Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Наш футбол вылетел из высших лиг

26.02.2007 | Новодворская Валерия | № 03 от 26 февраля 2007 года

Наш футбол вылетел из высших лиг, и российским тиффози приходится болеть за французов и немцев.

Но мы еще ухитрились въехать в низшую касту на другом чемпионате. Здесь кубок разыскивает «Freedom House», «Дом Свободы», милейшая американская правозащитная организация, парная с «Human rights watch», что можно условно перевести как «Наблюдение за правами человека». Эти две организации суровы, неподкупны и не щадят ни своих, ни чужих. Это у нас президенту на пресс-конференции неудобные вопросы о Чечне, свободе слова и мертвых журналистах задают инспецы, то есть западные журналисты, а свои стоят с салфеткой наперевес, как официанты, и вопросы у них исключительно о порядке престолонаследия или об увековечивании в Кремле гаранта стабильности, незыблемости и замороженности. А у них на Западе по поводу Гуантанамо за Бушем и военным ведомством бегают американские журналисты. Самообслуживание, как в супермаркете. А «Международная амнистия» несколько полиняла. Не хочет ссориться с Россией. Вот и не дали Ходорковскому с коллегами статус политзаключенных. Бывает и хуже. ПАСЁ выкидывает в корзину собственную резолюцию о необходимости парламентского расследования гибели Анны Политковской. Конечно, по просьбе российских представителей. Россия платит в ПАСЁ очень крупный взнос. Да и вообще химики говорят, что газ и нефть тоже могут вызвать эрозию (как металлов, так и принципов). Как на выходе из трубы, так и на входе. Ведь Анечкина «Новая газета» уже второй раз пишет, что не жалуется на проведение расследования прокуратурой. Зачем жаловаться? Еще пару лет поработают и придут к формуле А. Зиновьева: «Мероприятие стало полностью самонеуправляемым, и как всякое правильно обоснованное мероприятие, закончилось ничем». А если еще вспомнить, как чуть ли не в первые дни после убийства главный акционер газеты г-н Лебедев просил на страницах «Новой» не винить в Аниной смерти власть, удержаться, — то здесь мы и подходим к пониманию логики «Freedom House», отправившего нас в нокаут прямо к Ким Чен Иру с Фиделем.

«Freedom House» — надежная организация, и сколько ей ни показывай (и США, и Россия, и Катар, и прочие золотые и нефтяные прииски) зубы или кошелек, она на это не реагирует.

Градус прав и свобод высчитывается не только по номиналу, но и по потенции. По номиналу нас никто и не равняет с Северной Кореей. Ясное дело, пока «Эхо» есть, оставили в утешение. «Свободу» еще не выгнали в Прагу и не глушат, Ходорковский с Лебедевым не расстреляны (в КНДР их уже не было бы в живых), поделили пока только «ЮКОС», у послушного бизнеса еще ничего не отнимают, кроме дани. «Новое время» выходит, «Новая газета» теплится, «черные маруси» по ночам не ездят. Вот только чья это заслуга? Добыло ли этот результат гражданское общество в трудах и в муках, «гремя кандалами и поднимаясь на эшафот», по словам Гайдара-деда? Или просто Кремлю не нужен корейско-кубинский сценарий? Рейтинги «Freedom House» как раз учитывают тот показатель, который называется «жажда свободы». А здесь мы стабильно на уровне КНДР, Китая, Кубы. Сколько процентов населения жаждут прав и свобод, а не жилья, денег и безопасности? Здесь мы ниже Узбекистана. Много ли защитников, кроме прямых диссидентов, нашлось у М. Ходорковского, С. Бахминой, Зары Муртазалиевой и Бориса Стомахина? На всеобщую политическую стачку не хватит. И с каким рвением кинулись защищать наш бедный забитый режим от свирепых правозащитников из «Freedom House» те, кому в Уставе написано защищать от этого режима общество! Анатолий Кучерена из Общественной палаты даже предложил нам взяться за защиту прав народов Европы и Америки. Было это, было. Только давно, в брежневский застой. «Советский комитет защиты мира», «Антисионистский комитет». «Израильская военщина известна всему свету, как мать, говорю, и как женщина, я требую их к ответу». И Хельсинкская группа встала горой на защиту родной автократии, за что попала в «Постскриптум».

Плохие политики, плохие журналисты и плохие правозащитники сродни плохим футболистам. Не умея толком играть, они после матча кричат: «Судью на мыло!»


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.