Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Только на сайте

#Репрессии

Репрессии – это дешево и сердито

30.07.2015 | Андрей Громов

Наблюдать за тем, как работает российская политическая система, для пытливого исследовательского ума – чистое наслаждение. Ну вот хотя бы события последних дней.

В Новосибирске отказали в регистрации на выборах партии «ПАРНАС» по причине расхождения данных в подписных листах с данными УФМС. Ну, то есть, применили простую технологию – люди собирают подписи, сверяют ее со всеми возможными базами, обзванивают людей, выверяют списки, а потом оказывается что есть какая-то особая база, с которой списки не сходятся, и с этим уже ничего не поделать. Всем спасибо, концерт  окончен, все могут расходиться.

Российский авторитаризм, как уже много раз писали разные ученые люди  – не какой-то дремучий тоталитаризм, а довольно гибкая система. Для того и нужен муляж демократии, чтобы у власти была свобода маневра. Оппозиция идет на выборы – хорошо. Можно ее не пустить на выборы, можно пустить, но нарисовать 2-5% и тем самым показать ее полную ничтожность и оторванность от народа.  Можно пустить и дать набрать процентов 20, даже 30, чтобы указать местной власти на ее шаткое положение. Можно даже кого-то и впустить на задворки власти и тем самым превратить из оппозиционера в функционера или «фрика».

Малозатратных механизмов решения таких вопросов в арсенале власти вполне достаточно. Ну вот, хотя бы та же база УФМС. Просто и эффективно. Впрочем, в Новосибирске «концерт» не окончился после решения избиркома. Никто не разошелся, а совсем наоборот – объявили голодовку, подали апелляцию и вообще активно продолжили борьбу. Механизм не сработал. Или, точнее, сработал далеко не так действенно, как хотелось бы.

В Костроме (где тоже оппозиция участвует в выборах) учли этот опыт и воспользовались еще более простым способом. В ночь с 27 на 28 июля сотрудники полиции арестовали руководителя костромской избирательной кампании партии «ПАРНАС» Андрея Пивоварова за «неправомерный доступ к компьютерной информации», а на следующий день суд вынес постановление о заключении его под стражу на 2 месяца. На ясные и четко сформулированные вопросы адвокатов (что по существу обвинения, что по вопросу о мере пресечения) в ответ раздалось подчеркнуто невнятное блеяние представителей обвинения. Столь же невнятным было решение, которое зачитал судья. Единственное, что прозвучало хоть сколько-нибудь членораздельно – вердикт о заключении под стражу на 2 месяца. Концерт окончен, все свободны. То есть как раз наоборот, совсем не свободны.

На этой же неделе по обвинению в «расшатывании политической обстановки в сторону нестабильности» были арестованы Юрий Мухин и его соратники Валерий Парфенов и журналист РБК Александр Соколов.  Обвиняют их в экстремистской деятельности, суть которой - добиться проведения референдума «За ответственную власть». Это люди совершенно другого политического сектора: Мухин – знаменитый главред газеты «Дуэль», сталинист, конспиролог-антиамериканист и все такое прочее. Но тем показательнее пример.

Нынешнее правовое поле выстроилось так, что для обвинения уже почти не надо никаких специальных усилий. В обвинительном заключении можно написать любые слова, и они так или иначе будут соответствовать букве каких-либо антиэкстремистских законов и поправок к ним. Механизм решения любого вопроса при помощи  ареста, с точки зрения прагматизма и технологичности, максимально упростился.

Раньше от избыточных репрессий защищала логика оптимизации затрат. Все-таки арест – это серьезное и дорогое мероприятие, и применять его имеет смысл только в серьезных случаях - когда на кону большие деньги или крупная политическая выгода. Теперь все по-другому: силовые действия стали не только самым убедительным аргументом власти, но и вложений требуют минимальных. Дешево и сердито. 

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.