Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Горячев виновен

14.07.2015 | Дмитрий Окрест

Во вторник коллегия присяжных огласила вердикт в отношении лидера «Русского образа» Ильи Горячева, предполагаемого создателя БОРН (Боевой организации русских националистов)
BORN-490-01.jpg
Илья Горячев (в центре) во время вынесения приговора

Горячев признан виновным по всем пунктам обвинения (организация пяти убийств). В том числе — адвоката Станислава Маркелова, антифашистов Федора Филатова и Ильи Джапаридзе.

В 12:41 присяжные удалились в совещательную комнату для вынесения вердикта. В течение первых трех часов обсуждения доказательств они должны были прийти к единодушному мнению по всем вопросам — всего 26 штук.

Всего с 2008 по 2011 год Боевая организация русских националистов совершила 10 убийств, еще ряд преступлений были совершены под той же маркой, но следственные органы не стали их расследовать. Горячев проходил обвиняемым по пяти эпизодам — убийство мигранта Салохиддина Азизова и подбрасывание его головы ко входу в управу Можайского района Москвы, убийство подсудимого по делу «черных ястребов» Расула Халилова, убийство адвоката левых взглядов Станислава Маркелова и убийство антифашистов Федора Филатова и Ильи Джапаридзе. Кроме того его обвиняют в создании банды и экстремистского сообщества, а также незаконном обороте оружия и взрывных устройств.

Шероховатости

Подсудимый свою вину отрицает и называет себя политзаключенным. Впрочем, судья с такой формулировкой не согласен. Судья вообще вопросы политики на протяжении всего процесса старался обойти. «Ваш ум засорили лишними сведениями — администрацией президента, другими политическими вещами. Очень прошу изучать лишь данные, относящиеся к делу», — однажды заявил он присяжным.

Это особенно сильно проявилось после того, как пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова спросили о связях администрации президента и националистов, о чем ранее заявляли свидетели. Однако сам Песков дипломатично уклонился от ответа. Источники, близкие к следствию, утверждают, что Игорь Краснов, следователь по особо важным делам Следственного комитета качественно провел расследование, однако версии о связях нацистского подполья с Кремлем старался отодвинуть на задний план. К слову,Краснов расследовал гибель Бориса Немцова.

Впрочем, присяжные с интересом слушали нюансы политики конца нулевых. Позднее трое из них, одновременно сославшись на семейные обстоятельства, покинули коллегию, и это послужило поводом считать, что на присяжных оказывается давление.

В рамках процесса защита собиралась вызвать множество публичных деятелей. В частности, главу «России молодой» экс-депутата Максима Мищенко, экс-главу управления АП Никиту Иванова и журналиста «Комсомольской правды» Дмитрия Стешина, на чей квартире, скрываясь от следствия, жил убивший Маркелова Никита Тихонов. Корреспондент познакомил Тихонова с питерскими торговцами оружием. Именно из приобретенного у них арсенала были убита большая часть жертв группировки. Однако Стешин не явился по повестке, а ожидающих сейчас суда торговцев оружием судья решил не привлекать к процессу над Горячевым.

Обвинение по большей части строилось на двух вещах. Во-первых, на вскрытой переписке Горячева с друзьями и соратниками в Skype и ICQ. В разговорах он признавался в любви к Ирландской республиканской армии, обсуждал разборки с конкурентами на политическом поле и флиртовал с девушкой из Новороссийска, бахвалясь образом радикала. Занимательная деталь — за несколько дней до убийства Маркелова он уехал в Сербию и посоветовал аналогичным образом поступить приятелям, предупредив, что так будет безопасней для всех.

Во-вторых, обвинение акцентирует внимание на признательных показаниях Никиты Тихонова, который год спустя после приговора пошел на сделку со следствием в заполярной колонии «Харп», и Хасис, которая вместе с супругом осуждена на 18 лет за соучастие в убийстве. Защита же Горячева утверждает, что девушка решила говорить в надежде получить УДО, таким образом она сможет выйти на свободу уже через несколько лет. Кстати говоря, именно Горячев дал показания по делу Маркелова, затем взял самоотвод, чтобы в следующий раз уже отказаться от него.

В ходе трехдневного допроса Хасис активно обличала подсудимого. «До последнего хотела выгородить Никиту, всеми правдами и неправдами я заступалась за него и за себя. Я искренне верила, что те события в БОРН — это некий революционный путь в борьбе за добро и справедливость. Позже я поняла, что Илья отдавал приказы убивать людей, исходя исключительно из своих личных амбиций и интересов, исключительно корыстно, иногда даже просто ради простой наживы», — заявила она присяжным.

Когда в ответ Горячев, говоря тихим голосом из «аквариума», пытался в схожем формате объяснить свою позицию, судья его неоднократно перебивал. После этого адвокаты потребовали отвода, но лишь сами получили предупреждения. Интересно отметить, что на заседаниях по БОРН в конце 2014 года Хасис чуть ли не прямо утверждала, что за всем стоят близкие к Кремлю люди. В этот раз она сосредоточилась на том, что подсудимый обманывал всех — и боевиков, и приближенных к администрации президента. К сожалению, ответить на уточняющие вопросы NT свидетельница не смогла — группа поддержки Хасис утверждает, что уже месяц письма не проходят цензуру следственного изолятора.

BORN-01.jpg
Наталья Никифирова вместе с сыном (фото из архива Натальи Никифировой на Яндекс.Фотографиях)


«За традиционные ценности, против однополых браков»

В националистической среде 33-летний Горячев за характерную внешность имел совсем не боевое прозвище Студент. Он отличается от соратников по праворадикальной сцене — отсутствие татуировок, неспортивное телосложение, очки. Даже на процесс по боевиками БОРН в конце 2014 года он пришел в пиджаке. На собственном судебном разбирательстве он постоянно напоминает, что является выпускником истфака, и лишь подрабатывал политическим консалтингом для людей, близких к администрации президента. В частности, он делал аналитические записки по антифашистам — следствие считает, что найденные адреса погибших использовались для других целей.

Все началось с круга друзей, сплотившихся вокруг сайта «Войник», рассказывает Наталья Никифирова, мать подсудимого. «Войник» — это интернет-форум, где собирались балканисты и националисты, интересующие Сербией. Горячев был известен завсегдатаям под ником «Аркан» — в честь лидера сербского националистического движения Желько Ражнатовича. В 1999 году прокурор Международного трибунала по бывшей Югославии обвинила того в транспортировке мирных жителей к месту расстрела. Год спустя его убили — заказчики не были установлены. Название «Русский образ» — это отсылка к сербской правой организации «Образ», которая культивировала память прославленного командира, чья жизнь обросла легендами.

«Как и все мальчишки, он интересовался войной, ситуация в Югославии была очень сложной на момент его старших классов, — вспоминает мать в разговоре с NT. — Он сочувствовал сербам, которых бомбили». Именно увлечение мировой геополитикой, в частности, бомбежка Белграда авиацией НАТО, рассказывает Никифирова, и привела сына к выбору гуманитарной специализации: «Отец с детства привил интерес к политическим событиям. Илья много читает, а все, что читает, запоминает почти слово в слово».

Никифирова говорит, что полностью поддерживает правоконсервативные взгляды отпрыска («я за традиционные ценности, против однополых браков») — даже имеет благодарности от царского дома Романовых за организацию чтений, как хозяйка литературного салона и секретарь Русского литературного клуба, владеющего известным сайтом «Стихи.ру».

Вплоть до прений мать не посещала заседаний. Она также неоднократно пыталась пробиться наверх — через соцсети просила друзей выйти на ФСО, чтобы донести правду президенту, а затем лично публиковала открытые письма Путину: «Владимир Владимирович! Умоляю. Помогите матери. Иначе я не доживу до встречи с сыном».

В свою очередь, Горячев в письмах из СИЗО прямо указывает, что «все дело в отношении меня — это рычаг для давления одной внутриэлитной группировки на другую. Сурков работал с живыми людьми, выстраивая зачатки гражданского общества на осколках тотального позднесоветского отвращения к общественной жизни. Опала Суркова во многом была связана с тем, что, заложив основы гражданского общества в 2000-е годы, он невольно породил и нынешнюю мейнстрим-моду на протест».

Обвиняемый в пяти убийствах напрямую связывает свой арест в Сербии 8 мая 2013 года с тогдашней отставкой Суркова. Интересно, что Следственный комитет не захотел допрашивать в качестве свидетелей ни Владислава Суркова, ни экс-главу Госкомитета РФ по делам молодежи Василия Якеменко, о которых в своих показаниях упоминает Евгения Хасис. «Машина не будет сама себя наказывать»

В интервью NT адвокаты подсудимых сообщили, что инфильтрованы и правые, и левые. Горячев также утверждает о кураторстве над антифашистским движением. Вспоминает о попытке Василия Якеменко выйти на контакт и антифашист Денис Солопов. Солопов один из тех, кто вместе с Алексеем Сутугой (осужден за драку с праворадикалами после возвращения с Майдана) и Алексеем Гаскаровым (осужден в рамках Болотного дела) начал упоминаться на националистических сайтах как «главный по антифа» после убийства более старших антифашистов.

По версии националистов, именно эти двое стали новыми лидерами антифашистов после убийства друзей. Его установочные данные сопровождали фото из ОВД, куда якобы приезжали праворадикалы с целью найти информацию на оппонентов. После того, как анархисты в 2010 году напали на администрацию Химок, которая привлекала для разгона экологов националистов, Денис покинул страну.

«Это было через некоторое время после 19 января, очередной годовщины убийства Стаса. Когда мы — лысые, с ножами — вошли в это мажорное кафе возле «Детского мира», то Якеменко понял, что разговаривать бесполезно. Встреча началась с того, что мы демонстративно не пожали протянутые руки — с Якеменко сидело два человека, которые конспектировали всю беседу на ноутбуки. — вспоминает Солопов. — Мы изначально решили, что нам не о чем разговаривать и воспользуемся моментом высказать все это в лицо: с кем он сотрудничает, и почему это неприемлемо».

В 2014 году в разговоре с NT Якеменко заявил, что в администрации президента курируют все: «Курировали националистические организации и курируют сейчас. Но курировать — это не значит иметь контроль». Солопов утверждает, что встречался и с Максимом Мищенко — уже после того, как антифашисты закидали дымовыми шашками офис «России молодой» на следующий день после убийства антифашиста Ивана Хуторского. Поводом стала фотография лидеров «Румола» и «Русского образа» на совместном мероприятии.

В ходе нынешнего процесса Горячев рассказал, что Никита Тихонов даже захаживал в офис для встречи с лидером «Местных» Леонидом Симуниным, который хотел сделать Тихонова своим охранником. На суде Симунин держался нервно, в ходе допроса тихим голосом утверждал, что ничего не знал о своих предполагаемых партнерах. Например, Горячев заявил, что лидер «Местных» предлагал националистам работать коллекторами и выбивать долги.

«Я увидел Мищенко через несколько дней после погрома, когда встречал знакомого, дискутировавшего с ним в радиоэфире, — в свою очередь вспоминает Солопов. — После передачи я подошел со словами: «Это мы были у офиса, я ни от кого не прячусь». Он же сразу: «Мы работаем со всей молодежью, давай встретимся в спокойной обстановке». Начал предлагать выделить деньги, предлагал охранять мероприятия, рассказывать, что они тоже идейные — Радищев там, Бердяев. Да, все эти люди разговаривают на таком языке».

Антифашист уверен, что обвинений в совершении конкретных преступлений ни для кого из деятелей кремлевской молодежки не будет. «Машина не будет сама себя наказывать в привычном для нас смысле слова, пусть даже и за косяки своих механизмов. Для людей такого порядка наказанием является остановка карьеры, грубо говоря, уход на пенсию. Вот после наших действий они все засветились, за что со стороны системы и последовало наказание — и для Симунина, и для Мищенко». Сегодня Мищенко уже не депутат Госдумы, а активисты погрузившегося в кому движения вошли в состав недавно образованного «Антимайдана».

Украинский фактор

Украина — связующая ниточка для всех причастных к процессу. Там скрывались Тихонов и соучастник по делу БОРН Михаил Волков. Сейчас в батальоне «Азов» служит Александр Паринов, друг Тихонова и Хасис, которая привезла плакат с лидером УПА Шухевичем Горячеву. Там же подорвался на собственной гранате украшенный свастиками Алексей Коршунов, который после ареста Тихонова координировал боевиков.

Длительное время Украина была местом, где радикальные националисты могли схорониться. После Майдана — уже в заключении — каждый из них демонизирует страну, давшую передышку после периодических преследований в России. Из заключения Хасис проникновенно пишет о том, как ее переполняет радость после возвращения Крыма в родную гавань, а на процессе обличает «кровавую революцию», которую якобы Горячев хотел развязать и дома.

Каждая из сторон старается перетянуть внимание присяжных на свою сторону. Например, Горячев не без энтузиазма напоминает, что местная ячейка «Русского образа» стала боевым подразделением при министерстве безопасности ДНР. Кстати, руководивший службой безопасности «Русского образа» Егор Горшков, чьи лекции о слежке и уходе от наблюдения записал Тихонов, еще с прошлого лета воюет на Донбассе, а уже осужденный боевик БОРН Максин Баклагин также эмоционально просил заменить наказание службой в штрафбате.

Евгений Валяев, друг Горячева и соратник по «Русском образу», который выступил свидетелем защиты, по-прежнему остается в Москве. Он сотрудничает с «Международной организацией по наблюдению за выборами «CIS-EMO», близкой Центризбиркому РФ. В апреле в пресс-центре МИА «Россия сегодня» он презентовал аналитической доклад о влиянии Майдана на оппозицию, где обстоятельно и поименно рассказал, какие силы выступили против тогдашней власти в Киеве.

Горячев был экстрадирован из Сербии, и по условиям экстрадиции не может получить за свои преступления больше 25 лет, несмотря на то, что присяжные признали его виновным по всем пунктам обвинения. Если бы его задержали в России, судья мог бы приговорить националиста к пожизненному заключению.

Фото: Анатолий Жданов/«Коммерсантъ»


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.