Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Заложник

23.08.2015 | Яанус Пийрсалу, журналист газеты «Постимеес», Эстония

Псковский суд приговорил за шпионаж к 15 годам тюрьмы офицера полиции безопасности Эстонии (КаПо) Эстона Кохвера. Вопросы есть? Есть
Est-490.jpg
Большинство комментаторов в Эстонии говорят сегодня о несправедливости российского суда («процесс над Кохвером был фарсом»), а также о том, возможен ли обмен Кохвера, отца четырех маленьких детей (старшему из них только исполнилось шесть лет) на сидящего в Эстонии за шпионаж в пользу России Александра Дрессена или кого-то еще, кто отбывает срок или вообще на Западе. Тем более что по версии КаПо (Эстонская полиция безопасности — NT), спецназ ФСБ силой захватил полицейского на границе с Россией, причем на эстонской территории.

Между тем, имеет смысл обратить внимание на другие, куда более некоторые интересные детали «Кохвергейта». И попутно задать ряд вопросов.

Например, а не обещала ли Кохверу российская ФСБ «скостить» срок в случае признания своей вины? Если верить Евгению Аксенову, адвокату Кохвера, его подзащитный на процессе свою вину не признал. Другого источника, который подтвердил бы или опроверг эти слова, нет. Но официальный Таллин им и так не верит. И вот почему.

Дело в том, что МИД Эстонии хотел, чтобы защитниками Кохвера на процессе стали адвокаты Марк Фейгин и Николай Полозов. Но, согласно официальной версии, Кохвер сам отказался от их услуг. Теперь же, после приговора, Фейгин сделал украинским журналистам очень интересное заявление: «Мы согласились и пошли к нему в Лефортово. Но к тому времени там уже все было ясно и очевидно. Кохвер пошел на сделку со следствием. А мы в случаях, когда есть сделка со следствием, а значит, признание своей вины, не работаем» (цитата по сайту ukrinform.ua). Он также добавил: «в отсутствие публичности заключение тайных договоренностей со следствием ничем не помогает».

Это заявление наводит на мысль, что Кохвер, вполне возможно, первоначально согласился с предложениями ФСБ, но потом отказался. Например, когда понял, что его всё равно обманут. Еще один нелишний вопрос: будет ли Кохвер оспаривать вердикт или нет? И что посоветуют ему в этой связи эстонский консул, который может посещать осужденного два раза в месяц, и назначенный российской стороной адвокат?

Проблема эстонских властей в том, что они уже официально заявили: Эстония не признаёт судебный процесс над Кохвером. Если теперь они посоветуют Кохверу подать всё-таки апелляционную жалобу, это будет означать, что Эстония легитимность процесса все-таки вынуждена была признать. С другой стороны — только после апелляции защита Кохвера может обратиться в Европейский суд по правам человека, в противном случае это дело так и останется только в судебных архивах РФ.

Моя коллега Кадри Лийк, проработавшая много лет журналистом в Москве, а сейчас — внешнеполитический аналитик в Лондоне, высказала мысль, что приговор Кохверу — своего рода сигнал ФСБ, адресованный полиции безопасности Эстонии: «Скорее всего, на каком-то участке КаПо слишком хорошо делала свою работу и помешала какой-то операции своих московских коллег». И теперь, вынеся Кохверу жесткий приговор, Москва ждет ответа от Таллина: вы нас поняли? Готовы ли проявить в дальнейшем покладистость?

Так что сейчас все зависит от того, какие шаги предпримет Таллин. Если Москва сочтет что «сигнал принят», то Кохвер в российской тюрьме не задержится.

А вот работающий там же в Лондоне аналитиком Объединенного королевского института оборонных исследований (RUSI) бывший российский ученый Игорь Сутягин, непонаслышке знающий методы ФСБ — в 2004 году он был осужден за шпионаж, в 2010-м обменян на российских агентов — считает, что Кохвер может ещё долго ждать свой судьбы в колонии. По его мнению, ФСБ будет выжидать удобного момента, с тем чтобы выгодно «продать» Кохвера обратно в Эстонию: «Торопиться с этим они не будут». В случае кассационного рассмотрения дела, предполагает Сутягин, вышестоящий суд сократит Кохверу срок лишения свободы на полгода: «А потом про него как бы «забудут» — и будут терпеливо выжидать момента, чтобы его на кого-нибудь выменять. Заложник…»

Фото: REUTERS/Reuters TV


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.