Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Опрос

#Только на сайте

«Дети — они не в вакууме живут, а в обществе»

01.09.2015 | Ольга Дмитриева | №27 (376) 31.08.15

The New Times спросил учителей о том, как обстоят дела с патриотическим воспитанием в школах

В опросе согласились принять участие семь учителей из разных регионов России. Один, опасаясь возможных проблем после публикации материала, — анонимно.
35-490-02.jpg
Иван Полторацкий, Елена Радаева, Андрей Демидов, Александр Гозман (слева направо)

Воспитание патриотов

Андрей Демидов,
учитель истории и обществознания, частная школа, Санкт-Петербург:

Любая школа учит любить родину, просто, может быть, в отдельные периоды истории по-разному эта любовь понимается. Я учитель истории и общество-знания, мне по должности положено разъяснять детям смысл тех или иных исторических событий или общественных явлений, ну и, естественно, ценностные ориентиры. Без этого преподавание гуманитарных дисциплин невозможно.

Учитель истории и обществознания,
Новосибирская область:

В таких предметах, как литература, обществознание, физкультура, есть определенные историко-культурные стандарты, в которых прописывается воспитание патриотизма. Да и внеклассные мероприятия… Детей гоняют на всевозможные мероприятия, посвященные дням памяти героев, важным событиям, датам. Школы сотрудничают с военкоматами, общественными организациями, которые как раз этим занимаются — всякие клубы патриотические, работа эта ведется постоянно.

Наталья Заверина,
учитель истории и обществознания, школа №42, Братск, Иркутская область:

Вот я работаю в кадетской школе. Нельзя сказать, что работа не проводится — она проводится. Просто результат какой? Результата я особого не вижу. Потому что я веду уроки истории, где дети должны бы знать, что относится к патриотизму, но вот я не в восторге.

Елена Радаева,
учитель английского языка, лицей №8, Ставрополь:

Школа воспитывает патриотизм, это является одним из атрибутов школьного обучения. На первом месте у нас, конечно, образование, ну а дальше уже идет идеологическая работа, безусловно. В школе она ведется на достаточно хорошем уровне.

Полезные мероприятия

Андрей Демидов:
В последнее время я работаю в частных школах и не могу сказать, что там ведется какая-то оголтелая пропаганда. Но в государственных, насколько знаю, это практикуется. Волна по поводу Крыма и поддержка действующей власти — это только один пласт, а второй — это попытка усилить влияние Русской православной церкви в школе. Это тоже часть политики по укреплению государства, потому что Русская православная церковь четко занимает провластную позицию.

Иван Полторацкий,
учитель русского языка и литературы, школа № 202, Новосибирск:

У нас есть уроки ОБЖ, НВП (начальная военная подготовка), проводимые вне школы. Обязательные, выездные. Но мы стараемся избегать подобных мероприятий. Эти мероприятия немного не совпадают с целями нашей школы, которая ставит задачей развитие свободомыслящего человека. Они просто нужны для галочки, это трата времени, на самом деле. Детям они в общем-то тоже не нужны. Те мероприятия, которые они посетили по необходимости, не привели ни к каким результатам, только было некоторое недовольство: зачем мы потратили столько времени, чтобы нам говорили неочевидные вещи, которые мы должны были принять как данность.

Учитель истории и обществознания,
Новосибирская область:

Мне показалось странным отмечать этим летом 72-ю годовщину Курской битвы. Некруглая дата, не юбилей. Зачем? Вообще непонятно. Но это нужно было делать — пришло распоряжение сверху. И вот в августе пришлось митинг небольшой собрать.

Елена Радаева:
В год 70-летия Победы неоднократно проводились мероприятия. И я даже со своими детками проводила. У нас есть ветеран Великой Отечественной войны, ей 92 года, мы регулярно ее навещаем, детки с удовольствием это делают. Есть и другие мероприятия. 21 января у нас день освобождения Ставрополя от фашистских захватчиков, 9 мая, 23 февраля, она у нас бабушка — 8 марта! Самое главное, что детки все это делают с большим удовольствием, и она всегда рада нас видеть.

Источник инициатив

Александр Глозман,
директор школы № 293, Москва:

На самом деле инициативу проявляют и родители, и дети, и учителя. Есть общешкольный совет, управляющий совет. Это уклад нашей школьной жизни.

Андрей Демидов:
Можно отметить усиление давления со стороны государства на школу с целью воспитания лояльности. Я не думаю, что в данном случае стоит говорить про патриотизм, я думаю, что это все-таки лояльность и поддержка политики государства. По-разному, разными методами это делается. Отчасти через какие-то классные часы или мероприятия, посвященные памятным датам. Эта форма внешкольной работы сейчас используется гораздо активнее, и зачастую планы проведения (по каким датам проводить, а по каким — нет) спускаются в школу сверху. Есть определенное изменение настроения и среди учителей. Пропаганда по поводу событий на Украине, по поводу Крыма, конечно, лоялистские настроения подхлестнула. Некоторые занимаются пропагандой на уроках не потому, что им предписано, а потому, что душа просит.

Иван Полторацкий:
Дополнительные уроки спускаются сверху, из Министерства образования. Мы стараемся их минимизировать. Но в любом случае результатов соответствующих они не приносят. Когда наши дети съездили на выезд к этим обэжэшникам, они там им рассказывали о том, как в Америке плохо и почему… Но это было логически необоснованно, и дети были возмущены: зачем нам впаривают откровенную пропаганду?

Учитель истории и обществознания,
Новосибирская область:

Это не свыше откуда-то, это на местном муниципальном уровне. Проводятся всевозможные семинары между учителями и общественными организациями, принимаются решения, а потом эти решения воплощаются по мере возможностей. На мою деятельность это влияет, только когда сверху присылают какое-нибудь положение. А все остальное — сугубо по желанию. Некоторые люди, конечно, воспринимают это как навязанное, а некоторые с охотой это делают. Зависит от того, как сам человек себя чувствует: патриотом — не патриотом, надо ему это или не надо, или он просто пришел, отчитал и ушел. Но когда сверху присылают положение, хочешь не хочешь, а все равно будешь заниматься. На самом деле больше инициатив не стало, это точно. Это уже налаженная структура. Это было все до Крыма еще, задолго до того.

Надежда Алексеева,
учитель русского языка и литературы, школа № 3, Воскресенск, Московская область:

Конечно, это инициатива школы. Потому что, вы прекрасно знаете, что у нас 90-е годы — это потерянное поколение, когда не было ни нравственности, ни духовности. И единственный институт, который боролся за то, чтобы остались нравственность и духовность, патриотизм, — это все-таки была школа. И в общем-то вот благодаря этому все сейчас возрождается.
35-cit-01.jpg
Правильные дети

Александр Глозман:
Школьники всегда более восприимчивы к таким вещам, и действительно есть классы, которые с удовольствием открывают свой учебный день исполнением гимна России или гимна Москвы, есть классы, которые активно участвуют в различных патриотических акциях, и, мне кажется, патриотический подъем тоже заметен.

Андрей Демидов:
Дети — они не в вакууме живут, а в обществе, они в общем-то слушают те же телепередачи, что и родители, они вольно или невольно воспроизводят тот образ мыслей, который есть у родителей, поэтому, конечно, всплеск ура-патриотических настроений сказывается и на детях. Хотя, по моим наблюдениям, есть и встречная, обратная тенденция. Некоторые дети как раз, наоборот, отталкиваются от господствующего мнения (это тоже свойственно подростковому возрасту) и выказывают оппозиционные настроения. Но, конечно, большинство разделяет те стереотипы, которые тиражируются пропагандой.

Учитель истории и обществознания,
Новосибирская область:

Большинство детей сейчас ничем не интересуется, и очень сложно у них вообще что-то заметить. Они уткнутся в телефоне в интернет — и все, их мир ограничен именно этим, они не знают, что там вокруг происходит. В более сознательных школьниках еще можно увидеть какие-то патриотические проявления. А если дома ничего не говорят и на уроках ученик ничего не слушает, то откуда там что-то возьмется? В СМИ пропаганда — это только для взрослого населения, которое смотрит телевизор. Дети вообще никак к новостям не относятся. Даже старшие классы, 10-й и 11-й, они вообще новости не смотрят. Это я могу стопроцентно сказать, по крайней мере, по моей школе.

Наталья Заверина:
У школьников я не вижу патриотических настроений, потому что реально каждый ребенок исходит из своей семьи. В семье они видят безработицу, низкую заработную плату… И поэтому я не вижу, чтобы дети гордились, что они живут в России, потому что они видят многие зарубежные страны, у них же сейчас у всех доступ в интернет есть, они видят, где какие возможности. Ну а цвет флага они, конечно, изучают с пятого класса на обществознании.

Елена Радаева:
Мне очень приятно видеть, что из года в год патриотизм растет, появляется гордость. Это не просто нечто написанное или сказанное, детки на самом деле понимают смысл этих слов, действий, той работы, которая проводится. Это все имеет положительные результаты, какое-то время было такое затишье вот, десятилетие назад, а сейчас видно, что и детки по-другому на это реагируют. Никаких отрицательных моментов я, во всяком случае, не наблюдала. Детям мы это, конечно, прививаем. Чем младше детки, тем более все это делается скрупулезно, детально. И зерно, которое мы там сеем, через пару лет дает свои плоды. В этом плане, конечно, я считаю, что все хорошо, все нормально.


Фото: Сергей Бобылев/ТАСС


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.