Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Дума

#Утраты

Человек из эпохи авторитетов

20.07.2015 | Дарья Хлякина

В России еще одним символом ельцинского времени стало меньше: скончался экс-председатель Государственной Думы второго (1996–1999) и третьего (2000–2003) созывов Геннадий Селезнев
Selezniov-490.jpg

Впрочем, скорее это человек смены вех: спикером он стал при позднем Ельцине, а завершил аппаратную карьеру при раннем Путине, хоть и оставаясь депутатом вплоть до 2007 года. Важно однако то, что при спикере Селезневе российский парламент еще был местом для дискуссий.

Страницы карьеры

В советское время Геннадий Селезнев был главредом «Комсомолки» и «Учительской газеты», в раннее постсоветское — возглавлял «Правду». Но линия карьеры «партийного журналиста» уже не была и не могла быть такой гладкой и непрерывной: поддержка газетой распущенного Верховного Совета в сентябре-октябре 1993-го стоила Селезневу должности. И тогда он ушел из журналистов в депутаты — избравшись в декабре 1993-го в Думу по общефедеральному списку КПРФ. Но и на членство в компартии время наложило свой отпечаток: в мае 2002-го Селезнев был исключен из нее с формулировкой «за грубое нарушение партийной дисциплины. Селезнев отказался по требованию сопартийцев покинуть пост спикера, который он продолжал занимать в то время как КПРФ лишилась руководящих постов в большинстве комитетов. В сентябре 2202-го он попытался было уйти в новое политическое плавание: на базе основанного им же движения «Россия» учредил «Партию возрождения России» (ПВР), рассчитывая получить на ближайших региональных выборах 15% голосов, но ПВР получила в 10 раз меньше.

Но Селезнев не сдался. В 2007 году вместе с нынешним вице-премьером Дмитрием Рогозиным и рядом других политических деятелей он создал предвыборную коалицию «Родина — Патриоты России», однако не смог пройти в Госдуму.

Функционер в роли «адаптера»

По замечанию руководителя «Политической экспертной группы» Константина Калачева, во времена активной политической жизни Геннадия Селезнева личный авторитет играл большую роль, нежели авторитет должности: «Это было время ярких личностей, и на их фоне спикер нижней палаты парламента не должен был теряться. То, что Селезнев был председателем и в ельцинский (1996–1999 годы), и путинский (2000–2003 годы) периоды — о многом говорит», — заявил эксперт NT. И добавил: Селезнев, будучи членом КПРФ, мог находить язык со всеми партиями в Думе.

Еще одна деталь: Селезнев как публичный политик не боялся выборов, открытой электоральной гонки, пусть даже и в итоге безуспешной, подчеркивает Калачев, напоминая, на выборах губернатора Московской области 1999 года он с небольшим отставанием проиграл Борису Громову во втором туре.

Однако политолог Дмирий Орешкин возражает: Селезнев был спикером тогда, когда в парламенте было большинство у коммунистов. Его карьера председателя — не результат выдающихся личностных качеств, а «типичная сделка»: «При Путине коммунистов одолели, и люди типа Селезнева были неактуальны — на их место пришли силовики». Вот и эпизод с проигрышем Громову Орешкин характеризует иначе: «Когда речь идет о спикере Думы, то поражение в битве за кресло губернатора — это не успешная политическая карьера, а очередная ступень на пути вниз.» По ходу выборов, отмечает политолог в комментарии NT, коммуниста Селезнева «заменили» на силовика Громова.

Не согласен Орешкин и с тем, что Селезнев был скорее ярким политиком, нежели функционером: «Он был нужен (кремлевской верхушке) как «переходник» или «адаптер», функционер промежуточной системы. Неглупый человек, гибкий, не твердокаменный. Это типичная ситуация для выходцев из советской элиты перед ее закатом — будь то Евгений Примаков, Александр Яковлев или Михаил Горбачев».

Черты характера

«Лояльность, переходящая в сервильность, тогда не были главными качествами политика, в то время не шла речь о сакральности власти», — вспоминает конец 90-х — начало «нулевых» Константин Калачев. Он подчеркивает, что Селезнев был яркой личностью, но те черты характера, которые помогли ему подняться, не позволили затем остаться в системе, считает эксперт: «Он мог перейти с потрохами в партию власти, но при этом отказался быть одной из ее колонн».

А вот по мнению Дмитрия Орешкина, Селезнев осознавал свою зависимость от источника доходов — вертикали власти: «Он понимал, что взаимодействие с властью важнее любой идеологии, поэтому спокойно пошел на конфликт с коммунистической партией, которая не велела ему становиться спикером».

Политолог относит Селезнева к «когорте людей, которые за карьеру пойдут на многое». Но при этом все же замечает: время Селезнева насыщенно эпизодами, когда бывшие коммунисты становились демократами, тогда как сейчас бывшие демократы становятся путинистами.

Фото: polytika.ru


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.