Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мир

#Только на сайте

#Кризис

Постдефолтное состояние

13.07.2015 | Владислав Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества | №24-25 (374) 12.07.15

Европа готова к продолжению переговоров с Грецией

«Соглашение все еще возможно. Франция хочет, чтобы Греция оставалась в зоне евро», — сказал президент Франсуа Олланд, явно имея в виду не только Францию. 12 июля лидеры стран ЕС собирались на внеплановый саммит в Брюсселе, чтобы изучить «новые предложения» Афин по наполнению бюджета. Но даже беглого взгляда достаточно, чтобы понять: ни о каких реальных реформах речь в них не идет

12-490-01.jpg
Давка возле отделения Нацбанка Греции в г. Ираклион; пенсионеры пытаются получить хотя бы часть своей пенсии, 9 июля 2015 года

К брюссельскому саммиту кабинет Ципраса подготовил план, который якобы позволит греческому бюджету прирасти суммой €12 млрд. Нарастить бюджетный портфель греки надеются, прежде всего, за счет увеличения налога на прибыль — с 26 % до 28 %. Кроме того, предполагается поднять — с 13% до 23% — НДС на услуги ресторанов, транспорт, а также ряд услуг частной системы здравоохранения, и с 6,5% до 13% — НДС на услуги отелей. Больше ничего в греческой экономике и финансах кабинет Ципраса пока менять не собирается.
12-490-02.jpg
«План Ципраса»

Всегреческий плебисцит, в котором противники соглашения с кредиторами набрали более 61 % голосов (проголосовали «за» чуть больше 38%), решил для леворадикального кабинета Алексиса Ципраса целый ряд задач.

Во-первых, он «формально» оправдал допущенный Грецией 30 июня дефолт перед МВФ, когда Афины не проплатили €1,6 млрд, и открыл тем самым путь к неплатежам по прочим обязательствам. Во-вторых, подтвердил мандат доверия греков самому Ципрасу и поставил крест на надежде европейцев увидеть более разумного переговорщика. В-третьих, переложил с правительства на население ответственность за последствия вероятной экономической разрухи. И в-четвертых, во многом подготовил общественное мнение в самой Греции к выходу страны из зоны евро.

Сегодняшняя тактика Ципраса очевидна: обеспечить максимально неблагоприятный сценарий развития событий как инструмент давления на кредиторов. Вполне закономерно, что вместо «48 часов», за которые Ципрас собирался с ними договориться, после референдума, ему оказалась нужна почти неделя только для формулирования новых предложений по бюджетной экономии. И хотя некоторые из предложений могут вполне удовлетворить европейцев, например, повышение НДС на услуги отелей (в Италии и Франции такой налог составляет 10%), то сохранение льгот для островной части страны (где создается 11% ВВП) и шиппинговых (судоходных) компаний, а также неизменность принципов пенсионного обеспечения дают мало надежд на успех переговоров.

Можно быть уверенным: согласия на новый план Афин Европа в итоге не даст, и Греция начнет все глубже погружаться в дефолт по всем своим обязательствам. Похоже, в этом и состоит «план Ципраса»: обстановка как вокруг страны, так и внутри нее продолжит накаляться еще как минимум несколько недель, если не месяцев; дефолт выглядит все более явным, и на этом фоне обязательства Греции начинают дешеветь, а кредиторы (как рассчитывают в Афинах) — становиться сговорчивее.

12-490-03.jpg

«Временное» — постоянное

В течение оставшейся части года экономика Греции будет находиться в режиме свободного падения. Только в июле спад к соответствующему периоду прошлого года составит не менее 15% из-за паралича финансовой системы. Сбор налогов упадёт минимум на треть из-за стремления граждан и компаний «попридержать» свои евро. К концу лета серьезный дефицит импортных товаров первой необходимости может стать реальностью.

В ЕС подобное развитие событий вызовет резкое отторжение новых планов урегулирования греческого долга. Какими бы они ни были, эти планы будут предполагать новые кредиты стране в обмен на обещания сокращать расходы. Но проблема-то сейчас в другом: в ситуации хаоса никакие инициативы по сокращению пенсий или затрат на содержание госаппарата не обеспечат роста бюджетного профицита, так как сбор налогов будет резко сокращаться. Поэтому европейцы, скорее всего, сочтут, что любые новые предложения греков просто нереализуемы.

Кроме того, в Европе сложилась серьезная группа стран (Литва, Финляндия, Словакия, Голландия и отчасти Германия), в которых к выходу Греции из зоны евро относятся как к самому правильному варианту. Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер также заявил 7 июля, что детализованный план на этот случай у Брюсселя давно готов. Поэтому самое вероятное: по крайней мере. на протяжении ближайшего месяца никакого урегулирования проблемы по имени Греция не случится — и это превратит «временное» состояние в постоянное. В результате падение экономики Греции только в 2015 году окажется сравнимым с ее сокращением за все предшествующие годы кризиса.

12-490-04.jpg
12-490-05.jpg

Драхма или евро?

Хотя Ципрас и его сторонники подчеркивали, что референдум не касается вопроса о пребывании Греции в зоне евро и Евросоюзе, это было явным лукавством. По регламенту Еврогруппа (в нее входят главы финансовых ведомств стран еврозоны. — NT) не может исключить Грецию из зоны евро, но европейцы, вероятно, сделают многое для того, чтобы страна сама предприняла первый шаг, хотя вопрос о евро на деле намного более сложен, чем часто кажется комментаторам.

Наиболее вероятным представляется выход Греции из механизма, который называется «евросистемой» (Eurosystem) и объединяет ЕЦБ и Центробанки стран зоны евро. Присутствие в Eurosystem позволяет его членам влиять на монетарную политику в зоне евро, участвовать в денежной эмиссии, рассчитывать на экстренные кредитные линии ЕЦБ. Выход из системы на практике не будет означать немедленной отмены евро и замены его старой или новой драхмой. Здесь другое: Греция больше не сможет ни рассчитывать на помощь ЕЦБ, ни участвовать в выработке монетарной политики. Вероятность реализации такого сценария до конца года я бы оценил в 70%. При этом евро останется греческой валютой на долгий срок: переход на драхму технически крайне сложен, да и не очень популярен. В новых условиях греки вынуждены будут ввести валютный контроль и (по крайней мере на время) восстановить таможенный досмотр на границах — остальное же будет зависеть от обстоятельств. Из 70% вероятности, отводимой на вариант выхода из Eurosystem, я бы поставил 40% на то, что Греция введет новую валюту, и 30% — что она продолжит использовать евро «по умолчанию», как это делает, например, Черногория, которая использовала как национальную валюту сначала немецкую марку, а потом евро (и прошла за последние годы путь от республики в составе Югославии до кандидата в члены ЕС).

12-490-06.jpg

Вероятность сохранения Греции полноправным членом зоны евро я бы определил в 30%; такой сценарий плох для Европы, где многие смогут рассчитывать в этом случае на «эффект всепрощения». Греция при любом раскладе не сможет улучшить своего финансового положения после полугода «зигзагов Ципраса», а это значит, что евро долгие годы будет находиться под давлением, что никому не нужно. Единственный вариант сохранения Греции в зоне евро и неумножения проблем этой зоны — как минимум 75-процентное списание греческих долгов, на что европейцы сейчас не готовы.
12-cit-01.jpg
Угроза радикализации

Самая неопределенная, и самая интригующая, составляющая последних событий вокруг Греции — политическая. В стране сегодня наличествуют все условия для резкого роста влияния экстремистских сил: для их прихода к власти вполне достаточны одновременное снижение жизненного уровня, экономический крах и давление внешних кредиторов.

Не будем забывать, что Греция всего 40 лет назад избавилась от «черных полковников» — военной диктатуры, и ещё далеко не старые граждане помнят необходимость получения разрешения на выезд за рубеж, запрет на валютные вклады и многие другие аналогичные «радости» авторитаризма. Как показывает российский опыт, воспоминания о недавнем прошлом — даже и удручающем — далеко не всегда выступают прививкой от популистской демагогии. Уже в 2013–2014 годах в Греции был зафиксирован почти 100-тысячный ежегодный отток населения, и в 2015–2016 годах он может оказаться в 3–4 раза больше: имея евро и право на выезд, состоятельные и активные граждане будут стремительно покидать страну (напомню, что из России в 2014 году уехали 400 тыс. человек при среднем показателе 38 тыс. в 2009–2011 годах — и это урок для Греции). По мере архаизации греческого общества число поклонников правоэкстремистской партии «Новая заря» и самых радикальных элементов той же ципрасовской «Сиризы» будет расти, и появление их у руля страны, из которой бегут лучшие люди, вполне реально.

Разумеется, такой поворот вызовет жесткую реакцию со стороны ЕС (можно вспомнить, что в 2000 году Австрия была фактически отстранена от участия в деятельности общеевропейских институтов из-за вхождения в правительство представителей крайне правой Партии свободы — а в Греции есть почва и для более радикальных сил), что в конечном счете может привести даже к исключению Греции из Евросоюза.

Конечно, хочется верить, что ситуация не станет необратимой, и в той или иной форме решение нынешних проблем Греции будет найдено. Но никакая вера в лучшее не должна подменять рационального анализа происходящего, а он подсказывает: популизм, лежащий в основе греческих проблем, проник очень глубоко в ткань местного общества, и без «хирургического вмешательства», болезненного и чреватого осложнениями, избавиться от него сегодня уже невозможно.

12-490-07.jpg


Из опыта жизни без денег

«По всей Греции люди занимают друг у друга небольшие суммы либо закладывают драгоценности местным ростовщикам», — рассказывает тележурналист Элени Лазару из Афин. — Уровень продаж в большинстве торговых сетей за последние две недели резко упал — по некоторым оценкам, до 60%: сегодня даже в Афинах, не говоря уже о провинциальных городах, трудно найти макароны, рис, бобовые, оливковое масло — напуганное население сметает все подчистую. Многие продуктовые компании свернули импорт в ожидании, что скоро цены взлетят до небес».

Перебои уже начинают сказываться на жизни отдаленных островных территорий: «У нас пока еще достаточно продовольствия, но вот инфраструктура уже страдает: в отелях не хватает предметов первой необходимости для туристов», — говорит мэр одного из городков на острове Самос Никос Стефанис.

Платежи по кредитным и дебетовым картам зачастую не проходят, не получается занять и у родственников за рубежом: внешние финансовые операции с конца июня под запретом. Каждый день власти вводят какие-то новые ограничения. В одной и той же очереди у банкомата стоят и богачи, и бедняки. Впрочем, интернет-платежи пока функционируют, но этим пользуются в основном состоятельные люди.

В стране 1,5 млн безработных, 3 млн живут за чертой бедности, работоспособно менее половины 11-миллионного населения, но о регулярной зарплате приходится забыть. И так — уже три года…


Занимательная фактология

Зарплаты в греческом госсекторе в среднем в 3 раза превышают зарплаты в частных компаниях. При менее чем 5 млн активного населения в Греции насчитывается 750 тыс. чиновников или 1 чиновник на каждые 7 человек. За последние 10 лет в Греции создано 300 новых госкомпаний.

Налоговая задолженность в Греции, по данным ОЭСР, составляет 89,5%: у греческого государства самая низкая собираемость налогов в ЕС. Уровень безработицы превышает 25%.

Греция в 3 раза превосходит Финляндию по количеству учителей на одного ученика. При этом успеваемость в Финляндии — самая высокая в ЕС, а Греция занимает первое место по количеству проваленных учебных тестов.

Не успевшие выйти замуж дочери умерших госчиновников получают пожизненное пособие в размере €1000 в месяц. Количество бенефициаров пособия на сегодняшний день — 40 тыс.

Кардиостимуляторы в греческих госпиталях приобретены по цене в 400 раз выше, чем то же самое оборудование в британских больницах.

Мужчина-грек может выйти на пенсию в 55 лет, а женщина — в 50, если их профессия связана с «вредными условиями труда». Официальный перечень таких профессий состоит из 600 (!) пунктов, в том числе — парикмахеры, радио- и телеведущие, официанты, продавцы-демонстраторы в магазинах музыкальных инструментов и т.д.

В Афинах функционирует Институт по проблемам сохранения озера Копаис, в котором трудится 30 человек. При этом само озеро было искусственно осушено еще в конце XIX века.

По материалам зарубежной прессы


Фото: Stefanos Rapanis/REUTERS


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.