать?

Естественно. Но только не во время их «пикета», когда наше посольство было, по сути, изолировано. Я им сказала: никто и не настаивает, чтобы вы были с нами согласны. Но есть правила приличия, этики, в конце концов, международного права: агрессия против дипломатов и посольств недопустима. Потому что дипломаты и посольства — это мирная в основе своей миссия.

Тот скандал длился неделю. А потом ко мне подходили в городе простые люди — они меня узнавали, так как центр Москвы был обклеен моими фотографиями с надписью: «Разыскивается посол фашистского государства». Ни один из них не был негативно настроен по отношению ко мне.

Конечно, мне хотелось рассказать, какая в действительности была ситуация с памятником, что его никто не собирался уничтожать или сносить, мы просто перенесли его на кладбище, к другим воинским захоронениям. Но в прямой эфир, на телевидение, как вы правильно заметили, меня не пускали. Правда, ходила несколько раз на «Эхо Москвы».

Нарва — не Донецк

Теперь в России фашистским государством называют Украину. А Эстония Украину поддерживает…

Когда мы вступали в Евросоюз, у нас не было таких проблем, какие сейчас есть у Украины. Начнем с того, что Киев хотел лишь более тесной интеграции с Евросоюзом — и уже это привело к таким последствиям. Когда мы вступали в Евросоюз, Россию это не раздражало. Но были вопросы по поводу нашего вступления в НАТО — без поддержки США и других союзников мы никогда не вошли бы в Альянс. Это было маленькое окошко возможностей, и мы успели им воспользоваться.

А допускаете ли вы, что Нарва в один прекрасный день вдруг станет условным Донецком?

Знаете, в самом начале 1990-х там ведь проходили референдумы — проводили их односторонне, по сути незаконно, — спрашивали мнение людей… В какой-то момент такой сценарий даже мог начать реализовываться. Но это было тогда. Сегодня — нет.

Почему?

А вы были в Нарве?

Только проездом.

Ну так спросите там любого — с кем они хотят быть? Я уверена, все скажут, что хотят быть частью Эстонии, Евросоюза. В Эстонии разговоров про нарушения прав русскоязычного населения я лично не слышу. Эти разговоры идут из-за рубежа. Сегодня те, кто живут в Эстонии и говорят по-русски, по-моему, чувствуют себя комфортно. Иначе бы покинули наше государство. Кстати, в начале 1990-х некоторые из тех кто хотел уехать, — уехали, а сегодня даже желания такого что-то не наблюдается. Да это и понятно: сравните зарплаты и пенсии, цены в магазинах. (в Эстонии и в РФ.NT)

Наоборот, все больше людей приезжают к нам из России, Украины, из других бывших советских республик.
MK-cit-01.jpg

Если вернуться к дипломатии: готовы ли вы, если потребуется, приехать в Москву, встретиться с Сергеем Лавровым для обсуждения назревших вопросов?

Естественно! Мы же профессионалы. Я очень уважаю министра иностранных дел Лаврова, российских дипломатов. Мы все делаем свою работу. И даже в самое трудное время мы нормально общались. Я очень надеюсь, что у меня будет возможность встретиться — в Москве, в Таллине или в Нью-Йорке во время сессии Генассамблеи ООН. Мы сейчас по дипломатическим каналам договариваемся о возможности таких переговоров.

А какие вопросы в повестке дня сейчас самые острые?

Ну, вопервых, это дальнейшая судьба Эстона Кохвера (сотрудник полиции безопасноcти Эстонии, приговоренный недавно российским судом к 15 годам тюрьмы за шпионаж.NT). А, вовторых, — договоры о морской и сухопутной границе.

Особые отношения

Знаете, здесь, в Таллине, довелось пообщался с несколькими соотечественниками, и они говорят, что визит Барака Обамы в Эстонию прошлой осенью был похож на визит большого начальника…

(Смеется)

Поэтому вопрос такой: что бы вы ответили тем, кто уверен: Соединенным Штатам не нужны союзники — только вассалы.

Эстония — член Евросоюза и НАТО, и поверьте мне: за этим столом все имеют полноценный голос. ЕС и НАТО функционируют по принципу консенсуса. У нас такой же голос в НАТО, как у Соединенных Штатов. Что же касается наших особых отношений с США, то у этого есть объективные исторические причины. После Второй мировой войны более 30 тыс. жителей Эстонии покинули страну…

Включая родителей нынешнего эстонского президента (Тоомаса Хендрика Ильвеса. NT)?

Cовершенно верно… Так вот, США никогда, с того самого момента, как прозвучала декларация Уэльса (23 июля 1940 года заместитель госсекретаря США Самнер Уэллес осудил вторжение СССР в страны Балтии и заявил о позиции непризнания советской юрисдикции ни де юре, ни де факто. NT) не признавали оккупации балтийских стран Советским Союзом.

Есть ли у вас родственники в России, и как часто вы говорите по-русски?

Моя мама — русская, и мы каждый день говорим с ней по-русски. Но в России у меня родственников нет, моя родня живет уже 3-4 поколения в Эстонии. 


Фото: REUTERS/Ints Kalnins


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.