Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Суд

ЕСПЧ России не указ

14.07.2015 | Дарья Хлякина

Конституционный суд РФ 14 июля постановил, что решения Европейского суда по правам человека «должны исполняться с учетом верховенства Конституции РФ». Если они «подрывают конституционный строй» России, то их исполнение необязательно
KS-490.jpg

Постановление КС гласит, что «верховенство Конституции при исполнении решений ЕСПЧ может быть обеспечено исключительно Конституционным Судом РФ». Запрос в Конституционный суд о проверке тех законодательных норм, которые ЕСПЧ счел некорректными, обязан направить российский суд, пересматривающий дело на основании решения ЕСПЧ. А запрос о толковании Конституции в КС могут направить Президент и Правительство РФ, «когда органы власти сочтут конкретное постановление ЕСПЧ неисполнимым без нарушения Основного Закона». Если Конституционный суд сочтет, что постановление Европейского суда не соответствует Конституции, то оно «не подлежит исполнению».

Юрист правозащитного центра «Мемориал» Кирилл Коротеев указывает, что решения ЕСПЧ обязательны к исполнению в сроки, указанные в Европейской конвенции. «Решение российского суда никак не влияет на то, что решения Европейского суда обязательны, причем все, а не те, которые нравятся Конституционному суду или Президенту». Российская Конституция также не предполагает, что решения ЕСПЧ могут исполняться выборочно, подчеркивает он. «В этом смысле Конституционный суд нарушает Конституцию».

В постановлении также сказано, что «Реализация Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод возможна только при условии признания за Основным Законом нашей страны высшей юридической силы.» Это верно в том смысле, что в российском правопорядке высшую силу имеет Конституция, соглашается Коротеев. «Однако Основной Закон сам предусматривает, что конституционные права должны толковаться в том же ключе, в каком их толкуют международные договоры о правах человека уполномоченные на это международные суды. В Конституции установлен особый режим толкования, который исключает возможный конфликт. КС обязан толковать гарантированные права так, как те же самые права Конвенции толкует ЕСПЧ».

Профессор, заведующий кафедрой конституционного и международного права Государственного университета управления Владимир Таболин соглашается с постановлением КС о том, что решения ЕСПЧ не должны противоречить Конституции. «В нынешней политической ситуации есть некоторые сомнения в том, что Суд по правам человека будет принимать судебные, а не политические решения». Нормы международного права не императивны, поэтому КС вправе дать такое толкование, считает он. «В конченом итоге обязательности исполнения решений ЕСПЧ нет, поскольку международные нормы носят договорной характер. Никто никаких санкций за их неисполнение применять не может».

Что же касается ссылки КС на нормы Венской конвенции о праве международных договоров, то, по мнению Кирилла Коротеева, она не имеет смысла. «Конституционный суд говорит, что статья 46 Венской конвенции («Положения внутреннего права, касающиеся компетенции заключать договоры» — прим. NT) позволяет государству, несогласному с решением международного суда, созданного на основании международного договора, не исполнять этот договор и решение. Статья же Венской конвенции говорит про другое — есть ряд случаев, когда согласие на государственный договор явно недействительно и не должно считаться согласием государства». То есть если ратифицировать какое-либо соглашение попытается какая-нибудь группа частных лиц, поясняет Коротеев. «На статью ссылаются в надежде на то, что никто не обратит внимание, что она совсем про другое».

По мнению Кирилла Коротеева, вердикт Конституционного суда был вынесен для того, чтобы служить основанием для отказа по выплате компенсации по делу ЮКОСа (28 июля 2014 года Международный суд в Гааге принял решение о том, что Россия обязана выплатить экс-акционерам ЮКОСа более 50 млрд долларовNT). Владимир Таболин с этим мнением не согласен. «Конституционный суд не уполномочен решать вопросы, связанные с компенсацией юридическим лицам, только физическим, если они обращаются по поводу ущемления своих прав».

Как отразится постановление на дальнейшем взаимодействии национальной и международной судебных систем, сказать сложно — «раньше российские суды просто не исполняли решения ЕСПЧ, теперь они будут делать то же самое, но со ссылкой на постановление КС». В ЕСПЧ же оно недействительно, уверяет Коротеев, однако пока нельзя говорить, на каком неисполненном решении ЕСПЧ отреагирует на вердикт КС. Владимир Таболин подчеркивает, что характер данного постановления превентивный. «Мы полностью поддерживаем решения Европейского суда по правам человека, однако Конституционный суд сделал для себя такую оговорку».

Фото: Вадим Жернов/ИТАР-ТАСС


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.