Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Только на сайте

#Кризис

Фургон в один конец

07.09.2015 | Микела Яккарино, Афины — о. Лампедуза (Италия) — Неаполь | №28 (377) 07.09.15

В начале осени 2015 года Европа напоминает огромный лагерь для беженцев. Ключевые транзитные пункты — Греция, Италия и Венгрия. Как попадают на континент мигранты из Ближнего и Среднего Востока и Африки, какую, в буквальном смысле, платят за это цену — выяснял The New Times
20-490-01.jpg
Дети беженцев из Афганистана, которым не хватило места в центре размещения, спят прямо на улице, Афины, август 2015 год


В разноцветных палатках на одной из окраин Афин живут улыбчивые люди — афганцы, вторая по численности мигрантская диаспора после сирийской. Они пережили «Талибан», а на пути сюда, в Европу, — столкновения с силами правопорядка в Иране и Турции. «Я уже потратил почти $6 тыс., но ничего — самое трудное позади», — вздыхает 40-летний Хамид, бывший житель Кабула. Он и его соплеменники проделали долгий путь — шли пешком, ехали на лошадях, на автобусах, поездами — через горы, пещеры и вдоль рек.

Пути спасения

В 2014 году от рук боевиков «Исламского государства»* (ИГ) и «Талибана» погибли 10 тыс. афганцев. Столько же беженцев из Афганистана, по данным ООН, прибыло за последние два месяца в Европу. За пересечение каждой границы на своем пути каждый из них заплатил по тысяче евро. «Первая тысяча — в иранском Мешхеде за убежище в Тегеране, — рассказывает другой беженец по имени Нассим. — Там, в Мешхеде, — тысяча иранскому и еще тысяча турецкому контрабандисту. Добраться из Турции до Венгрии или Греции — на круг получается 6 тыс.» При этом Нассим не осуждает контрабандистов: «Они — наш единственный шанс»

Готовя побег своей семьи в Европу, Нассим пять лет работал в Дубае. В Греции он задерживаться не собирается. Его вожделенная мечта — Германия, которую среди мигрантов почему-то называют на французский манер: Allemagne… Я еду в Allemagne. Страна Ангелы Меркель для них — синоним всей Северной Европы, и даже те, кто стремится попасть в Скандинавию или Нидерланды, будут вам говорить: «Я еду в Германию».

Впрочем, в этой драматической истории о массовом переселении живых душ каждому этносу назначена своя цена…

Мигранты из Сирии едут вначале в Турцию — напрямую либо через Египет. С турецкого берега — час морем до греческих островов Лесбос или Кос. Вот эта самая короткая часть пути стоит €2 тыс. А дальше все заметно упрощается: греческое правительство, несмотря на кризис, арендует большие суда, чтобы доставить мигрантов в Афины. Там они начинают добиваться отправки в Германию или сами едут через Салоники в Македонию — арендуют грузовики, залезают в фуры, прячась под товаром. Когда заканчиваются деньги, идут пешком. Иногда дальнобойщики проявляют сочувствие и везут их бесплатно. Некоторые болгары и албанцы организуют импровизированные «туристические компании» и продают «туры» в Центральную Европу за €1 тыс. с человека. Владельцы одной из таких «туркомпаний» и наняли колбасную фуру, в которой задохнулся 71 человек — история, потрясшая всю Европу. «Туроператоры» бросили фуру на обочине австрийского автобана А4, на границе с Венгрией, и сбежали. До этого венгерская полиция задержала двоих сербов, которые пытались нелегально вывезти из страны больше 30 человек, и 34-летнего россиянина Тимура Р. — тот хотел переправить четырех сирийцев в Австрию.
20-cit-01.jpg
Наиболее отчаянная ситуация, даже хуже, чем в охваченной войной Сирии, сложилась в Ливии — сюда, по данным спецслужб, съезжаются самые озверевшие джихадисты со всей Африки. В Сирии ИГ* на захваченных территориях установило хоть какую-то систему власти. Ливия — поделена между племенными кланами, среди которых сейчас самый сильный — суданский клан, именно он контролирует миграционный бизнес. «Суданцы» сами покупают лодки и баркасы, которые затем сдают мигрантам в аренду, либо взимают проценты с доходов профессиональных контрабандистов. Полученные таким образом средства идут потом на финансирование терроризма. Военная база ливийских «суданцев» находится в городе Тобрук. «Если итальянский флот захочет нас атаковать или остановить нашу лодку, мы найдем, чем ответить, — хвастается в разговоре с корреспондентом NT по скайпу «суданец» Мустафа. — У нас есть российские «миги», французские «миражи», чешские «дельфины». Словом, полный набор из бывшего арсенала Каддафи.

За путешествие из Ливии до берегов Италии или Греции каждый мигрант должен заплатить $2 тыс. Перевозят их чаще всего под видом местных рыбаков. Самых темнокожих африканцев, слишком уж явных выходцев из Экваториальной Африки, прячут поглубже, в трюм, чтобы экипажи судов, с которыми мигрантский баркас столкнется в море, не передали о нем по рации итальянской или греческой береговой охране, у которой есть приказ: суда с мигрантами разворачивать обратно. Те, кто в трюме, и умирают чаще. Более светлокожие арабы путешествуют на палубе. Но и те и другие — заложники стихии. 27 августа у побережья Триполи погибли 200 мигрантов. Отец с двумя детьми заплатил $3600 за «билеты» до Греции и еще 35 динаров за спасательный жилет. Отец выжил. Его дети утонули вместе с судном.

Зерит, беженец из Эритреи, выживший после кораблекрушения у острова Лампедуза, унесшего в прошлом году жизни 300 мигрантов, рассказывал автору этих строк, что у каждой банды контрабандистов в Африке есть свои пропагандисты: «Они сами выходят на людей, рассказывают, как просто и дешево добраться до Европы морем. Они убеждают нас уехать. Они никогда не говорят, сколько людей уже утонуло в море. А когда мы уже в их руках, они заставляют наших родственников доплатить еще — иначе, говорят, мы всех убьем».

20-490-02.jpg
Zoom.jpg


Властители душ

С египтянином В. мы познакомились много лет назад: тогда он жил у себя на родине и только начинал свой бизнес — «добывал» для всех желающих шенгенские визы в одном из регионов на юге России. Настоящие деньги начал делать в 2012–2013 годах благодаря связям в российском посольстве в Каире — он снабжал российскими визами египетских христиан-коптов, пытавшихся уехать из Египта: те летели вначале в Москву, а уже потом кто как мог перебирался в Европу.

Сегодня у В. другой бизнес — он один из тех, кто контролирует «балканский путь», по которому идут все египтяне, палестинцы и турки, пытающиеся попасть через Македонию и Сербию в Венгрию и Грецию, в «шенгенский рай». В. регулярно курсирует между Грецией и Северной Африкой. «Я помогаю людям», — говорит о себе В. Свой капитал он отмывает покупкой домов и магазинов в долине Нила. Мигрант в поисках судна, на котором можно пересечь Средиземное море, обязательно его найдет. «С приходом лета поток желающих уплыть в Европу растет, мой телефон разрывается от звонков, мест на всех не хватает», — рассказывает В., у которого уже есть «представительства» в Греции, Турции и Египте.

За переправку по маршруту Турция — Греция В. берет €5 тыс. с человека: «Это не так дешево, как уехать из Ливии, но там люди ведут себя как животные — им все равно как плыть, на чем плыть, куда…»

На каждой партии беженцев В. зарабатывает €100–150 тыс. минус издержки — выплаты тем, кто непосредственно помогает мигрантам перебраться с одного берега на другой, — сталкерам, морякам и т.д.
20-490-03.jpg
«Я могу все. Если у человека есть деньги, я могу сделать для него греческий или итальянский паспорт», — не моргнув глазом заявляет В., для которого «арабская весна», обернувшаяся приходом к власти исламистов в Египте и Тунисе либо хаосом, как в Ливии и Йемене, стала настоящей манной небесной. Не говоря уже об ИГ*, чьи военные успехи в последний год-полтора вынудили сотни тысяч сирийцев и иракцев покинуть родные дома. Чем шире территория под контролем ИГ*, тем быстрее растут заработки В.

На Балканах и в Италии известен и другой «властитель душ» — Эремиас Гермей, уроженец Эфиопии, долларовый мультимиллионер. Эремиас говорит на языках тигринья и оромо и покупает мигрантов «партиями по сто штук» у других торговцев людьми. Каждой партии он присваивает номер, после чего комплектует «груз» каждой лодки, которая пускается в путь через Средиземное море.

Этим бизнесом Эремиас занимается уже четыре года, но до сих пор никто не видел даже его фотографии — есть только фоторобот, составленный по описаниям его «клиентов». Эритреец Зерит, который лично встречался с Эремиасом, говорит, что первым делом у всех отбирали мобильные телефоны, чтобы, не дай бог, кто-то не сфоткал «босса».

Эремиас берет по $2 тыс. с каждого мигранта за перевозку из Триполи до Сицилии — каждый баркас приносит ему около $80 тыс. Кроме того, он зарабатывает на перевозке мигрантов из Рима в Северную Европу — берет по €400–800 c человека. При этом он даже дает им свой телефонный номер в Ливии. Эремиас называет себя предпринимателем и хранит свои деньги во Франкфурте-на-Майне и Стокгольме, где живет его жена Мана Ибрагим.

На Гермея работал за зарплату €4 тыс. в месяц арестованный итальянской полицией эфиоп Нуредин Вехабреди Атта. Из показаний Атты следует, что его босс лично на себя тратил совсем немного, около 5 % средств, заработанных на контрабанде людьми, все остальное отправлялось родственникам в Европу через исламскую неформальную финансово-расчетную систему «хавала». По словам Атты, «в Европе у Эремиаса миллиарды».

Ниша для предприимчивых

Вообще в сфере миграции всякий предприимчивый человек найдет свою нишу. Особенно большие деньги крутятся на «высшем уровне» — в Евросоюзе. Например, Италия только что получила €500 млн от исполнительных структур ЕС на прием, размещение и обустройство мигрантов. Кроме того, €89 млн выделено на операцию «Посейдон» по спасению мигрантов в море. Великобритания, которая принимает меньше всех мигрантов, получила €370 млн. Общая сумма ассигнований всем странам, затронутым миграционным кризисом, доходит до €7 млрд. Но это — верхушка айсберга. А есть еще и подводная часть.

Центры размещения мигрантов, остающихся в Италии, зачастую финансируются по «серым схемам». Недавно на Сицилии разразился скандал: выяснилось, что контракт на управление центром в Минео на сумму почти €100 млн заполучила местная мафия. Каждому мигранту «на жизнь» — еду и жилье — выделяется €36,4 в день. Но эти деньги часто прикарманивают не слишком щепетильные предприниматели, которые селят беженцев буквально в хлеву, а разницу забирают себе.

В Будапеште, куда ежедневно прибывают 3 тыс. мигрантов, пустил корни «банковский бизнес»: местные дельцы пользуются тем, что у многих приезжих вообще нет никаких документов и поэтому они не могут получить в банке деньги, которые им переводят родственники из Германии, Австрии и других стран. «Банкиры» предлагают беженцам услугу: деньги от родственников приходят на их счета — за 30% отката. Появились и кидалы — «перевозчики». Одна 17-летняя сирийка заплатила им €5 тыс. за переправку к родственникам в Германию, но в последний момент ей сказали, что места для нее в машине не нашлось и отъезд немного задерживается... После чего аферисты пропали вместе с деньгами.

Впрочем, зарабатывать на беженцах спешит и вполне официальный бизнес. Например, телефонные компании: прибывшим в Грецию мигрантам агенты Vodafone предлагают карточки со специальным тарифом на звонки в Сирию — €10 за 80 минут разговора.

«В последние десятилетия страны Европы нуждались в мигрантах как в дешевой рабочей силе — это помогало снизить себестоимость продукции, — говорит эксперт из Колумбийского университета (США) Сакиа Сассен. — Но сейчас дело обстоит иначе: мигранты приезжают не за лучшей жизнью, их цель — просто выжить».

20-490-04.jpg
Мигранты штурмуют поезда на Австрию и Германию, Будапешт, вокзал Келети, 3 сентября 2015 года


Восток — дело темное

Все мигранты, с кем довелось поговорить и в Греции, и в Италии, — афганцы, сирийцы, ливийцы — не хотят оставаться на «южном фланге» ЕС: «Здесь люди живут небогато». Но еще меньше они хотели бы оказаться надолго на востоке Европы. «Мне предлагали ехать в Польшу, — рассказывал афганец Хамид. — Но я же знаю, что все славяне — расисты». Обычно мигрант знает только то, что ему сказал другой мигрант, пусть это отчасти и испорченный телефон.

Хамид хочет того же, что и все остальные, — спокойной жизни, жилья и карманных денег. В «Северной Европе» все это гарантировано, в Восточной — нет. А может ли привлечь мигрантов Россия? Хамид говорит, что знает одного сирийца, чей брат отправил свою семью из Алеппо в Сочи, откуда та проделала путь в несколько тысяч километров на Север, на Кольский полуостров, до границы с Норвегией. По словам Хамида, таким маршрутом пользуются не более 20 человек в месяц, и он стоит €10 тыс., но, по слухам, 133 сирийцам уже удалось вот так пробраться в норвежский Киркенес. Остаться в России не пожелал никто.

«Россия? Да вы что, кто ж туда поедет жить — там же ненавидят людей другой расы», — убежден эритреец Зерит. Но тут же добавляет: «Хотя… Если Европа закроет свои границы, а русские, наоборот, откроют — как знать».

* Исламское Государство — запрещенная в России организация

Фото: Микела Яккарино, REUTERS/Bernadett Szabo



МНЕНИЕ


Кармино Мортеро Мартинес,
эксперт Центра европейских реформ в Брюсселе:

«Евросоюз не закроет двери для мигрантов, мы не Австралия и не сможем этого сделать, особенно учитывая функциональные и правовые последствия такого шага. Но и распахнуть их настежь — тоже не решение кризиса. В его преодолении Россия могла бы сыграть свою роль. Но речь не о том, чтобы «отвлечь на себя» часть мигрантов, которые не смогли попасть в ЕС. Москва должна помочь, прежде всего, с решением военного конфликта в Сирии».



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.