Последняя полоса

Брекзит в деревенском пабе

The New Times продолжает публикацию дневников известного журналиста Маши Слоним, которая во второй раз уехала в эмиграцию*Как известно, я живу в глубинке, среди фермеров, поэтому результат референдума 23 июня меня не очень удивил. Я в этот день общалась со своими соседями в деревенском домашнем пабе, который держит 94-летняя Мэри. Сама Мэри не голосовала, «слишком старая, чтобы голосовать». Но фермеры, собравшиеся вечером в маленькой комнате ее паба, — все как один проголосовали за выход из ЕС. Их в тот вечер было немного, но на следующее утро оказалось, что наш округ дружно (почти 55%) проголосовал за брекзит. Фермеры в массе своей консервативны и прижимисты. Им кажется, что Евросоюз их обирает, недодает субсидий и душит бюрократией. Фермеры считают, что, освободившись от диктата Брюсселя, они заживут и горя знать не будут. Продавать свою баранину в Европу — самостоятельно, через голову Брюсселя. И вообще — ведь Великобритания каждую неделю платит в ЕС сотни миллионов фунтов, а взамен в качестве субсидий получает меньше половины! На этом как раз играли сторонники брекзита. А еще фермеров и простой народ пугали возможным приемом Турции в ЕС. Как же так, Турция со своим дешевым сельским хозяйством собьет цены на их продукцию и тоже будет получать субсидии, а нам останется еще меньше! Возражения, что Турция еще не скоро, а может, и никогда в ЕС принята не будет, никто не слышал.Экс-мэр Лондона Борис Джонсон, главный протагонист брекзита, давал фермерам 100 % гарантии, что субсидии фермерам после выхода из ЕС будут только расти. Народ пугали мигрантами. Не сирийскими, их тут отродясь никто не видел, а гражданами ЕС. Мои собеседники признали, что сезонные работники на фермах, где выращивают овощи-фрукты, нужны, конечно, но, выйдя из ЕС, можно их будет просто приглашать поработать. «Ага, — сказала я, — а кто им будет делать рабочую визу?» Мой вопрос застиг фермеров врасплох, про визы-то все здесь давно забыли! А между тем иностранные рабочие работают не только на полях в сезон. Неподалеку от меня есть птицеферма, на которой кур ощипывают польские рабочие, потому что хозяин не смог найти желающих среди британцев.Конечно, фермерам живется нелегко, кто спорит. И их дети не хотят заниматься фермерством, жалуются они. И без субсидий им не прожить, а стране — не сохранить окружающую среду. Ведь большая часть денег, поступавших из ЕС, уходила именно на это. Я не знаю, как голосовали дети тех фермеров, с которыми я говорила, дети, которые не хотят заниматься фермерством. Вполне возможно, что они как раз проголосовали за римейн — то есть за то, чтобы остаться в ЕС. Ведь в этом голосовании водораздел проходил не по партийному принципу, а между городом и деревней, между отцами и детьми: 68 % тех, кому за 65, проголосовали за брекзит. Сельская местность проголосовала за брекзит. Молодежь и большие города проголосовали за Европейский союз. На мой вопрос, будут ли они теперь голосовать за лейбористов, фермеры удивленно фыркнули: нет, конечно! Фермеры традиционно поддерживают консерваторов. Сельское население Великобритании оказалось недостаточно консервативным для того, чтобы проголосовать за статус кво, и достаточно консервативным, чтобы проголосовать за старую добрую Англию, независимую от Европы.Перед тем как объявили результаты референдума, один из фермеров в пабе сказал фразу, которая мне понравилась: «Каким бы ни было решение, я с ним соглашусь. Это ведь демократия». После чего сел в новенькую «Альфа-Ромео» и укатил к себе на ферму.* Продолжение. Начало — NT № 40 от 30 ноября и № 42 от 14 декабря 2015 года. №№ 1,3,5,9,11,13,16,18, 20 за 2016 год.фото: youtube.com

Возвращение: Сага о мусоре

The New Times продолжает публикацию дневников известного журналиста Маши Слоним, которая во второй раз уехала в эмиграцию*По вечерам я выгребаю из карманов окурки. Не потому, что я их храню, чтобы потом докурить, до этого пока не дошло, хотя сигареты здесь страшно дорогие. Нет, я собираю окурки в течение дня, чтобы не бросать их на землю или на асфальт там, где нет урн. Не бросаю не потому, что теперь в Англии за это могут оштрафовать, просто не хочется нарушать чистоту. Дальше вопрос — в какой мусор определить окурки. У меня три варианта: отходы для переработки, куда идут стеклянные бутылки, пластмассовые молочные упаковки и ненужные рекламные листовки; биологические отходы, остатки еды и прочее, которые забирают, видимо, на компост; общий мусор, куда можно складывать все, что не входит в предыдущие две категории. Окурки летят в общий мусор. За всеми этими баками раз в неделю приезжают огромные машины и увозят все это в неизвестном направлении. За все это, как и за многое другое, я плачу немалые деньги, Council Tax. В моем районе это больше ?2 тыс. в год, но мне, как проживающей одной (собаки и коты не в счет), скостили 25%! Заботливые огромные машины не могут увезти весь мусор, скопившийся у меня в гараже в результате переезда, — картонные коробки и вонючие коврики, которыми предыдущая хозяйка выстелила пространство вокруг дома, чтобы ее собачки не кололи лапки на жестком гравии, требовали расправы! И я, сложив и утрамбовав все это в свою машину, отправилась в ближайший Центр по переработке мусора. Звучит, может быть, скучно, но на самом деле это очень веселый двор! Народ деловито и бодро снует от контейнера к контейнеру — для пластика, для металла, для тряпок негодных, для тряпок вполне годных, для электрических приборов… Склад старых плит и других предметов домашнего обихода, которыми еще можно пользоваться, старые велотренажеры, детские велосипеды, контейнер для садовых отходов, травы, срезанных веток, кустов. Когда ты не понимаешь, куда тащить свой мусор, как я со своими вонючими ковриками, которые не подходили ни под какую категорию, их у тебя забирает работник Центра и уносит в правильный контейнер для вонючих ковриков. А в углу двора — навес, где, избавившись от ненужного хлама, вы можете выбрать себе нужный — книги, мебель, картинки, кухонную утварь. Первых изданий и антикварных предметов вы там не найдете, но я увезла с собой несколько цветочных горшков, прекрасную стеклянную бутыль и вполне годный абажур! Все это бесплатно — и сдать свой хлам, и забрать то, что для кого-то стало ненужным.Между прочим, вся эта система с раздельным сбором мусора и отходов была введена директивой Европейского союза для всех его членов и вызвала в свое время жаркие споры в Великобритании. Сегодня, когда до судьбоносного референдума по вопросу о том, оставаться ли Великобритании в Европейском союзе или выйти из него, осталось чуть больше недели, дебаты перешли в более общую плоскость — иммиграция, экономика, засилие бюрократии и сохранение государственной независимости. Каждый день по радио и по телевизору политики агитируют за то или другое. Причем пророчат страшное будущее для страны, если останемся. Или если выйдем. И обвиняют друг друга в запугивании и во вранье. И с той и с другой стороны аргументы вполне убедительные, но, слушая все эти дебаты и споры, я поймала себя на том, что даже самые разумные доводы за выход на меня уже подействовать не могут. Я за то, чтобы Великобритания оставалась в Европейском союзе.* Продолжение. Начало — NT № 40 от 30 ноября и № 42 от 14 декабря 2015 года. №№ 1,3,5,9,11,13,16,18 за 2016 год.
1 2 3
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.