#В блогах

Дмитрий Гудков: Что мы нашли в протоколе избиркома

14.07.2019

Прошедшей ночью мы поняли принципы подделки протоколов

Итоги безумной ночи: что мы нашли в протоколе избиркома. 

1. Анастасия Ыкторвна Балашова, Лев Клара Сюневна и другие удивительные люди.

«Эксперты», проверявшие подписи по базам МВД и ГАС «Выборы», намеренно вбивали опечатки. Невозможно случайно ошибиться, написав вместо «Викторовна» «Ыкторвна». А что такое «Лев Клара», я даже не могу объяснить.

2. У нас несколько ведомостей: от МВД, от графолога, итоговый протокол (где нет конкретики, а только отсылки к материалам проверки) и наши собственные базы, по которым мы ищем, что именно мы сдавали. Поэтому приходится постоянно сверять сразу несколько простыней текста. И в итоге находить, что в итоговом протоколе есть подписи, которые не забраковал ни один эксперт. Членам комиссии просто захотелось внести их туда, без причины. И они их внесли. Это ребус, который необходимо разгадать, чтобы попасть на следующий уровень.

3. Прямые подлоги. Для проверки в базу МВД забивался «Юрий Евгеньевич» вместо «Дениса Евгеньевича». Хорошо, что конкретного члена ПРГ Дениса Юрьевича мы знаем (избирком тоже и успел «исправить ошибку») – а сколько людей с другими именами есть еще в «поддельных подписях»?

4. Графолог. Больше всего «брака» на его совести. У него нет претензий ни к одной подписи, но есть – к цифрам в датах. По мнению «эксперта», даты во многих случаях написаны одной рукой. Попробуйте придумать много разных вариантов написания нуля или единицы. Претензии бредовые, очевидно. Вот комментарий Геннадия Гудкова, у которого аналогичная ситуация: «как полковник запаса КГБ-ФСБ рассказываю: подлинность так называемой сокращенной подписи определить даже в результате ГРАФОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ невозможно: не хватает графического материала. Это — основная проблема фальшивых договоров, завещаний и других документов. При этом экспертиза проводится при наличии СРАВНИТЕЛЬНОГО МАТЕРИАЛА, то есть почерка проверяемого. При экспертизе необходимо привести в качестве ДОКАЗАТЕЛЬСТВА не менее 18 признаков несовпадения, поэтому любой графолог на всякий случай выделяет 23-25, чтобы у суда не было оснований к нему придраться. У «специалиста» не было ни сравнительных образцов, ни времени на разбор подписей. Просто ПОКАЗАЛОСЬ, что подписи — фальшивые».

Что в итоге. Прошедшей ночью мы поняли принципы подделки протоколов. Теперь задача — срочно найти полтысячи человек, подписи которых признаны недействительными. Сходить к ним, взять с них письменное подтверждение, что подпись они оставляли, заверить его… Работа огромная и более тяжелая, чем сам сбор. По сути, это еще один фильтр, времени на преодоление которого катастрофически мало. К тому же этот процесс будет стоить больших денег. Если можете помочь крупным пожертвованием — пишите мне в телеграм @gudkovd. Мотивирующий текст делать уже не буду — вы все и сами понимаете.

И главное. Сегодня в 14.00 в Новопушкинском сквере встреча с 17 кандидатами в депутаты Мосгордумы — теми, кого власть по беспределу снимает с выборов. Эта встреча — специально для той же власти подчеркиваю — законна (статья 48 закона «Об основных гарантиях избирательных прав»).

Я приду в центр Москвы не только потому, что результаты работы моей команды хотят <отправить> в корзину, а мое право избираться растоптано. Я приду туда просто из самоуважения.

Источник


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.