#В блогах

Павел Чиков о деле Telegram

05.04.2018

Юрист расписал роли всех актеров в пьесе о мессенджере
chikov-pavel-150.jpg

Абсолютно очевидно, что неприкосновенность частной жизни и тайны переписки должна балансироваться интересами национальной безопасности. Если конкретные террористы замышляют конкретные взрывы в конкретных местах, а власти имеют об этом какую-то информацию, в интересах общества, прежде всего, дать возможность правоохранителям взрывы предотвратить, расследование провести. Также абсолютно очевидно, что ни один интернет-сервис не будет препятствовать такому расследованию, наоборот, окажет всяческое содействие.

ФСБ (формально) просила ключи шифрования для доступа к переписке конкретных пользователей Telegram. При этом ссылалась на некие решения судов, которые нигде ни разу никому не были показаны. У нас даже уголовные дела о шпионаже расследуются с участием адвокатов, которым оформляется допуск, не было никаких проблем продемонстрировать, что требования обоснованы, а подозрения реальны.

Но нельзя на голубом глазу просить создать специально для спецслужб мастер-ключ, позволяющий читать переписку любых пользователей, прикрываясь секретными решениями судов, которые по их собственной статистике удовлетворяют 97% запросов. Это неразумное, непроходное требование, не предполагающее удовлетворения.

Срок ультиматума прошел, давайте искать вменяемое решение.

Интрига вокруг Telegram нарастает. Основные роли

Роскомнадзор

Ультиматум Роскомнадзора истёк вчера. Ответы Telegram на его адрес 97-fz_in@rkn.gov.ru не доходят, на основной ящик не доходят, по почте, видимо, тоже. А читать опубликованные в СМИ ребята считают ниже своего достоинства. Никаких реплик и ответов, равно как и шагов, Роскомнадзор пока не озвучивает.

При этом в Роскомнадзоре не планируют начинать блокировку Telegram только лишь на основании судебного решения об административном правонарушении от октября 2017 года, пояснил «Ъ» руководитель Роскомнадзора Александр Жаров.

Обратите внимание, законодательство двусмысленное — наличие судебного решения по административному делу может толковаться как достаточное для начала блокировки. Хотели бы — так и решили. Однако РКН на такой шаг не идет, следовательно, оттягивает, подвешивает и перекладывает решение вопроса на другие плечи. Каждый раз при этом подчеркивает, что они только технические исполнители. Исполнители, чьей воли в этом случае? Конечно, ФСБ.

ФСБ

Понятно, что эти парни основные лоббисты блокировки. Нет смысла углубляться в целесообразность, выгоду и разумность этого пути. Контора последние пару лет захватывает все больше влияния в стране, подрывая авторитет конкурентов (СКР) и устраняя более мелких игроков (ФСКН).

Однако если бы их влияния было достаточно для принятия решения о блокировке Telegram, его давно бы приняли. Зачем вся эта неуклюжая линия со смешиваем мессенджера с терроризмом, которая была начата в июне прошлого года и продолжается вплоть до вчерашнего дня. Лично директор ФСБ формирует общественное (или личное) мнение о террористической деятельности Telegram, используя при этом логику детсадовского уровня. Обратите внимание, как бы ни хотелось Бортникову упомянуть конкретно Telegram, он этого не делает. Были бы железные доказательства — он бы их привел.

К слову, Viber и WhatsApp имеют гораздо больше пользователей в России. При этом они даже в реестре организаторов информации не числятся (Telegram в него был включен в июне 2017 самим Роскомнадзором).

Очевидно, ФСБ работает на формирование мнения конкретного человека, играя с обычными для спецслужб параноидальными мотивами и бездоказательными туманными формулировками.

Минсвязи

Никифоров, без сомнения, поддерживает Telegram и вообще против всей этой священной войны силовиков против интернета. Он как-никак министр связи медведевского призыва. Однако заступить за линию компетенции ФСБ он не может, о чем постоянно оговаривается.

«Очень рассчитываю, что это будет рассмотрено на площадке того или иного суда, потому что судебное решение подтвердит или опровергнет те или иные нормы, которые сегодня в правовых актах есть».

Понятно, что апеллирует Никифоров в реальности не к суду (суд у нас ничего не решает, запомните, если еще не), а к некоему иному лицу. Тому, которое стоит выше него и выше ФСБ.

СМИ

Все средства массовой информации, за редким исключением откровенно маргинальных лоялистов (не будем их перечислять, много чести), широко и активно выступают на стороне Telegram. Далеко не только условно либерально/оппозиционные. Например, Комсомолка на удивление реально толково, подробно описывает всю историю с Telegram и учит, как обходить будущую блокировку.

Суд

Еще раз, суд в России ничего не решает. Отсылка к суду — это сигнал, что вопрос надо бы решить компромиссно и не вставать на ту или иную сторону. Но решить, понятно дело, кулуарно. Ну, давайте подвесим вопрос еще на какое-то время и подождем, что решит Конституционный суд РФ. Не в том смысле, что решит, а в том, чтобы дать больше времени. Заявляли адвокаты Telegram ходатайство о направлении запроса в КС РФ еще в Мещанском суде на административке. Остается такая возможность при желании.

Источник


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.