Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Кино

#Только на сайте

Отечественная глухомань

13.07.2015 | Юрий Гладильщиков | №24-25 (374) 12.07.15

Александр Миндадзе, Андрей Прошкин, Алексей Федорченко, Владимир Хотиненко, Василий Сигарев, Ирина Евтеева — фильмы этих режиссеров вскоре появятся на экранах страны. Кинообозреватель The New Times рассказывает о самых интересных отечественных новинках года
62-490-01.jpg
Фильм Александра Миндадзе «Милый Ханс, дорогой Петр» был обвинен Министерством культуры в фальсификации истории

Скандал с фильмом Александра Миндадзе начался два года назад. «Милый Ханс, дорогой Петр» — его третья режиссерская работа после «Отрыва» и «В субботу», а до этого Миндадзе был знаменит как сценарист — прежде всего (до 2003-го) как представитель казавшейся неразлучной творческой пары Абдрашитов — Миндадзе. В позднем СССР и современной России с ней конкурировала лишь кинопара Сокуров — Арабов.

Зачем нам эти фрицы

В середине 2013-го Министерство культуры, оправдывая цензурные ожидания кремлевского начальства, отказало «Милому Хансу, дорогому Петру» в господдержке, поскольку он не прошел экспертизу военно-патриотического и социально-психологического советов (оказывается, при ведомстве Мединского есть и такие! Скоро, вероятно, возникнет и совет святой инквизиции). Сценарию инкриминировали фальсификацию истории накануне 70-летия Победы. Но никаких военных действий в фильме нет. А есть очень неожиданная история, опирающаяся на реальные факты в запутанных и противоречивых советско-германских отношениях 1939–1941 годов.

Суть в том, что накануне Великой Отечественной, после подписания пакта Молотова — Риббентропа, между СССР и фашистской Германией установился странно взаимовыгодный товарооборот. СССР поставлял в Германию сырье, которое вскоре было использовано для войны против нас. Германия нам — оборудование и специалистов, умеющих им пользоваться.

В мае 1941-го четверо немецких инженеров продолжают трудиться на одном из наших заводов, пытаясь создать оптическое стекло нового образца, пригодное для биноклей, прицелов и т.д. У них — неудача за неудачей, что приводит немецкую команду к скандалам и чуть ли не дракам между собой. В главных ролях — актеры из Германии, три четверти разговоров — на немецком.
62-cit-01.jpg
Персонажи психуют, поскольку ожидали быстрого результата и уже распланировали, как потратить в Германии будущий гонорар. В итоге один из немцев (тот самый Ханс, что упомянут в названии) в приступе истерики перегревает печь, где плавят стекло, — это, по объяснению Миндадзе, в его душе уже взорвался снаряд грядущей войны. Позже окажется, что именно этот перегрев приведет к созданию искомого оптического стекла, которое станет использовать и гитлеровская армия. Но взрывается и печь, что приводит к жуткой гибели двух советских рабочих — мужчины и молодой девушки. Единственным свидетелем становится наш Петр (тоже упомянутый в названии), который не знает, как поступить: признаешься органам — объявят соучастником. И неизвестно чего — то ли трудового подвига, то ли шпионской диверсии.

Особенность Миндадзе в том, что он ничего не поясняет зрителю. Аннотации к его режиссерским работам лишь сбивают с толку. Он ставит фильмы не о событиях, а о людях — об их чувствах и об их психозах. «Милый Ханс...» — в сущности, фильм о предчувствии войны.

62-490-02.jpg
Елена Лядова, сыграв в фильме Андрея Прошкина «Орлеан», получила на ММКФ приз за лучшую женскую роль

Почти Булгаков

«Орлеан» Андрея Прошкина завоевал на Московском кинофестивале приз за лучшую женскую роль, который вручили Елене Лядовой. Андрей Прошкин, среди удач которого — «Игры мотыльков», «Солдатский Декамерон» и «Орда», — до «Орлеана» снял «Миннесоту», тоже входящую в список его лучших картин. Сделанную по сценарию, знаете кого? Александра Миндадзе. «Миннесота» при этом не про Миннесоту, а «Орлеан» — не про Орлеан. Два последних фильма Прошкина, «Орда» и «Орлеан», сделаны по сценариям Юрия Арабова. Распадаются старые фирменные отечественные киносвязи (Абдрашитов–Миндадзе, Сокуров–Арабов), формируются новые. Увы или ура, спрогнозировать пока трудно.

Арабов после показа «Орлеана» на ММКФ заявил нечто почти скандальное: его сценарии всегда были гротескными, но режиссеры (получается, что прежде всего его бывший друг Сокуров) этого не понимали и сводили их к обычным драмам. А и правда: неужели можно предположить, будто Сокуров склонен к фарсу, гротеску, вообще к юмору? Андрей Прошкин — иной. Арабов сказал по его поводу, что тот осмелился на основе «Орлеана» соорудить фильм дурного вкуса. Дурного, если, по словам Арабова, сравнивать с «Ордой» — лентой, условно говоря, высокого вкуса.

«Орлеан» — об отечественной глухомани, которую можно воспринимать как зеркало современной России и ее идеологии. Персонажи парикмахерской обсуждают грядущие войны с Америкой (которую мы потянем) и Китаем (вот эту — нет, у них больше населения). Врач не может прощупать пульс пациентки, которой только что сделал аборт, но утешает ее и себя аргументом: «Сейчас сердца быть не должно. Время такое».

В этой сюрреалистической действительности, где калининградские шпроты успели заменить латвийские, упраздненные из-за санкций, появляется каратель-экзекутор с лицом Виктора Сухорукова. То ли ангел, то ли нововоплотившийся Воланд. Он использует главную людскую слабость — пробудившуюся совесть.

Демон мучает не последних подлецов, но людей обычных, и это в фильме значимо. Кто его жертвы? Парикмахерша, у которой абортов столько, что хватило бы на ясли. Хирург, который не только делает аборты женщинам, но и сам же, ловелас, заделывает им детей. Глава местных ментов. В фильме легко найти очевидные ссылки на «Мастера и Маргариту» — в частности, на сцену в варьете (но тут все происходит в цирке). Итог: некоторые критики обвинили фильм в булгаковщине. В чем проблема, господа? У нас в литературе, кино, театре полно, например, достоевщины. Это никого не смущает. Отчего же вас смущает Булгаков, последователей которого у нас не доищешься?

62-490-03.jpg
«Арвентур» Ирины Евтеевой — смесь игрового и анимационного кино

Эстетское и социальное

Наше кино становится все более социальным, и на экранах почти не сыщешь «искусства для искусства», что тоже плохо — ведь в таком случае национальный кинематограф неполноценен. Редкий пример фильма, сделанного из чистой любви к искусству, — «Арвентур» Ирины Евтеевой, получивший в этом году спецприз жюри ММКФ. Действие происходит в вымышленной стране Арвентур, куда силой воображения из голодного Петрограда 1921 года переносится герой. Гениальная Евтеева делает картины, на какие не способен никто. Сначала снимает их традиционным способом, используя актеров. А затем на основе отснятого материала покадрово прорисовывает фильм на стекле. «Арвентур» она снимала две недели, а прорисовывала потом годами. И никакого компьютера. «Арвентур» сделан по книгам Александра Грина и китайской мифологии. И это не просто смесь анимации и кинематографа. Это особый вид творчества, соединяющий кино, живопись и музыку.

62-490-04.jpg
Герои «Ангелов революции» готовы сражаться за победу коммунизма

В «Ангелах революции» Алексея Федорченко тоже много нафантазированного. Они погружены примерно в то же время, что гриновская часть «Арвентура», и его населяют похожие персонажи — люди искусства в ситуации после Октября. Но Федорченко снял куда более социальное кино. Это один из самых известных миру отечественных режиссеров. Его псевдодокументальные «Первые на Луне», и особенно «Овсянки», получили столько международных наград, сколько другим его коллегам и не снилось. «Ангелы революции» — эстетский фарс про художников, искренне поверивших в коммунизм и в радикальное переустройство мира, благодаря которому родится подлинный художественный авангард. Эти наивные ангелы революции — поэт, художник, актер, кинорежиссер — готовы ехать даже на Север, чтобы перевоспитывать шаманов. Но не предполагают, что революция сама пройдется по ним стальным катком.
62-cit-02.jpg
62-490-05.jpg
Патриот (Александр Балуев) и Политолог (Анатолий Белый) в фильме Владимира Хотиненко «Наследники»

Раша тудэй

Совсем уже актуальные фильмы про страну и народ попытались сделать такие известные режиссеры, как Владимир Хотиненко и Василий Сигарев. Короткую рецензию на «Наследников» Владимира Хотиненко написать невозможно: фильм злой, ироничный, очень идеологический, многослойный. Но проигнорировать его в обзоре самых интересных отечественных новинок года было бы странно. Наследники — это, собственно, мы, современные русские, у которых были великие предки — например, Сергий Радонежский. В связи с 700-летием со дня его рождения на ТВ организуют ток-шоу с участием традиционного набора говорящих голов: политолог, историк, патриот, священник, поп-дива и даже детский врач. По ходу дела ведущий узнает, что его программу закрывают, и поскольку терять нечего, идет в атаку на всех приглашенных. Начинается привычный для России телевизионный ор. Ничего удивительного, что именно Хотиненко решил сделать жесткий фильм о прошлом и настоящем страны — эта тема просматривалась у него всегда. Вдобавок Хотиненко знает кухню ток-шоу (а фильм отчасти и о ней), поскольку ведет единственное интеллигентное ток-шоу про кино на нашем ТВ.

62-490-06.jpg
Главную роль в «Стране Оз» сыграл Гоша Куценко

«Страна Оз» Василия Сигарева — автора мрачнейшего «Волчка» и ироничной короткометражки «#крымнаш», смонтированной из рекламной туристической ленты, — комедия про наше все. А именно: про празднование Нового года, в котором, как ни в чем другом, раскрывается национальный характер. Главным объектом ненависти Сигарева стало при этом так называемое доброе новогоднее кино. В проекте решились участвовать многие знаменитые актеры вплоть до Инны Чуриковой — она выражается с экрана истинно русскими словами, которые теперь запрещены Госдумой.

Фото: kinopoisk.ru, ruskino.ru, naslednikino.ru


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.