Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Россия, Лета, Немезида

19.11.2009 | Новодворская Валерия | №41 от 16.11.09


Антисоветчики нынче не в чести, поэтому едва ли стремительно советизирующаяся Россия отметит 20 ноября 140-летие со дня рождения Зинаиды Гиппиус, которая вместе со своим великим мужем Дмитрием Мережковским создала сразу две школы —поэтическую и политическую. Поэтическая школа называлась «символизм», а политическая —«антисоветизм». На кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, где покоится изгнанная большевиками из России русская литература, у нас много дорогих могил. Но не было могилы более запретной (вплоть до перестройки) и более одинокой и непризнанной, чем могила Зинаиды Николаевны Гиппиус. И конечно, философа Дмитрия Мережковского с ней рядом. Они ведь, как двойная звезда, пятьдесят два года были вместе, не расставаясь ни на день. Зинаида Николаевна, рыжеволосая красавица с зелеными загадочными глазами, отнюдь не была лириком. Блок называл ее талант «острым и колющим». Неженский ум, никакой мягкости и кротости, безжалостные критические статьи, которых, как огня, боялись все литераторы.
С первых же дней после октябрьской трагедии они с Мережковским займутся антисоветской агитацией и пропагандой на глазах у ВЧК. 1918-й. Разгон Учредительного собрания. Она напишет: «Наших дедов мечта невозможная, наших героев жертва осторожная, наша молитва устами несмелыми, надежда и воздыхание, — Учредительное собрание, — что мы с ним сделали?..»
Она была первой, не подавшей после «Двенадцати» руки Блоку. Она перейдет со стихов на прозу: «У России не было истории, и то, что сейчас происходит, не история. Это забудется, как неизвестные зверства неоткрытых племен на необитаемом острове». «Деревню взяли в колья, рабочих в железо. Жить здесь больше нельзя: душа умирает». Они с Мережковским открыто приветствовали как избавителя Корнилова, приветствовали и Юденича. Никто не пришел и не избавил. Их боялись выпускать, а «философского парохода» они ждать не стали. Говорят, что они выжили только благодаря тайному заступничеству Луначарского. В 1920 году именно Зинаида Николаевна толкает Мережковского к бегству из СССР: «Чтоб так не жить! Чтоб так не жить!» Они бежали через две границы. И не было у советской власти врагов более непримиримых, чем эти двое. В Париже Зинаида Гиппиус создает антисоветское литературное общество «Зеленая лампа» (1927—1939).
Откуда появился миф о сотрудничестве Гиппиус и Мережковского с Гитлером? Они называли фюрера маньяком, антисемитизм — психозом, нацизм — бредом. Хорошо, что в гестапо не забрали за такое «сотрудничество». Но вся просоветская эмиграция их осудила: ведь ни одного слова в поддержку Сталина, никакой радости от побед СССР! У них была надежда, что Гитлер разобьет СССР, а Гитлера разобьют союзники. Надежда не сбылась. Эмиграция бросила философа и поэтессу, лишила их публикаций, куска хлеба, не подавала руки… Старики болели, мерзли, голодали, но ни крошки хлеба не взяли у гитлеровцев. Мережковский умер в 1941 году, и его пришли проводить только несколько человек. Это подкосило Зинаиду Николаевну, и она дожила только до 1945-го. Не сдавшись, не изменив политической позиции. Эмиграция что-то поняла и пришла проводить хотя бы ее.
В СССР самые безобидные стихи Зинаиды Гиппиус (как и исторические книги Мережковского) были под запретом вплоть до перестройки. А теперь нам снова нужен презрительный смех Зинаиды Гиппиус. «Россия, Лета, Лорелея» — в мандельштамовскую триаду она вошла как богиня мести большевикам, Немезида. Лорелеи не для нашего сурового климата.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.