Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

«И никакие правозащитники не помогут»

14.07.2015 | Александрина Елагина

Зачем запрещать доступ к личным делам осужденным и базе судебных приставов
SS-490.jpg

В понедельник, 13 июля президент подписал указ, согласно которому информация из личных дел осужденных, а также сведения о принудительном исполнении судебных актов других органов и должностных лиц становится конфиденциальной. Исключением остается только та информация, которая должна быть общедоступной в соответствии с законом «Об исполнительном производстве».

Первая часть изменений — о личных делах осужденных фактически блокирует работу общественного контроля за тюрьмами. По словам координатора горячей линии социальной сети gulagu.net Игоря Голендухина, теперь личное дело можно будет затребовать только по решению осужденного, который находится «под неусыпным оком администрации учреждения»:

«В таком случае никто никогда этих документов не увидит. Потому что осужденный — заложник в этой системе».

В личном деле содержится информация о выплате пенсий, зарплаты, количестве посылок, передач и свиданий, дисциплинарных взысканиях, способных добавить к сроку три года и способных помешать условно-досрочному освобождению. Одна из важнейших частей документов личного дела — медицинская карта.

«Вместе с «кровавым» законом (законопроект «О внесении изменений в закон «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» и «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» — прим. NT) можно будет затаскивать в тюрьмы неугодных, долбить дубинами и никакие правозащитники не помогут. Нам останется только ходить вдоль заборов и смотреть, как голуби оттуда вылетают», — сказал Игорь Голендухин.

Вторая часть изменений — «о принудительном исполнении судебных актов» коснется публичного доступа к базе данных служебных приставов. Прежде любой человек мог получить необходимую информацию об исполнительном производстве, основании возникшего долга, увидеть сумму задолженности в базе ФССП. Владислав Кочерин, адвокат и управляющий партнер «Кочерин и партнеры» считает, что «информация о долгах является деликатной и не должна быть доступна всем подряд, так как неизвестно, каким образом она будет использована».

Также эксперт полагает, что на адвокатскую практику данные ограничения никак не повлияют: информацию можно получить с помощью соответствующего запроса, ответ на который у госорганов занимает месяц.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.