Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Запреты

#The New Times

Два суда за «Парад суверенитетов 2.0»

20.08.2015 | Литой Александр

Как журналист и редакция The New Times пытались оспорить блокировку текста Роскомнадзором
OM-490.jpg
Прошел год, как моя статья для сайта newtimes.ru «Парад суверенитетов 2.0», была удалена с портала по требованию Роскомнадзора. Спор о причинах ее блокировки за это время прошел через два суда — Тверской районный и Московский городской. Первые объяснения, почему она была запрещена, Роскомнадзор предоставил лишь теперь.

«Федерализация»

Темой «Парада суверенитетов 2.0» были «акции за федерализацию России». Началось с того, что в июле 2014 года, в разгар событий на Донбассе, в Новосибирске запретили местный марш с требованием предоставления больших прав регионам Сибири. Россия — все-таки федерация, и такая постановка вопроса законодательству не противоречит. Но марш запретили, что привлекло внимание федеральных СМИ.

Далее власти предприняли уникальный эксперимент: блокируя десятки текстов с упоминанием новосибирской истории, они попытались вообще убрать эту тему из Рунета. Судя по переписке, позже вскрытой «Анонимным интернационалом» (
хакерская группировка, публикующая документы для внутреннего пользования по внутренней политике РФ, а также личную почтовую переписку, принадлежащую членам правительства и ряду депутатов.NT), удаления текстов координировались на уровне администрации президента и руководства Роскомнадзора.

Это привело лишь к новой волне интереса к «федерализации». Начали появляться группы «ВКонтакте», пародирующие ДНР и ЛНР^ — вроде Калининградской Народной Республики, Смоленской НР и т. п. В сети «ВКонтакте» появилась Саратовская Голодная Республика. Суровые мужчины с ружьями и в масках угрожали партизанскими действиями властям ради отделения Сибири… Значительную часть этого контента производили украинцы, таким образом высмеивавшие российскую политику в отношении их страны.

В Новосибирске и Краснодаре по теме федерализации были поданы два уведомления об уличных акциях — в них сепаратистских призывов не было, поднимались вполне легальные вопросы взаимоотношений Кубани и Сибири с Москвой в рамках Российской Федерации. О том, где должно больше оставаться налогов и доходов с нефти и курортного бизнеса. Обе акции запретили, затем несанкционированные попытки их провести сорвали.

В Новосибирске история сошла на нет, а в Краснодаре завели уголовное дело: два активиста убежали в Украину, а еще одна россиянка (
Дарья Полюдова.NT), каждый шаг которой теперь отслеживает местное ФСБ, побывала в СИЗО, затем вышла под подписку и сейчас у нее начинается суд.

«Парад Суверенитетов 2.0» был опубликован в пятницу 15 августа 2014 года, в 21:35 на сайте www.newtimes.ru. 16 августа, в субботу, в 14:07 в редакцию пришло требование Роскомнадзора удалить текст, как содержащий «призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка».

Текст сразу же был снят, а
The New Times попытался выяснить, в чем дело. Генпрокуратура предложила обратиться за разъяснениями в Роскомнадзор, Роскомнадзор — в Генпрокуратуру. Автор материала и редакция The New Times отправились в суд. Многие месяцы никакой информации не было в принципе.

Тверской районный

Первый тур судебного разбирательства состоялся 20 января 2015 года в Тверском районном суде. В суд пришел я с адвокатом от «Агоры» Ольгой Чавдар, были адвокат
The New Times Вадим Прохоров, представитель Генпрокуратуры и представитель Роскомнадзора.

Представитель Генпрокуратуры заявил, что ее ведомство не требовало блокировать конкретно мою статью, а просило Роскомнадзор блокировать все материалы с призывами к несанкционированным акциям «за федерализацию».

Занятно, что Роскомнадзор, требуя заблокировать «Парад суверенитетов 2.0», ссылался на требование Генпрокуратуры № 27–27–2014/Ид2520–14. В письме, поступившем от Роскомнадзора в
The New Times, указано, что оно датируется 16 августа 2014 года — на следующий день после публикации моего текста. Хотя на самом деле, оно от 30 июля 2014 года, и касается совершенно других текстов, действительно, с призывами к несогласованным акциям. Выглядит это так, будто сотрудники Роскомнадзора пытались «прикрыться авторитетом» прокуроров, обращаясь в The New Times.

Представитель Роскомнадзора, девушка с постным выражением лица в розовом свитере с катышками, объяснила удаление статьи так: Роскомнадзор «обнаружил информацию» на
сайтеThe New Times  — ну, то есть с призывом несанкционированно митинговать «за федерализацию», — и потребовал удалить.

С Прохоровым и Чавдар мы целый час спрашивали ее на разные лады: все-таки, что конкретно Роскомнадзору не понравилось в статье? Где призывы к несогласованным акциям? Девушка каждый раз отвечала: «была обнаружена информация». А что еще можно обнаружить во всемирной телекоммуникационной сети «Интернет», если не информацию?

— Ваша честь, они пытаются запутать меня! — заявила уставшая представительница Роскомнадзора.

— Ну ладно, мы люди маленькие — журналисты, адвокаты, — пришлось ответить. — Но то, что представитель Роскомнадзора суду не может объяснить, за что удалена статья — это неуважение именно к суду.

Судья, молодая блондинка, смотрела на истцов со злобой, как бы говоря: «Ну заблокировали у вас текст какой-то, ну и что? И зачем вы сюда приперлись отнимать время у государевых людей?»

Наша жалоба осталась без удовлетворения.

В решении Тверского райсуда, которое писалось несколько месяцев, блокировка статьи оправдывалась тем, что автор якобы не указал, в каких городах акции «за федерализацию» были запрещены, а где разрешены — что является неправдой, в тексте это расписано. И все равно остается неясным, почему это является призывом к участию в несанкционированных акциях. Кроме того, в решении указано, что как призыв эту фразу восприняла Генпрокуратура — хотя в суде выяснилось, что решение о блокировке принимал Роскомнадзор, и прокуроры к нему отношения не имели.

Московский городской

14 августа 2015 года, почти в годовщину публикации несчастного текста, в Мосгорсуде состоялся второй тур разбирательства. Истцы и ответчики явились в том же составе, вели суд трое мужчин среднего возраста, в основном задавал вопросы один из них, сидевший на процессе посередине.

Поначалу он мне даже понравился, ибо спросил девушку из Роскомнадзора о конкретных цитатах из моей статьи, которые якобы призывали людей к несанкционированным митингам, спросил ее о причинах путаницы с датой обращения Генпрокуратуры.

Но вскоре стало ясно, что это — не попытка разобраться, а такой стиль ведения суда. Ему нравилось выглядеть альфа-судьей, доминировать, указывать всем «их место». С Ольгой Чавдар альфа-судья втянулся в длинный спор о дате подачи ходатайства, о лингвистической экспертизе статьи, которая так и не была приобщена к материалам дела. У меня судья потребовал цитату из статьи, «где я всех призываю жить мирно».

Судью не заинтересовало то, что в моей статье подчеркивается наличие уголовной ответственности за сепаратизм, а также его низкая популярность у населения. Заблокированный на
сайте The New Times текст успели перепостить несколько украинских сайтов. Текст там висит до сих пор, никто их уже не блокировал. Интересно, что одну из этих ссылок ретвитнул депутат Госдумы Михаил Емельянов, один из авторов уголовной статьи за призывы к сепаратизму — когда пришлось брать у него комментарий, и ему, очевидно, понравилось, как была представлена его точка зрения.

Главным событием разбирательства в Мосгорсуде стало то, что спустя год Роскомнадзор наконец представил цитаты из моей статьи, якобы призывающие к участию в несанкционированных акциях: «Запрет «Марша за федерализацию в Сибири», который намечался 17 августа в Новосибирске», и «Между тем, организаторами был заявлен традиционный маршрут новосибирских политических демонстраций по центру города».

Автор сообщает читателям о запрещенных акциях таким способом. Этого оказалось достаточным, чтобы Мосгорсуд принял сторону Роскомнадзора. Сейчас стороны ждут текста решения Мосгорсуда и следующий этап тяжбы — Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Понятно, что судьи и Тверского районного, и Мосгорсуда защищали честь государства, как они ее понимали. Но интересно, почему их не волнует, что лет, например, через семь, когда ЕСПЧ признает нашу правоту, их действия причинят российскому бюджету ущерб в тысячи евро? Столько Страсбург обычно присуждает в подобных случаях.

И, конечно же, главный бонус для меня — что можно ходить на такие судебные шоу по своему желанию. Многие сидят в СИЗО за свои высказывания и тексты — по обвинениям схожей степени адекватности.


Фото: superomsk.ru/Александр Румянцев


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.