Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Калуга пошла в отказ

03.08.2015 | Дмитрий Ребров

Калужская избирательная комиссия отказала оппозиционным кандидатам в регистрации их списка на местных выборах, которые должны состояться 13 сентября в целом ряде регионов страны.

Ранее такие же отказы оппозиционеры получили в Новосибирске и Костроме. Как именно выглядело это в Калуге, корреспондент NT наблюдал своими глазами. И даже раздобыл видео самого драматичного момента, побывав на судьбоносном для кандидатов заседании комиссии, состоявшемся в минувшее воскресенье.
«Идет расправа, оппозицию загоняют в подполье. Когда выступал Володин и говорил про честные выборы, мы им поверили, а теперь они ставят палки в колеса», — Генадий Гудков, бывший депутат Государственной думы, а теперь полномочный представитель партии «Гражданская инициатива», созданной экономистом Андреем Нечаевым, пьет кофе в уличном кафе на Театральной площади в самом центре Калуги.

Из собранных накануне почти пяти тысяч подписей, необходимых для регистрации списка кандидатов в областной парламент, «Инициатива» самостоятельно отбраковала около пятисот, еще 1246 штук под различными предлогами забраковала местная избирательная комиссия. Сторонники партии убеждены, что незаконно. С учетом брака для регистрации им не хватает почти восьмисот подписей.

В отличие от «Демократической коалиции», выступавшей в регионе отдельно и по итогам сборов, как утверждают сторонники Нечаева, столкнувшейся с массовой фальсификацией со стороны нанятых на месте, по объявлению, сборщиков, активисты «Гражданской инициативы» привезли в город из Москвы собственную команду, работавшую ранее на столичных выборах с муниципальными депутатом Максимом Кацем. Сам депутат и популярный блогер возглавил избирательный штаб партии. Штаб тут же, неподалеку от кафе  —  слева от Драматического театра, на пересечении с улицей Суворова. На протяжении почти двух месяцев тут дежурил десант из соратников Каца. Не бесплатно: ставка сотрудника штаба 10 тыс. рублей в неделю, за каждую собранную подпись гонорар  —  200 рублей.

Большинство сборщиков подписей  —  студенты либеральных взглядов. Калужан присоединилось немного: всего пару человек, но на них и не рассчитывали, главное, чтобы 13 сентября пришли к урнам. Московский десант  —  уже обучен и имеет опыт работы. Кроме того, так проще застраховаться от провокаторов, сыгравших с «Демократической коалицией» в Новосибирске дурную шутку: подделанные ими подписные листы пришлось отправить в помойку, а разбирательство завершилось возбуждением сразу двух уголовных дел — против фальсификаторов и против самих сотрудников штаба.

Незлая Калуга

Светловолосая Катя с фотоаппаратом в руках показывает нам офис «Гражданской инициативы». Несколько просторных комнат с белыми стенами, отдельное крыльцо со двора, компьютеры, заваленные бумагами столы, на стенах доски с таблицами, заполненными красным маркером,  —  это подневный график сбора подписей: 345 в понедельник, 323 во вторник, в субботу всего 221 и пририсованная синим тучка с дождем: «От погоды многое зависело, мы не ходим по квартирам, это слишком опасно, а стоим на улице, там, где побольше прохожих, мое любимое место, например, возле кинотеатра», — Катя указывает куда-то за дверь. За два месяца с агрессией со стороны калужан, по собственному признанию, она столкнулась не больше трех раз, каждый десятый, напротив, соглашался поставить подпись, остальные хотя и не набрасывались с обвинениями, но поддержать оппозиционеров отказывались. Кто-то забыл документы (в подписных листах фиксируются паспортные данные), кто-то просто не хотел, ссылаясь на то, что старается «держаться подальше от политики». Впрочем, внимательно активистов соглашались выслушать все: «Мы сами подходили к тем, в ком узнавали потенциальных сторонников», — рассказывает Катя, попутно раздавая задания остальным активистам, вьющимся вокруг Максима Каца. Пока мы осматриваем помещение, Гудков разбирается с бумажками: «Кто-нибудь может отксерокопировать эту страницу?» Популярный блогер Кац реагирует резко: «Мы работаем, ксерокопируйте сами». Гудков удивленно поднимает брови. В соседнем помещении бесконечные стопки с апелляционными заявлениями. Всего их 437 штук, на каждый подписной лист отдельное. Если избирательная комиссия удовлетворит апелляции, спасти удастся более 900 подписей. Этого более чем достаточно, чтобы зарегистрировать список.

«Голодать не будем»

Вечером в воскресенье все заявления должны быть рассмотрены в избиркоме. Калькуляция следующая: из всех забракованных комиссией  —  350 не совпадают с базами ФМС, но содержат, как уверяют в «Инициативе», верные паспортные данные (именно разночтения с базой ФМС стали причиной снятия списков «Демократической коалиции» в Новосибирске), 144  —  по мнению комиссии, содержат неверно оформленные исправления: «Мы отфотографировали все листы, я сама этим занималась, избирком указывает номера страниц, на которых вообще нет никаких исправлений», — говорит активист Катя и демонстрирует на компьютере фото — 320 подписей. Это листы, на которых неверно указаны паспортные данные самого сборщика. И это еще одно ноу-хау калужской кампании.

Каждый подписной лист внизу содержит данные человека, подписи собиравшего. Активисты заполняли графу регистрации в соответствии с тем, как она указана в паспорте. Чиновники избирательной комиссии нашли «уловку»: все, кто прописан в Подмосковье, по их мнению, обязаны были указать не только населенный пункт, но и район. «Они идут на любое крючкотворство, чтобы под надуманными предлогами не принимать подписи», — жалуются сотрудники штаба. Рыжебородый Артем из Сергиева Посада (Сергеево-Посадского района), лет двадцати, попал в число тех, чьи подписи комиссия не приняла. Артем рассказывает, что учится на филолога в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете (ПСТГУ), преподаватели знают о его либеральных убеждениях, но против ничего не имеют: «Энтео, отец Дмитрий Смирнов, Всеволод Чаплин и православие  —  это не одно и то же», — объясняет он свое присутствие в калужском штабе. Заседание избиркома состоится через полчаса. Пока молодежь курит на ступеньках, бывший депутат Гудков консультируется с кем-то по телефону и что-то черкает в бумажках: «Признать недействительной... Наши представители не были приглашены на заседание комиссии, вынесшей рекомендацию отклонить подписи... ага... Понял. Подпись и дата». Что подписи все-таки примут, уверены далеко не многие, кто-то даже горько шутит: «Если не возьмут, голодовку объявлять не будем, Кац и так худой» (несколько сотрудников новосибирского штаба «Демкоалиции» объявили голодовку после того, как тамошний избирком забраковал собранные подписи). Уже перед выходом Гудков репетирует речь с листком в руках: «Поскольку ФМС сама допускает ошибки, ее база не может считаться истиной в последней инстанции». Но речь ему не понадобится, всего через 15 минут комиссия откажет в регистрации забраковав 100% подписей. Но о главном козыре комиссии среди активистов еще не знает никто. Ровно через полчаса битва будет проиграна всухую. Ни одна из апелляций не будет даже рассмотрена.

Постановили: отказать!

Заседание, назначенное на вечер воскресенья, сразу не заладилось. Несмотря на то, что в здание комиссии (по стечению неведомых обстоятельств она расположена в одном корпусе с местным отделением «Единой России») оппозиционеров пустили, по главным пунктам повестки мнение их донести до членов избиркома удалось с трудом. Первый пункт повестки  —  исключение из списков председателя партии в связи с тем, что в документах не был учтен некий, неназванный комиссией, источник дохода  —  сразу вызвал конфликт. Раскрывать, о чем именно речь, государственные служащие отказались: «Мы тут собрались не для того, чтобы отвечать на ваши вопросы, а для того, чтобы принимать решения». В какой-то момент посреди дискуссии в дверях зала даже появилась милиция. Последний пункт — нарушение, о котором комиссия не предупреждала кандидатов заранее, — ею были найдены разночтения в заявке кандидата и формулировке партийного статуса Нечаева в подписных листах. Поскольку в распоряжении NT оказалась видеозапись дискуссии, состоявшейся в стенах Калужской избирательной комиссии, мы готовы предоставить читателю самостоятельно сделать выводы и оценить аргументы сторон.



Уже выходя из здания, полномочный представитель «Гражданской инициативы» Генадий Гудков добавит: «То, что они тут устроили,  —  это конституционное преступление, когда-нибудь они все ответят за это перед судом. Когда власть сменится». На вопрос, как скоро такой суд может состояться, обиженный представитель партии бросит: «Такими темпами — очень скоро. Я их перед уходом серьезно предупредил, просто так им это с рук не сойдет. Я знаю, как такие дела расследовать. А пока мы будем жаловаться в ЦИК». Когда именно жалоба в Центральную избирательную комиссию будет подана, он пока не уточнил: «Для этого нужно будет еще провести определенные бюрократические процедуры».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.