Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Только на сайте

Тяжелая правда Сребреницы

17.07.2015 | Стив Крошоу, директор офиса генерального секретаря Amnesty International, экс-корреспондент газеты Independent в Югославии | №24-25 (374) 12.07.15


8 июля 2015-го Россия заблокировала резолюцию СБ ООН о признании геноцидом резни в боснийской Сребренице. 20 лет назад, 11 июля 1995 года, боснийские сербы хладнокровно убили в Сребренице (Босния) более 8000 мужчин и подростков — все были мусульманами

05-490-01.jpg
Боснийская мусульманка Хаджра Катич на мемориальном кладбище близ Сребреницы. Как и сотни других женщин, она до сих пор разыскивает останки своих родных, убитых во время резни 20-летней давности, июнь 2015 года

На видеоматериалах того времени — генерал Ратко Младич, говорящий своим солдатам, что «пришло время отомстить туркам» (боснийские мусульмане, кстати, этнические славяне). Сербские камеры показывают испуганных мужчин, которых уводят на расстрел. Одна из этих сцен навсегда осталась в моей памяти: один из мужчин, Рамо Османович, подчиняясь приказу схвативших его сербов, кричит сыну, которому удалось спрятаться: «Нермин, я здесь! Выходи, Нермин, здесь нечего бояться!» Тела обоих были позже найдены в одном из массовых захоронений.

Резня в Сребренице навсегда останется на совести Объединенных Наций, которые лишь два года спустя объявили город «зоной под защитой ООН». Голландские миротворцы не получили поддержки ООН, о которой они просили, и в результате ничего не сделали, чтобы защитить людей, чьи жизни были в их руках. Они попрепирались с боснийскими сербскими войсками, а потом оставили гражданское население им на растерзание.

После того как международное сообщество осудило массовые убийства, были неоднократные попытки скрыть массовые захоронения; тела выкапывали и перезахороняли. До сих пор более 1000 тел так и не найдены, и родственники не могут даже прийти на могилы.

За время трехлетней боснийской войны все стороны конфликта совершали военные преступления, включая и убийства сербского гражданского населения. Но по масштабам ничто не может сравниться с резней в Сребренице.

Международный трибунал по Югославии квалифицировал действия сербов как «преступление геноцида»; генерал Младич и лидер боснийских сербов Радован Караджич ожидают приговора суда по обвинению в геноциде и других преступлениях против человечности. Международный суд ООН, рассматривающий споры между государствами — членами ООН, также признал резню в Сребренице геноцидом — преступлением, совершенным, по определению Конвенции 1948 года, «с намерением уничтожить, полностью или частично, национальную, этническую, расовую или религиозную группу».
05-cit-01.jpg
С учетом всего этого сегодня вопрос о том, был ли в Сребренице совершен геноцид, вообще не должен быть предметом обсуждения: существуют неопровержимые доказательства, признанные международными судебными органами. Тем не менее 8 июля Россия заблокировала резолюцию СБ ООН, не согласившись с определением событий в Сребренице как геноцидом.

Верховный комиссар ООН по правам человека принц Зейд Раад аль-Хуссейн, который работал в Боснии во время конфликта, сказал в своем обращении к Совбезу: «Как тогда все мы в ООН могли так ошибиться и не предвидеть их убийство? Как мы могли совершить столько ошибок? И до сих пор мы не проанализировали как следует наши действия и даже не предприняли нужных мер для предотвращения подобных трагедий в будущем». Проект резолюции по Сребренице, который внесла Великобритания, был направлен именно на то, чтобы извлечь уроки из прошлого, чтобы подобные трагедии не повторились в будущем, и конечно — ради примирения на Балканах. Российский представитель Виталий Чуркин, однако, назвал резолюцию «неконструктивной» и заявил, что ее принятие может привести к обострению напряженности в регионе.

На самом же деле российское вето — это оскорбление и памяти погибших, и их родных, по-прежнему ожидающих справедливости. А к обострению напряженности приводит именно подобное нежелание признать и осудить совершенные преступления.

Признание исторической правды, какой бы тяжелой она ни была, — краеугольный камень для достижения стабильности. И в Боснии, и где угодно еще.

Фото: REUTERS/Dado Ruvic


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.