Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Чечня

Апофеоз безнаказанности

16.07.2015 | Александрина Елагина

15 июля 2009 года в Грозном была убита Наталья Эстемирова. Правозащитный центр «Мемориал» почтил память своей сотрудницы открытием выставки «Бесконечная история: насилие и безнаказанность на Северном Кавказе». Пока северокавказские силовики «не сдают своих», правозащитники поминают коллег и жертв безнаказанного насилия

Комиксы на пресс-волах — 12 историй о похищениях, пытках, убийствах и фабрикации уголовных дел с 2007 по 2014 год. Их подготовила чешская неправительственная гуманитарная организация «Человек в беде» (People in Need). История Натальи Эстемировой — одна из таких историй: в этот день шесть лет назад правозащитницу похитили возле дома в Грозном. В этот же день ее тело было найдено вблизи села Гази-Юрт в Ингушетии.

NE-490.jpg

Подробно о следствии по делу гибели Натальи Эстемировой рассказал Александр Черкасов, председатель Совета ПЦ «Мемориал». Главной причиной убийства правоохранительные органы считают месть боевиков, а подозреваемым — Алхазура Башаева. Правозащитники считают эту версию фальшивкой: ДНК вероятного убийцы с места преступления не совпадает с образцом, взятым у родственника Башаева.

«Это было сделано еще в 2011 году, — подчеркнул Александр Черкасов, — с тех пор следствие не продвинулось ни на йоту. Потому что такая версия вполне устраивает власть».

Наталья Эстемирова, Зарема Гасанова, Руслан Кутаев. Каждый из комиксов — иллюстрированный рассказ, один из самых ярких реальных дел, за которым стоит огромная исследовательская и юридическая работа правозащитных организаций.

«Таких случаев не двенадцать, а сотни. Может быть, даже тысячи, — сказала Светлана Ганнушкина, член Совета Правозащитного центра «Мемориал», председатель Комитета «Гражданское содействие», — цепь насилия продолжается. И наша обязанность перед памятью Наташи — продолжать нашу работу».

Тезис — о бесконечности и безнаказанности насилия в южном регионе России Олег Орлов, член Совета ПЦ «Мемориал» подтверждает ссылкой на события, произошедшие в этом году:

«Что происходит в самой Чечне? Систематический террор. Система безнаказанности достигла своей цели, — говорит он, — в феврале в Надтеречном районе — пригороде Грозного произошел взрыв. На месте обнаружены останки трех человеческих тел. Подробности неизвестны, история странная. Сотрудники МВД Чечни стали задерживать членов семей погибших, затем знакомых, затем знакомых знакомых: всего в районный отдел полиции было доставлено более ста человек».

По его словам, задержанным обвинений не предъявляли, адвокатов не пускали. К началу марта большую часть освободили. Однако пять человек исчезли бесследно. Из них тела двух человек потом были отданы родственникам. Приказано похоронить по мусульманским обычаям, но не публично. А семьям погибших — немедленно покинуть Чечню.

«Как действовали люди? Они боялись говорить, — продолжает Олег Орлов. — Боялись рассказывать нам. В лучшем случае, на ушко, по секрету. А родственники погибших отказались куда-либо жаловаться. Таким образом, становится невозможным не только требовать расследования преступлений, но и возбуждать уголовные дела. Вот это и есть апофеоз безнаказанности».

«Он подкрепил свои заявления клятвой»

Почему люди боятся требовать справедливости, объяснил Игорь Каляпин, председатель «Комитета против пыток». Каляпин привел в пример свежее дело Комитета: события, описанные жителем Чечни Аюбом, произошли 18 марта этого года: он проходил свидетелем по уголовному делу в Ингушетии. На допросе он не стал давать показания, на которые рассчитывали в правоохранительных органах.

«Меня встретили полицейские, — зачитывает рассказ Аюба Каляпин, — объяснили, что меня ищет заместитель министра внутренних дел республики Апти Алаудинов, что он хочет со мной поговорить. Я сел на переднее сидение автомобиля, и меня отвезли в МВД ЧР. Алаудинов начал меня оскорблять, унижать, рассыпался бранью в отношении меня и моего сына. В кабинете находилось пять-шесть сотрудников полиции. Когда Алаудинов перестал кричать, он приказал увести меня и расстрелять».

Аюба отвезли в одну из оперативно-розыскных частей Грозного. Оттуда — в неизвестный одноэтажный дом. Его посадили на стул, ногу привязали к ножке стула, руки связали за спиной скотчем, на голову надели пакет. «На мизинцы рук мне намотали проволоку, пустили электрический ток. Сначала били током не очень больно. Когда напряжение увеличили, удары стали очень сильными. При этом полицейские наносили удары по голове, по телу, по ноге. От меня требовали, чтобы я подписал признание, что получил от подозреваемых деньги в обмен на отказ от показаний. Поначалу я отказывался оговаривать себя в том, что не совершал. Потом, когда пытки стали интенсивнее, а боль нестерпимой, я согласился подписать любые бумаги. Полицейские настаивали, чтобы я сам все рассказал. Но я ничего не знал, и меня продолжали бить».

Мужчину пытали всю ночь. На следующий день, в обед, его снова привели к Алаудинову, где «в кабинете сидел следователь Игорь Соболь, и следователь Сергей. Соболь сказал мне, что в Магасе я был борзым, а теперь я как чмошник». После того, как Аюб снова отказался оклеветать себя, его приказали увести и «Алаудинов сказал своим подчиненным, что они плохо работают. И приказал работать со мной дальше».

20 марта утром его отвезли в Следственное управление к Игорю Соболю — полковнику, следователю по особо важным делам СК РФ по Чеченской республике и тому, кто ведет расследование убийства Натальи Эстемировой и поджога офиса сводной мобильной группы правозащитников в Грозном в декабре прошлого года. Следователь опросил его в качестве свидетеля. После этого мужчина смог отправиться домой.

«Комитет против пыток» собрал доказательства преступления. Но неделю назад Аюб отказался продолжать работу по делу.

«Аюб и его жена сообщили, что по прибытии в Заводской отдел МВД по Грозному на них было оказано серьезное психологическое давление в связи с подачей заявления о преступлении, совершенного в отношении Аюба. Описывать внешность людей, оказывавших давление, а также конкретные слова, они не стали. Но сообщили, что Аюба и его родственников возили к Апти Алаудинову. Сначала он говорил спокойно, что они поступили неправильно, когда обратились в КПП. А потом стал жестко угрожать, что «уничтожит весь род, включая даже детей, если Аюб не заберет заявление из «Комитета». По словам Аюба и его жены, он подкрепил свои заявления клятвой», — говорится в справке, предоставленной сотрудниками организации после разговора с заявителем.

После этого Аюб отозвал все доверенности, предоставленные правозащитникам и спросил, не будут ли они против, если ему завтра придется оговорить сотрудников «Комитета против пыток».

«Колокол звонит по всем нам»

Адвокат Вадим Прохоров представляет интересы семьи убитого 27 февраля Бориса Немцова. Он утверждает, что след этого преступления отчетливо ведет в Грозный. В числе подозреваемых в исполнении — Заур Дадаев, заместитель командира батальона полка «Север», 46 ОБРОН Внутренних войск МВД России.

22 апреля адвокаты Вадим Прохоров и Ольга Михайлова заявили ходатайство, в котором просили дать ответы на несколько вопросов и допросить ряд лиц, в том числе главу республики Чечня Рамзана Кадырова, депутата Госдумы Адама Делимханова, заместителя командира батальона «Север» Руслана Геремеева. Просьба мотивирована тем, что некоторые из пяти задержанных имеют родственные связи с людьми из близкого окружения Рамзана Кадырова.

«Главным из вопросов мы считаем следующий: имеются ли факты, свидетельствующие о противодействии следствию со стороны высших должностных лиц Чеченской республики на территории ЧР? — сказал Вадим Прохоров, — надо же такому случиться, что этим же вечером глава Чечни выступил со своим знаменитым заявлением о том, что федеральные силовики должны согласовывать свои операции с руководством республики».

Ходатайство было удовлетворено только в части допроса Руслана Геремеева, который объявлен в розыск. По «главному вопросу» ответ краток и ясен: это относится к тайне следствия.

«Эти люди — исполнители. Организаторов и заказчиков нужно искать в Грозном», — подчеркнул Вадим Прохоров. И повторил слова, сказанные Светланой Ганнушкиной в самом начале:

«Насилие охватывает не только Северный Кавказ. Оно имеет тенденцию к распространению. Колокол звонит по всем нам. Мы не можем чувствовать себя в безопасности, пока где-то происходят насильственные действия».

Фото: RTVi


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.