Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Только на сайте

#Противостояние

Войны пока не будет

30.08.2015 | Андрей Ланьков, профессор Университета Кукмин (Сеул) | №27 (376) 31.08.15

25 августа после двух дней переговоров КНДР и Южная Корея договорись о снижении уровня военного противостояния на границе

Всем, кто следит за корейской политикой, хорошо известно: время от времени на Корейском полуострове происходит очередное обострение, сопровождаемое ультиматумами, потоками воинственной риторики, а иногда и реальными перестрелками. И это — повседневность.

Недавние события в очередной раз проиллюстрировали эту особенность межкорейских отношений.

Конфликт начался 4 августа, когда двое южнокорейских военнослужащих, патрулировавших границу с КНДР, подорвались на мине. Южнокорейские военные, проведя расследование инцидента, заявили, что мина была северокорейской и заложили ее спецназовцы КНДР умышленно. Полной уверенности в том, что дело обстояло именно так, нет: эта территория минировалась десятилетиями.

Пхеньян сразу же исключил свою причастность к инциденту. Однако Сеул в ответ на взрыв мины решил возобновить вещание из мощных громкоговорителей, размещенных вдоль Демилитаризованной зоны (ДМЗ) — так называется граница между двумя корейскими государствами. Кстати, громкоговорители в течение десятилетий использовались двумя сторонами: северяне передавали через них программы о величии семьи Ким и идей чучхе, южане — предлагали солдатам Севера проникнуться верой в либеральную демократию. В 2004 году стороны решили прекратить звуковое вещание — громкоговорители замолчали.

С точки зрения Сеула включение громкоговорителей было «ненасильственным, но эффективным» ответом на взрыв мины: в последнее время руководство КНДР стало сильно беспокоиться по поводу влияния внешней пропаганды на собственное население. Северокорейская сторона официально заявила, что рассматривает возобновление вещания как агрессивные действия, и 20 августа обстреляла один из громкоговорителей. Впрочем, обстрел этот носил скорее символический характер: было сделано три выстрела из малых калибров, причем снаряды (скорее всего, умышленно) упали на немалом расстоянии от цели. Однако южане в ответ произвели более 30 выстрелов из гаубиц калибра 155 мм. Тогда Север выступил с ультиматумом, потребовав прекращения работы громкоговорителей в течение 48 часов.

Ситуация накалилась. Ни та ни другая сторона не могли пойти на уступки, ибо это выглядело бы слабостью. И тогда начались беспрецедентные по уровню представительства переговоры Севера и Юга: например, с северокорейской стороны в них участвовали Хван Бён Со, фактически второй человек в стране, и Ким Ян Гон, секретарь ЦК ТПК, курирующий работу по Южной Корее. Такого рода переговоры случались и раньше, но почти всегда речь шла о формальном утверждении заранее согласованных решений. Сейчас же решение вырабатывалось на месте.

При этом обе стороны отлично понимали: войну допускать нельзя. Вызвано это понимание не каким-то особенным человеколюбием сторон, а сугубо прагматическими соображениями: последствия масштабного вооруженного конфликта будут катастрофическими не только для простых людей в обеих странах, но и для элит.

С Севером все просто: военные специалисты почти единодушны в том, что прямой конфликт закончится победой Юга. Даже имеющиеся в распоряжении Севера несколько ядерных зарядов не смогут повлиять на окончательный итог войны.

Однако и Югу победа достанется очень дорогой ценой. Большой Сеул, в котором живет почти половина населения 50-миллионной страны, находится в 50 км от границы. Это значит, что северяне даже без применения ядерного оружия смогут уничтожить значительную часть города своей тяжелой артиллерией.

В итоге 25 августа стороны нашли компромисс: КНДР, формально не признав своей ответственности за инцидент с миной, выразила по этому поводу «сожаление». В ответ Юг, истолковав «сожаление» как форму извинения, прекратил работу громкоговорителей.

Впрочем, никто особо и не сомневается: нынешний межкорейский кризис — далеко не последний. Однако реальная война на Корейском полуострове пока крайне маловероятна.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.