#Россия и Белоруссия

Провал в Бочаровом ручье

09.12.2019 | Денис Лавникевич, Минск

Переговоры об интеграции России и Белоруссии провалились. Итоговая декабрьская встреча двух лидеров не увенчалась соглашениями и празднованием 20-летия Союзного договора. Лукашенко уехал молча и раздраженным, отмечает корреспондент NT в Минске Денис Лавникевич

Интересующиеся политикой минчане ждали сочинскую встречу Владимира Путина и Александра Лукашенко с особым напряжением. Одни «гуглили» зарплаты в российских компаниях, другие — способы получения статуса беженца в ЕС. Считалось, что в Сочи будут подписаны некие соглашения о начале реализации договора о Союзном государстве. Но, похоже, президенты вновь поругались.

Нет повода для торжеств

8 декабря могла быть торжественная дата: 20 лет назад, 8 декабря 1999 года, в Москве Борис Ельцин и Александр Лукашенко подписали Договор о создании Союзного государства России и Белоруссии. Тогда же была принята Программа действий Республики Беларусь и Российской Федерации по реализации положений Договора. К слову, если бы эта программа была выполнена, то сегодня Минск был бы столицей не самостоятельного государства, а одного из субъектов РФ.

Однако праздничный ужин остался не съеден. Накануне символической даты — в субботу, 7 декабря 2019-го, — Владимир Путин и Александр Лукашенко не смогли договориться относительно того, как, наконец, будет выполняться договор о Союзе. Дорожные карты по ускоренной интеграции двух стран так и остались неподписанные. После нескольких часов переговоров с участием правительств и пяти с половиной часов беседы с глазу на глаз с Путиным «бацька» покинул резиденцию «Бочаров ручей» молча. И в крайнем раздражении, отмечают анонимные телеграм-каналы и подтверждают собеседники NT, близкие к админиcтрации президента Белоруссии.

После переговоров Путин тоже не сказал ничего. Нечего было сказать и Дмитрию Медведеву, и его первому заместителю Антону Силуанову. В итоге отдуваться пришлось главе Минэкономразвития Максиму Орешкину

Ни публичных комментариев, ни выхода к прессе — ничего. Уже через час самолет с Лукашенко на борту вылетел из Сочи в Минск. Следом отправился самолет с белорусским премьером и остальными чиновниками. Стало понятно: в воскресенье торжественно праздновать 20-летие Союзного государства никто не будет.

После переговоров Путин тоже не сказал ничего. Нечего было сказать и Дмитрию Медведеву, и его первому заместителю Антону Силуанову. В итоге отдуваться пришлось главе Минэкономразвития Максиму Орешкину — единственному участнику переговоров, вышедшему к прессе. Рассказ Орешкина об итогах многочасового мероприятия занял всего лишь минуту.

«Сегодня был напряженный день. На самом деле очень плодотворно поработали по целому ряду направлений. По сельскому хозяйству, связи, по таможне, регулированию нефтяного рынка. Достигли очень серьезного прогресса, даже по вопросу нефти и газа позиции были очень серьезно сближены», — сказал министр. По его словам, далее с понедельника на экспертном уровне будет начата деятельная проработка полученных указаний.

«Для того чтобы все это сформулировать и погрузить в дорожные карты. Затем будем докладывать премьерам, президентам, — уточнил Максим Орешкин. — У нас уже небольшое количество спорных вопросов осталось перед этими двумя днями. Сейчас их стало еще меньше. Мы понимаем, как по большей части из них продвигаться вперед. Нам указания даны».

По словам российского министра, на 20 декабря у президентов России и Белоруссии назначена встреча в Петербурге. Правительствам поручено еще поработать над интеграцией и к этой встрече максимально сблизить позиции, чтобы президентам все-таки было что подписать.

Холостой год

Однако правительства уже работали не один месяц. По факту — полтора года, с того момента, как в августе 2018-го в Москве «вспомнили» про незавершенное строительство Союзного государства. Давление на Минск усилилось к концу прошлого года.

А идея принять дорожные карты по быстрой реализации положений Союзного договора появилась еще год назад, на аналогичной встрече Лукашенко и Путина в Сочи. Тогда было решено, что такие документы совместно подготовят правительства двух стран — чем они и занимались на протяжении всего 2019-го.

При этом белорусская сторона постоянно давала понять, что речь идет только об экономических вопросах, тогда как российская говорила о более тесном политическом союзе. За несколько дней до встречи в Сочи Дмитрий Медведев, комментируя интеграционный процесс, даже заявил: «Нам все время говорят: «Мы не собираемся поступаться суверенитетом». Так и не надо ничем поступаться, с одной стороны. Но, с другой стороны, любая интеграция — напомню простую юридическую истину — это частичное уменьшение суверенитета».

Задачей Минска было подписать что-нибудь «об интеграции», что потом можно было бы затянуть и заболтать до бесконечности. Но под что можно было бы продолжить получать от РФ субсидии, дешевый газ, «компенсации» за налоговый манер

«Задачей Москвы было подписать дорожные карты — программы конкретных действий по более быстрому (а по факту — хоть какому-то вообще) вхождению Беларуси в состав РФ. Потому что за 20 лет не было сделано ничего, — говорит белорусский политолог Антон Платов. — Задачей Минска было подписать что-нибудь «об интеграции», что потом можно было бы затянуть и заболтать до бесконечности. Но под что можно было бы продолжить получать от РФ субсидии. Дешевый газ, «компенсации» за налоговый манер в нефтянке и за грязную нефть весной, открытый российский рынок и т.д. По итогу же ни одна из сторон в Сочи не получила желаемое. Отсюда и срыв назначенного на воскресенье торжественного празднования 20-летия Союзного государства».

Белорусы сопротивляются

Переговоры президентов в Сочи проходили на фоне протестов в Минске. Не то чтобы слишком многочисленных — менее тысячи человек в центре города, но по белорусским меркам — значительных. Люди собрались, чтобы высказать свое неприятие объединения двух стран, или, как здесь его называют, «российской агрессии».

Хотя руководили происходящим известные оппозиционеры, было понятно, что акция неформально согласована с властью. Накануне не прошли превентивные аресты активистов (обычная практика в Белоруссии перед акциями протеста), никого не «повинтили» и на самой акции. Рвали портреты Путина — но не порвали ни одного портрета Лукашенко. Кричали оскорбительные кричалки — но дисциплинированно шли по тротуарам, не перекрывая улицу. Подобного «оппозиционного благолепия» в Минске не было, наверное, никогда.

Хотя руководили происходящим известные оппозиционеры, было понятно, что акция неформально согласована с властью. Накануне не прошли превентивные аресты активистов, рвали портреты Путина — но не порвали ни одного портрета Лукашенко

Сам же Лукашенко еще 4 декабря, выступая перед новым составом парламента, определил свои позиции по вопросу интеграции. И уже тогда с его слов стало понятно: ничего существенного подписано в Сочи не будет.

«О какой можно говорить дальнейшей интеграции, если мы сегодня не имеем договора о поставках природного газа. Хотя об этом договорились давно. И наши правительства провалили эти договоренности. Не по вине белорусского правительства, — возмущался «бацька». — Я не пацан, который отработал 3-5 лет президентом. Мы никогда не собирались и не собираемся входить в состав любого государства, даже братской России. Пока не решен ряд принципиальных вопросов, в частности по газу и нефти. Даже элементарный вопрос не решен по грязной нефти. А ведь мы провалили ВВП в основном из-за нефтяных проблем».

После этого стало понятно, что в Сочи белорусская сторона будет говорить именно об экономике. И в самом деле, перед началом переговоров, беседуя с Путиным перед телекамерами, Лукашенко заявил: «Мы не просим ничего, не настаиваем ни на чем. Равные условия, больше ничего не надо. Мы не просим дешевые газ и нефть. Мы готовы и по $200 газ покупать, и нефть не по $63, но если наши предприятия покупают за такую цену, значит и [российские] конкуренты должны. Главное, чтобы равные были условия».

Предпоследнее слово

«Что будет дальше? Ну, наверное, что-то декларативное и необязательное подпишут на встрече 20 декабря. Страсти уже поутихнут немного, да и есть такая традиция у Минска и Москвы — договариваться о чем-то важном буквально в самый канун Нового года, — сказала в комментарии NT белорусский политолог Светлана Гречулина. — Сейчас все закончится как бы миром, в Кремле сделают вид, что «не очень-то и хотелось». Просто Путин не захочет терять лицо, показав, что он не может приструнить какого-то Лукашенко, мелкого царька дотационной республики. Но в августе 2020-го Лукашенко предстоят перевыборы, и уж тут ему мало не покажется. Если Москва захочет «демократическим путем» поменять власть в Минске — она это сделает».

В самом деле, в Минске уже не один год говорят о том, что в Кремле смертельно устали от Лукашенко и готовы поменять его на кого-то более сговорчивого и предсказуемого. Сам же белорусский лидер пока сохраняет свой пост благодаря уникальной эквилибристике в отношениях с Россией, ЕС, США и Китаем. Но ресурсы России несравнимы с белорусскими, так что если Кремль захочет на следующих выборах президента Белоруссии поставить во главе республики своего человека — он это сможет сделать.

Не то чтобы белорусы были так уж пророссийски настроены — степень «братскости» этого народа сами русские почему-то сильно преувеличивают. Но вот от «бацьки» за четверть века они устали настолько, что если появится реально сильный альтернативный кандидат (пусть даже откровенно поддерживаемый РФ), а вертикаль власти решит больше не фальсифицировать голосование, то такой новый человек наверняка победит.

Впрочем, подобное будет сделать непросто, пока экономика Белоруссии более-менее стабильна. Россия хоть и заметно урезала дотации, но полностью их не прекратила. В любом случае на год запаса прочности официальному Минску точно хватит.

«Теперь Лукашенко пойдет на выборы как «гарант независимости». Больше ему предложить народу нечего, денег Россия уже не даст, Запад даст, но только под настоящие реформы (а на это он не решится). Людям предложить нечего, печатный станок уже включили, зарплаты, пенсии подымут под выборы, но это может аукнуться девальвацией, как в 2011 году, — считает журналист белорусской газеты «Новы Час» Виктория Мацук. — На интеграцию он тоже пойти не может — это и потеря его собственной власти, и катализатор для более масштабных протестов. Пока люди еще боятся выходить на улицы, но протестный потенциал общества огромен. Это видно даже по бешеному интересу к трансляциям сегодняшней акции протеста в Минске. 2020 год команда действующего президента, конечно, продержится, а Лукашенко — переизберется. Но шансы на то, что он досидит до конца срока, уже не столь велики».

Фото: i.lb.ua


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.