Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Только на сайте

#Кризис

Час мигранта

07.09.2015 | Борис Юнанов | №28 (377) 07.09.15

18-490.jpg

14 сентября министры внутренних дел и юстиции стран ЕС соберутся в Брюсселе на экстренное совещание. Главный вопрос: что делать с мигрантами, которых прибыло в этом году в Европу рекордное количество: по разным оценкам, от 340 тыс. (данные агентства Frontex) до полумиллиона. В мае европейская комиссия обнародовала план по расселению 40 тыс. человек. При этом на социальное обустройство каждого беженца Брюссель согласился выделить странам, добровольно принимающих мигрантов, €6 тыс. Сегодня речь идет уже о лимите в 160 тыс. — Венгрия, Греция и Италия не справляются с наплывом мигрантов. За истекшие два года их число увеличилось на 600%, в одной только Греции за один только июль 2015 года попросили убежища 50 тыс. человек.

Самая деликатная и во многом неожиданная для Брюсселя коллизия: новые страны — члены ЕС фактически заявили о праве проводить собственную миграционную политику. Причем на основе подходов, которые общественное мнение в «старой Европе» без колебаний расценило бы как расистские и авторитарные. Власти Польши, где в октябре пройдут очередные парламентские выборы, поспешили обнародовать результаты опросов: 70% поляков против притока в страну беженцев из Африки и Ближнего Востока. Словакия заявила о готовности принимать у себя только беженцев-христиан. Но дальше всех пошел премьер Венгрии Виктор Орбан, затеявший строительство первого в Европе после окончания Холодной войны «металлического занавеса»: Венгрию от Сербии, откуда идет основной неконтролируемый приток мигрантов, уже отделяет 178-километровая линия четырехметровых заграждений с колючей проволокой. И почти половина населения страны рада появлению «стены Орбана», наделившего к тому же полицию правом без санкции суда обыскивать частные квартиры в поисках мигрантов-нелегалов.

Понимают ли сторонники «жестких мер», что беженцы, гибнущие в море и на земле (ошеломляющие кадры с мигрантами, задохнувшимися в фургоне на автобане Будапешт–Вена, а также мертвого ребенка, выброшенного на турецкий берег, обошли все газеты мира), — это укор всей Европе — легально получить визу в ЕС сирийским или иракским семьям сейчас практически невозможно.

С другой стороны, Европа столетиями сквозь тернии шла к победе либеральных, демократических принципов и ценностей. Она их выстрадала. Он готова принимать у себя тех, кто эти ценности разделяет. Но в реальности все происходит иначе. В Европе, все еще находящейся под впечатлением от теракта в редакции парижского еженедельника «Шарли Эбдо», не говоря уже о десятках других инцидентов, растут опасения в связи с тем, что около 80% вновь прибывающих мигрантов — мусульмане, которых, если верить недавнему исследованию Pew Research Center, через 40 лет в Европе будет уже 71 млн — 10% населения. Перспектива демографического перекоса за счет общины, в целом плохо интегрирующейся в местную среду, беспокоит многих европейцев. И это — не ксенофобия. Это как раз готовность отстаивать либеральные, демократические ценнности.

Немаловажно, если говорить о нынешнем кризисе, и другое: нелегальная переправка тысяч людей на «территорию мечты» стала выгодным бизнесом, который, какие бы меры ни принимались в Брюсселе, своих позиций просто так не сдаст. По оценкам экспертов сайта The Migrant Files, к сегодняшнему дню на то, чтобы попасть в страны шенгенского соглашения, мигрантами из Ближнего и Среднего Востока потрачено уже $16 млрд (!). Причем одним из самых дешевых считается «северный маршрут»: на поезде через Россию — к границе с Финляндией и Норвегией. А это значит, что проблема, свалившаяся на Европу, так или иначе касается и нас.


Фото: Микела Яккарино


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.