Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Интервью

#Только на сайте

#Оппозиция

«Наше освобождение — попытка получить деньги на Западе»

30.08.2015 | Денис Лавникевич, Минск | №27 (376) 31.08.15

На старте президентской кампании в Белоруссии Александр Лукашенко неожиданно освободил из тюрьмы шестерых оппозиционеров*, включая лидера местных социал-демократов, экс-кандидата в президенты Николая Статкевича
Почему Лукашенко вдруг сменил гнев на милость, чего стоят разговоры о его «развороте на Запад» и на что теперь рассчитывать оппозиции — самый известный белорусский политзэк рассказал The New Times

22-490.jpg
Николай Статкевич выходит на свободу, 22 августа 2015 года


Статкевич был приговорен в мае 2011 года к шести годам лишения свободы по обвинению в «организации массовых беспорядков» в декабре 2010 года: ему и другим оппозиционерам власть не простила массовые акции протеста в центре Минска против официальных итогов президентских выборов, на которых тогда в очередной раз победил Лукашенко. Статкевич провел в могилевской тюрьме 4 года и 8 месяцев. Выйдя на свободу 22 августа, сразу сделал заявление: прошения о помиловании с его стороны не было, а политическую борьбу он намерен продолжать, и, в частности, собирается добиваться непризнания Западом нынешней президентской кампании в Белоруссии.

Подлое место

Что тяжелее всего переносилось в заключении?

Разные были трудности. Очень мучительной была голодовка в самом начале в СИЗО КГБ: постоянно шла слюна и невозможно было спать — странная такая реакция организма. Потом мне уже в реанимации сказали: «Умереть мы вам не дадим, будете на иголках сидеть, пока не станете инвалидом». Голодовки ведь бывают разные, обычно люди пьют соки и мед, и это им помогает голодать долго, месяцами. У меня была только вода — это для меня было принципиально. Потому такие негативные последствия, которые, слава богу, через полтора года прошли.

В колонии я был всего полгода, и там было тяжелее всего — очень много подлости. Там культивируются худшие человеческие качества. В тюрьме меня тоже поначалу пытались морально сломать — например, подсаживали в камеру психически больного человека.

Они хотели, чтобы я написал прошение о помиловании, — я понимал, что писать нельзя, потому что я самим фактом своего нахождения в тюрьме работаю для свободной Беларуси. И, быть может, делаю даже больше, чем во время каких-то политических кампаний на свободе.

Ну да, тюрьма — это постоянные психологические и физические угрозы… Но ведь есть и известные способы борьбы с ними. Три, потом четыре физзарядки в день. Потом английский язык учить начал. Моя жена мне много писала, и когда ты пишешь письмо в ответ — ты как бы разговариваешь с человеком. Помогает в тюрьме и чтение. Вот, кстати, и ваш журнал очень помогал. В Беларуси он не продается, я его выписывал по каталогу прессы СНГ.
22-cit-01.jpg
Путин, раскошеливайся!

Решение освободить политзаключенных, да еще на фоне ряда резких заявлений в адрес Москвы, многими трактуется как элемент новой игры Лукашенко — дескать, тот теперь смотрит на Запад, и судьба оппозиционеров оказалась предметом внешнеполитического торга…

Конечно, торг был. Да, мы знаем, что режим Лукашенко финансируется Россией, притом в колоссальных объемах* * В июле 2015 года Минск попросил у Москвы новый кредит в $3 млрд: деньги могут быть выделены через Евразийский фонд стабилизации и развития (ЕФСР), контролируемый РФ. Кроме того, в конце июля Минск получил от Москвы $760 млн в российских рублях на 10 лет — кредит выдан на погашение прежних долгов. . Но этого финансирования хватает все меньше. И не только потому, что Москве надоело кредитование Белоруссии и ей самой деньги нужны. Наша экономика продолжает деградировать на фоне резкого роста конкуренции на внешних рынках. Да и в некоторых постсоветских странах реально начинают работать реформы, тогда как в России — кризис, наши товары там плохо продаются. Стало быть, нужны западные деньги. Так что наше освобождение — попытка получить деньги с Запада. Или как минимум испугать Кремль возможным разворотом на Запад и заставить Москву раскошелиться.

То, что экономика Беларуси очень сильно зависит от России, знают все. Но как, при каких условиях может быть преодолена эта зависимость?

А вот тут ситуация совершенно уникальная. В отдельные годы прямые дотации России — не кредиты и не энергоносители! — составляли до 20 % ВВП Беларуси! По сути, на российской помощи Лукашенко создал искусственную экономику. Это огромные предприятия, которые не дают прибыли, но постоянно нуждаются в поддержке, в субсидиях. То есть они играют какую-то совершенно непонятную роль, чтобы пристроить рабочую силу, чтобы показывать их иностранным делегациям… Все что угодно, кроме экономических функций.

Кроме того, без России, по существу, нет и нашей внешней торговли. Они покупают у нас и продукцию машиностроения, и продукцию сельского хозяйства. Причем эта продукция, в свою очередь, тоже, по сути, дотируется российскими деньгами, потому что на свободном рынке она неконкурентоспособна. Я не говорю уже о том, что Россия нам дает огромное количество дешевой нефти, из которой мы делаем нефтепродукты и продаем их на Запад. Получается, у нас из своего собственного — только калийная соль и Парк высоких технологий* * Белорусский Парк высоких технологий (ПВТ) — особая экономическая зона со специальным налогово-правовым режимом. Цель проекта — создание благоприятных условий для развития индустрии программирования и иных экспортных производств, основанных на новых и высоких технологиях. Проект запущен в 2011 году. .

Выход есть, и он стандартный: дайте людям экономическую свободу, развяжите руки малому и среднему бизнесу. Наши чиновники много кричат о диверсификации экономики, но у них какое-то колхозное ее понимание. Приглашают, к примеру, лидера большой страны и ему предлагают купить наши трактора. Не понимают, что покупать их будет не президент этой страны, а бизнес, который будет смотреть на цену, на качество.

22-490-03.jpg
Президентская резиденция «Дрозды» под Минском, август 2015 года


Выборы как взаправду

Раз трактора не покупают, у Лукашенко один путь — обратно в объятия Москвы?

Конечно, куда ж он денется. Кто ж, по-вашему, оплатит 20% белорусского ВВП* * Внешний долг Белоруссии на 1 июня 2015 года составил $12,7 млрд. До конца года Минску предстоит выплатить кредиторам около $4 млрд. . И потом, как бы ни «сближался» наш президент с Западом, уровень этого сближения будет определяться итогами будущих президентских выборов. Поэтому моя и моих коллег задача — показать, что в реальности в Беларуси никаких выборов нет. Хотя с формальной стороны кампания будет оформлена как положено: есть оппозиционный кандидат, который будет говорить на белорусском языке и размахивать бело-красно-белым национальным флагом — все как взаправду.

До выборов осталось всего полтора месяца* * Президентские выборы в Белоруссии пройдут 11 октября. Список кандидатов будет обнародован 10 сентября. Пока, кроме самого Лукашенко, подписи сдали экономист Виктор Терещенко, глава «белорусских казаков» Николай Улахович, лидер либерал-демократов Сергей Гайдукевич и кандидат от «Демпартии» Татьяна Короткевич. . Могут ли в этом году в какой-либо форме повториться события Площади-2010?

К сожалению, нет. Хотя бы потому, что власти уже пошли на фальсификацию избирательного бюллетеня, используя разные методы — раскол оппозиции, внедрение своей агентуры, — искусственно сформировали свой список кандидатов. И эти псевдоальтерантивные кандидаты наверняка будут по ходу кампании ругать власть, лично Лукашенко, — в общем говорить, что угодно. Но изначально-то у них одна функция, одна задача — сразу после выборов признать победу Лукашенко. Все! Поэтому ждать 11 октября, а потом кричать вслед ушедшему поезду — есть ли в этом смысл? Надо уже сейчас честно сказать: выборов у нас нет, выбирать не из кого. И начинать кампанию за нормальные выборы под международным контролем.
22-cit-02.jpg
Крымский прецедент

Но для Запада важны ведь не только выборы в Беларуси. Там наверняка оценили то, что Лукашенко не поддержал и не признал аннексию Крыма…

Лукашенко думал в первую очередь о себе. Потому что Крым — это прецедент. И если признать, что там Россия поступила правильно, то потом кто-то захочет вспомнить, как в 1920-х советская Беларусь получила свои нынешние восточные области, и поставить вопрос — а «правильно» ли это было сделано? Ну и так далее.

Маленькие страны, конечно, испуганы Крымом. Они думали, что защищены какими-то международными гарантиями, протоколами, договоренностями… Но теперь ясно: послевоенное устройство мира, которое зиждилось на ялтинских соглашениях, разрушено. И Лукашенко напуган. Кстати, по той же причине он не признал Абхазию и Южную Осетию.

Я знаю, что большинство крымчан, этнические русские, и в прежние времена хотели быть в России. Я знаю, что Украина не уделяла должного внимания Крыму: даже те экономические реформы, что были проведены в остальной Украине, в Крыму были остановлены, частично — из-за присутствия в правительстве автономии коммунистов. Но есть важный момент: границы нельзя трогать. В этой сфере надо действовать не по превратно понимаемой «исторической справедливости», а по закону. Россия же нарушила международное право. Крым — это то место, за которое Россию очень больно схватят.

Кстати, сейчас в Москве много говорят о том, что Россия в области прав человека уверенно идет по пути Беларуси, что Путин, мол, усвоил уроки Лукашенко…

Абсолютно согласен. Когда-то, когда еще меняли собственника у НТВ, я сказал: «Все один в один (как у нас). Начинают с «ящика», с влияния на мозги». Очевидно, что сегодня власти России вовсю используют белорусский опыт.

Вы не боитесь, что после выборов вас могут подставить и снова отправить в тюрьму?

Мне 59 лет, и я, конечно, не хочу снова отправиться туда, откуда только что вернулся. Место плохое. Но еще древние говорили: «Делай, что должен, и будь, что будет».


Досье


Николай Статкевич — один из самых авторитетных деятелей белорусской демократической оппозиции. Имеет воинское звание полковника. Кандидат технических наук. В 1995 году избран председателем партии «Белорусская социал-демократическая «Грамада» — год спустя партия получила название «Белорусская социал-демократическая партия (Народная Грамада)». Впоследствии была запрещена властями. В 2009 году Статкевич был выдвинут кандидатом в президенты от «Европейской коалиции». После силового разгона митинга на Площади независимости в Минске в ночь на 20 декабря 2010 года задержан спецслужбами и помещен в СИЗО КГБ. В мае 2011-го осужден на шесть лет лишения свободы в условиях усиленного режима. В январе 2012-го из-за «плохого поведения» Статкевичу ужесточили условия отбывания наказания — его перевели из колонии в тюрьму Могилева. На свободу он должен был выйти 20 декабря 2016 года.


* 22 августа 2015 года вышел указ президента Белоруссии о помиловании, «исходя из принципа гуманизма», шестерых осужденных, которых в Белоруссии считают политзаключенными: Николя Дедка, Николая Статкевича, Игоря Олиневича, Евгения Васьковича, Артема Прокопенко и Юрия Рубцова.

Фото: youtube.com, REUTERS/Andrei Stasevich/BelTA/Handout via Reuters


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.