Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Стояние в парке

10.07.2015 | Илья Панин

9 июля на северо-востоке столицы жители Лосиноостровского района вышли на митинг против строительства храма Казанской иконы Божьей матери в парке «Торфянка». Корреспондент The New Times наблюдал за противостоянием противников и сторонников возведения храма
T-490.jpg
Участники митинга в защиту парка «Торфянка» требуют от властей Москвы соблюдения градостроительных законов города, прекращения строительства в парке храма и привлечения должностных лиц к ответственности


— Простите вы местный житель? — спрашивает девушка, стоящая около рамки металлодетектера.

— Нет, журналист. — отвечает корреспондент NT.

— Тогда покажите пресс-карту. — не унимается девушка.

К организации митинга в парке Торфянка подошли серьезно: территорию обнесли железными заграждениями, выставили оцепление из полицейских, на входе всех пропускали через «рамку» и обыскивали. Инициативные граждане стояли у входа и старались не пропустить провокаторов — благо многих уже знают в лицо. Выучили.

В начале было нарушение

В парке Торфянка Лосиноостровского района Москвы началось строительство храма Казанской иконы Божьей Матери. Многие местные жители сочли стройку незаконной и решили блокировать работы: разбили несколько палаток, постоянно дежурят. Им противоборствует православное движение «Сорок сороков», охраняющее огороженную территорию будущего храма. Активное противостояние началось 18 июня, когда впервые приехала строительная техника, а рабочие начали подготовку: возвели забор, раздробили часть асфальта и ограждения парка.

Конфликт длится с 2014: тогда жителям не понравилось, что их мнения о перспективах постройки храма на месте парка никто не спросил. Прокуратура признала, что публичные слушания были проведены с нарушениями. Все ждут решения Бабушкинского суда, который должен определить законность или незаконность прошедших слушаний. Сейчас строительные работы не ведутся. Префект СВАО Валерий Виноградов постановил «прекратить подготовку к возведению храма», убрать технику.

Гулять и отдыхать, а не молиться

Лес плакатов: «Спасем торфянку», «Это наш парк», «Префекта СВАО в отставку», «Правительство Москвы к ответу за передел земли», «Главу управы в отставку», «Путин, защити наши парки». Из колонок играет песня со словами «…он в 41-м спас Москву… Вы Россию отстояли, ополчение наших дней…». Несколько сотен человек ждут начала митинга. Лица у многих серьезны, напряжены. Стройплощадка, огороженная забором, отделена еще и дополнительным полицейским кордоном. Выглядит все так, будто полицейские — в клетке. На площадке — сторонники строительства храма: люди в камуфляже, представители движения «Сорок сороков», казаки, женщины в платках. Как только митинг начался, многие стали молиться. Пожилой мужчина громко возмущается, показывая на сторонников строительства храма: «Где все они прописаны?».

Митинг ведут помощник депутата Мосгордумы Николая Зубрилина Владислав Кузнецов и местный житель, активист Денис Гончаренко. Кузнецов спрашивает со сцены: «От кого мы защищаем парк? От таких же верующих людей, как и мы! А кто виноват в том, что нас взяли и столкнули лбами?» И сам же отвечает: «В этом виноваты муниципальные депутаты района Лосиноостровский». Толпа скандирует «Позор!» Ведущий предлагает «размандатить» депутата от «Единой России» Татьяну Портнову и главу управы района Павла Литовченко. Взрыв аплодисментов. «Сейчас сюда вышли тысячи, через месяц выйдут миллионы, а в 2017-м году (будет) революция, и власть возьмет народ! Обещаю!», — кричит со сцены Кузнецов. Снова шквал аплодисментов. В толпе раздаются комментарии: «опять политика пошла», «это лишнее».

Подхожу к молодому человеку, держащему плакат: «Жители Перово и Новогиреево за спасение парков Москвы».

— Зачем вы сюда пришли? — интересуется корреспондент NT.

— У нас такая же проблема в нашем районе — хотят оттяпать парк и построить церковь ненужную, — отвечает Александр.

— Вы против строительства храмов?

— Против строительства всего. Итак слишком мало зеленых зон в Москве, чтобы еще ими разбрасываться. При всем моем уважении к верующим, количество церквей за последние несколько лет увеличилось в геометрической прогрессии, при этом закрываются поликлиники и больницы. Будем молиться, вместо того, чтобы отдыхать и лечиться? — возмущается Александр.

Местная жительница, защищающая парк с самого начала активного противостояния рассказывает, что во дворах неизвестные убеждали жителей, будто митинг отменили, а у метро стояли казаки и пугали людей, говорили — «идите обратно. Не надо никуда ходить».

Жители замечают в толпе «провокатора», и просят полицию вывести его с митинга. Полицейские моментально реагируют и возвращают того на огороженную территорию стройки.

Защитников парка сторонники строительства часто обвиняют в политизированности и подготовке проведения Майдана в стране. «А теперь по поводу Майдана. Кто из вас хочет, чтобы нашей страной руководили из-за рубежа — поднимите руки», — спрашивает со сцены активист Илья Ахромеев. Всего несколько поднятых рук. «Кто из вас хочет в Евросоюз?». Такая же реакция. Всем все ясно.

С крыши ближайшего дома по стене сползает огромный баннер с надписью «Лосинка за храм». Митингующие кричат, что это провокация.

Православные активисты внимательно слушают выступающих. Периодически кто-то возмущается, выкрикивает «ложь!». Но его успокаивают.

«Церковь отделена от государства, вот пусть священники идут и покупают землю», «Никаких переговоров с властями, только отставка», — высказываются в толпе митингующие.

Защитники храма отказываются разговаривать и обозначить свою позицию.

— Против чего лично вы митингуете? — спрашивает корреспондент NT интеллигентную пару.

— Против строительства храма в парке. Это место общего пользования. В Москве и Подмосковье есть огромное количество невостановленных храмов, до которых церкви и дела нет. Это наступление православной идеологии, которая пытается нести порой экстремистские идеи, — отвечают Елизавета и Владимир.

«У нас многонациональная, мнгоконфессиональная страна, господа патриоты», — обращается к сторонникам строительства храма член партии «Яблоко» Антон Антонов-Овсеенко. «Это государственная идеология, и вы обязаны уважать другие национальности и конфессии. Закон и право на нашей стороне!»

Женщина уговаривает мужа «Пойдем домой, уже все заканчивается, 5 минут погоды не сделают». Мужчина молча продолжает стоять с плакатом.

Митинг заканчивается. «Ночные волки» демонстративно колонной проезжают мимо.

Православные активисты снова начинают молиться.

Корреспонденту NT удается поймать одного из самых инициативных жителей, ведущего митинга Дениса Гончаренко.

— Как по-вашему дальше будут развиваться события?

— Очень сложно сказать, что предпримут наши власти. Это настолько непредсказуемо. По идее, все должно быть по закону, но они действуют как захотят, к сожалению. — отвечает Денис.

— С кем из представителей властей вы в последнее время контактировали?

— К нам через СМИ обратился депутат Мосгордумы, председатель комиссии по религиозным делам Антон Палеев, предложил помощь в переносе стройки. Я сам к нему ездил, он сказал, что посмотрит и перезвонит через два дня. Прошла неделя. Он не перезвонил. Я пробовал связаться, но мне каждый день отвечают, что со мной свяжутся, и все — эффекта никакого.

— Что вы планируете делать дальше?

— Митинги, пикеты, одиночные пикеты. Все, чтобы о нас не забывали. Будем стоять до конца.

«Глотки рвали. Главное, чтобы толк был», — задумчиво говорит активист Максим.

Гнев

Еще две недели назад противостояние было значительно острее. 22 июня события развивались так.

«Там машина едет! Не пускайте ее!», — кричат несколько женщин. Они бегут к входу в парк, сцепляют руки, организуют живой щит. «Отстоим?» — спрашивает кто-то скорее риторически. «Отстоим!» — раздается в ответ уверенный женский голос. Несколько человек в зеленых спецжилетках тщетно пытаются провезти мусорный бак мимо жителей. После ряда безуспешных попыток они пытаются его перетащить в другом месте. «Девочки, часть стоит здесь, остальные со мной! Не пустим!» — кричит одна из наиболее активных жительниц, заметившая передислокацию мусорного бака. Полицейский стоит в стороне и просит подкрепления.

Пока противники собираются с силами, начинается словесная перепалка в стиле «сам дурак». — На тебе крест есть? Нет? Ну и заткнись тогда! — повышает голос представитель православной организации.

— Майдан в Москве не пройдет! — кричит еще один из движения «Сорок сороков»

— Пройдет, — смело отвечает женщина. Впрочем, она в меньшинстве, ее порыв мало кто поддерживает. Не все так положительно настроены к возможной «революции».

По разные стороны небольшого ограждения парка стоят противники. Напряжение потихоньку спадает. Но словесный пинг-понг не прекращается.

— Я за веру православную, вы ее позорите. Вы не христиане, вы так не можете поступать (очевидно, имеется ввиду, что нельзя препятствовать строительству храма — NT).

— Вы сами ее позорите, нацисты.

T-490-02.jpg
Противоположная сторона конфликта — активисты движения «Сорок сороков» (на фото на переднем плане) и казаки.

Православные?

Храмофобы — так называют противников строительства религиозные активисты-добровольцы, — постоянно рассказывают друг другу, что в движении «Сорок сороков» состоят нацисты. Говорят, что они выкрикивают лозунг «Россия для русских». Есть видеозапись, где член этой организации Иван Катанаев произносит: «Вы проиграете все, это не ваша страна. Здесь будут православные храмы. И ни мечетей, ни синагог нам здесь не нужно». Судя по странице Вконтакте — это довольно радикальная организация. «…На строительной площадке храма…в последние дни разворачивается самый настоящий сюжет времен Апокалипсиса. Откровенное и неприкрытое никакими масками нападение бесовских сил на стройку маленького, красивого православного храма с трудом сдерживается православными добровольцами. Со стороны храмофобов в ход идут все средства. Отчетливо видна боевая группа местных грантоедов, которые добросовестно отрабатывают деньги. Их усилиями были организованы и идеологически подготовлен отряд «псов войны» — собачники парка. Простейшими приемами, из учебников PR, и ложью из них сделали пылающую ненавистью толпу «свободно мыслящих индивидуумов». Никогда не приходило в голову, что владельцы собак столь одинокие, израненные и несчастные люди. Им нужен только повод, чтобы превратиться в озверелых проклинателей…», — это цитата из сообщества «Сорок сороков новостей».

«Полиция!» — звучит истошный вопль женщины, — «Вы посмотрите, что там делается, сейчас травмы будут. Мужчины, помогайте, что вы стоите?» Начинается новый раунд противостояния. Полицейские не реагируют. Попытки провести на территорию стройки мусорный бак снова отбиты. Напряжение возрастает.

Битва за бак нужна всем. Маленькая, локальная победа важна для противников строительства храма — это еще один жест, не позволяющий «вытирать об себя ноги», противостоять, по их мнению, незаконности. Для «наступающих» — это возможность продолжить строительство вопреки протестам.

Разные версии

По словам представителя движения «Сорок сороков», все разрешительные документы у них есть, и они были представлены органам власти. В течение трех лет велись подготовительные работы. «Жителей просто обманывали и продолжают подстрекать до сих пор: о том, что застраивается весь парк, что срубят деревья, что будет стоянка. Этого ничего не будет. У нас есть сотни заявлений жителей района, которые за строительство храма и против незаконных митингов. Они каждый день вечером приходят сюда после работы и пишут заявления», — говорит Иван, член движения «Сорок сороков». Когда корреспондент NT попросил его представиться, он замялся и назвал себя православным добровольцем. «Мы русские люди, патриоты своей страны, и наша вера, православная, — это тот стержень, на котором наша страна держится, на котором, страна может объединиться и идти куда-то вперед. — добавляет Иван. — А здесь люди с православными крестами выступают против храма божия, что вообще недопустимо, и мы здесь находимся абсолютно добровольно, помогаем батюшке отстаивать эту площадку. Мы пытаемся избежать силовых конфликтов, никто никого не бьет, но когда люди бросаются, отталкивают, не дают идти, толкотня случается».

Жители с этим не согласны. Они рассказывают, как кого-то побили, кому-то попортили автомобиль, некоторых запугивают. «Мне угрожали, но правда на моей стороне, даже если они что-то и сделают», — говорит Иван Варячев. Выглядит он очень устало. «Когда люди пытаются зайти на территорию, их просто отталкивают. Были драки. Один раз девушка стояла около забора, подошел, как я считаю, лидер группировки, и жестко ее оттолкнул».

По поводу ситуации в парке Торфянка высказывался даже Патриарх Кирилл: «…прошу всех — и сторонников, и противников постройки храма в этом месте — к отказу от конфронтации и к мирному, цивилизованному урегулированию всех противоречий… В настоящее время, после отказа в соответствующем иске на уровне Бабушкинского районного суда, вопрос рассматривается Московским городским судом. В этих условиях полагал бы правильным дождаться судебного решения. Призываю православных верующих в эти дни не приходить на предполагаемое место строительства храма, чтобы избежать провокаций, а тем более столкновений с противниками строительства храма. Для мирного разрешения ситуации прошу противников возведения храма также покинуть упомянутое место. Надеюсь, что все существующие разногласия будут преодолены в правовом поле», — говорится в заявлении Патриарха, опубликованном на сайте РПЦ.

Смирение

Сейчас градус напряжения упал.

— Мы все друг с другом на одной площадке столько времени провели, что просто невежливо не говорить «здравствуйте», — смеется защитница парка Вера.

— И что, получается нормально общаться?

— Они (православные активисты — NT) периодически приходят к нам просто поболтать, чаю попить. С некоторыми товарищами из этой тусовки мы можем поддерживать конструктивный диалог.

По словам жителей, движение «Сорок сороков» теперь старается вести себя прилично, убрали радикалов. Защитники парка собираются стоять в Торфянке, как минимум, до 31 июля — в это день должен состояться суд.

Поддержать митингующих приехали жители многих районов Москвы, несогласные со строительством храмов в парках. И, судя по их уверенности и настрою, примеру защитников Торфянки могут последовать многие.

Фото: Юрий Мартьянов/Коммерсантъ



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.