Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Суд

#Приговор

Два приговора

25.08.2015 | Давыдов Иван

ID-490.jpg

25 августа Евгения Васильева, бывший член совета директоров ОАО «Оборонсервис», вышла на свободу по УДО, а украинский режиссер Олег Сенцов был осужден российским судом на двадцать лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Проходящий вместе с Сенцовым по делу политический активист Александр Кольченко получил 10 лет. (Между прочим, судья проявил гуманизм: прокурор просил для обвиняемых 23 и 12 лет соответственно).

Это, разумеется, совпадение. Никто не составлял специального графика, не прикидывал, как бы так извернуться, чтобы в один и тот же день Васильева вышла, а Сенцов и Кольченко сели. Это случайность, но иногда случайность превращается в сильное политическое высказывание. 

Васильева стала символом коррупции в России. Все государственные и окологосударственные СМИ рассказывали о невероятных масштабах хищений в Минобороны, осуществленных ею или при ее участии. Дабы раздуть гнев публики, в новостных телепрограммах показывали и ее шикарную квартиру в центре Москвы, и ящики, в которых хранилось 19 килограммов ювелирных украшений. Собственно, приговор Васильевой подавался как знаковый — пока нанятые внешними врагами для раскачивания лодки враги внутренние публикуют в интернете непонятные фотографии неизвестно чьих дач, государство по-настоящему борется с настоящими коррупционерами! Сами понимаете, граждане, где провокаторы, а где — защита ваша.

В итоге ни журналистам, ни правозащитникам не удалось даже выяснить, провела ли Евгения Васильева хоть день в колонии. 25 августа наблюдателям издалека показали, как какая-то женщина садится в машину с тонированными стеклами, и уезжает прочь — к свободной и роскошной жизни. Обошлись с женщиной, кстати, безжалостно: теперь ей запрещено появляться в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения.

Dav-cit-01.jpg

Олега Сенцова судили за неслучившиеся теракты. Задержали уже после того, как теракты не случились. Обвинение строилось в основном на признательных показаниях двух других подсудимых. Один впоследствии заявил, что показания из него выбили, второй отказался отвечать на вопросы судьи в ходе процесса. По факту, судили за политическую позицию — за отказ признавать Крым территорией России.

Если что и удивляет в обоих случаях — так это нарочитость. Нарочитый, несколько даже нелепый цинизм, с которым вывели Васильеву из-под удара. И нарочитая жестокость приговора Сенцову — политические процессы в России не новость, но двадцать лет по итогам дела, которое сторона обвинения кроила без особого старания, — это все-таки шок.

И, поскольку эти два события происходят одновременно, трудно не разглядеть за ними некое обращенное ко всем мирным жителям сообщение. Такое, например: есть две группы людей, для которых закона не существует. Это те, кто инкорпорирован во власть, и те, кого власть считает врагами. Первые могут творить все, что угодно практически безнаказанно. Со вторыми можно творить практически все, что угодно.

И радуйтесь, если вы — где-то посередине. Хотя, скорее всего, вы заблуждаетесь.


В этом сообщении нет новизны, но есть зато наглядность, порожденная как раз случайным совпадением во времени двух не связанных между собою событий.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.