#Украина

Мир по «формуле Штайнмайера»: страшилка с расчетом

08.10.2019 | Александр Подрабинек

Компромисс по «формуле Штайнмайера» нужен Западу и Москве, но не выводит ситуацию из тупика. Киев не согласится проводить выборы в присутствии российских и пророссийских военных, а Москва не согласится на их вывод с Донбасса, считает публицист Александр Подрабинек

Президент Владимир Зеленский назвал одобренную им на прошлой неделе «формулу Штайнмайера» самой большой страшилкой последних недель. «Что она означает? В принципе, это одно-два предложения, вот и все», — говорит Владимир Зеленский.

Действительно, сама по себе «формула Штайнмайера» на первый взгляд не дает никаких видимых преимуществ ни России, ни Украине. С замечательной немецкой точностью в этом документе указывается, что в 8 часов вечера того дня, когда на оккупированных Россией территориях пройдут местные выборы, в Украине вступит в силу закон об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Кстати, подобный закон уже есть, он будет действовать до последнего дня этого года, то есть до 31 декабря.

Так из-за чего весь сыр-бор? Почему Кремль упорно не хотел возобновлять переговоры в «нормандском формате» (Украина, Россия, Франция, Германия) до тех пор, пока Украина не согласится принять «формулу Штайнмайера»? Почему Украина долго отказывалась это сделать, а теперь согласилась?

Интересы Путина

Давайте подумаем, зачем Кремлю так нужны местные выборы на контролируемых ею территориях. Или мы не знаем, что такое местные власти и как их выбирают в России? Посмотрите на недавние выборы в Москве, и вы поймете, насколько далеки от демократических стандартов выборы, проводимые под контролем российской власти. Посмотрите, с какой легкостью федеральная власть подмяла под себя местную.

Москва устанавливает свои порядки на захваченных территориях, не обращая внимания ни на какие законы. Законы — это последнее, что интересует Владимира Путина; они ему нужны только в таком виде и количестве, чтобы позволили сохранять в безопасности узурпированную им власть

Может быть, Кремлю позарез нужны украинские законы об особом статусе Донецка и Луганска? Тоже вряд ли. Москва устанавливает свои порядки на захваченных территориях, не обращая внимания ни на какие законы — ни на украинские, ни на российские. Законы — это последнее, что интересует Владимира Путина; они ему нужны только в таком виде и количестве, чтобы позволили сохранять в безопасности узурпированную им власть.

Так почему же Кремль отказывается обсуждать в «нормандском формате» выполнение Минских соглашений 2015 года, пока Украина не примет этот, казалось бы, малозначительный документ? Уже понятно, что Москве по каким-то причинам это важно. По каким?

Объяснение, на мой взгляд, может быть только одно. Выборы под эгидой ОБСЕ и при участии Украины легитимируют подконтрольную России местную власть в Донецком и Луганском регионах. Другой законной власти там не будет, а власть, узаконенную после выборов, будут контролировать российские силовики. Они и сейчас ее контролируют, но после выборов у них появятся новые аргументы для международных институций. Смотрите, скажут они, законно избранные власти в Донецке и Луганске хотят перейти под юрисдикцию России, хотят видеть на своих границах российскую армию, хотят теснее сотрудничать с Москвой, а не с Киевом. Сладкие плоды легализации! Это как бежавшему из тюрьмы преступнику получить настоящие документы вместо поддельных.

Дальше будет обычная нормандская тягомотина: бесконечные переговоры — отдавать ли украденный кошелек целиком или возвращать похищенное по частям, вернуть прямо или через посредников, сколько оставить за труды себе и сколько посредникам, а также будет необходимо дождаться благоприятного расположения звезд и хорошего настроения у г-на Путина.

Чем это чревато для Киева

Понимают ли в Киеве, в какую историю ввязываются? Думаю, понимают. Владимир Зеленский, реагируя на протесты патриотической украинской общественности, объясняет, что для обеспечения свободного и демократического характера выборов на Донбассе Украина должна получить контроль над участком границы с РФ, а все вооруженные формирования должны быть выведены с территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Это здравое и логичное требование едва ли будет принято Кремлем. Не для того российские силовики пять лет вкладывались в Донбасс и Луганск, чтобы потом вернуть Украине законную границу ради каких-то там местных выборов.

Если Украине нужно остановить войну, вернуть пленных и восстановить государственный суверенитет над всей украинской территорией, то путинской России надо всего лишь изображать готовность к переговорам, чтобы на международных форумах доказывать свое миролюбие

В таком случае ситуация тупиковая. Она устраивает Москву, но не устраивает Киев. До сих пор все попытки наладить продуктивный диалог терпели фиаско. Если Украине нужно остановить войну, вернуть пленных и восстановить государственный суверенитет над всей украинской территорией, то путинской России надо всего лишь изображать готовность к переговорам, чтобы на международных форумах доказывать свое миролюбие и договороспособность. Иначе говоря, Москве нужна декорация, за которой не будет видно подлинных намерений и истинного положения дел.

Такой декорацией были и остаются Минские соглашения, которые по своей неопределенности и невыполнимости не уступают «формуле Штайнмайера». Можно потратить десятилетия на уточнение позиций по этим соглашениям, а дело, между тем, с мертвой точки не сдвинется. Можно долго и безрезультатно спорить о том, что должно быть прежде: восстановление законных межгосударственных границ или легализация местной власти на «особых территориях», а ситуация тем временем будет находиться под контролем военных, а не дипломатов. И это не сулит Украине ничего хорошего.

Прогнозируемый тупик

К сожалению, правительства Франции и Германии также уповают больше всего на бесконечные и бесплодные переговоры, которые они называют политическим решением конфликта. Они тоже хотят выглядеть миротворцами в глазах свои избирателей, и в этом нет ничего нового. Не точно ли так же французский президент Николя Саркози в 2008 году выступил гарантом мира между Россией и Грузией, став спонсором соглашения, по которому Грузия прекращает ответные военные действия, а Россия отводит войска до своей государственной границы? Так вот, российская армия и по сию пору занимает часть территории Грузии, а во Франции уже новый президент Эммануэль Макрон пытается теперь повторить опыт своего предшественника. Президент Путин действительно может опять пообещать что угодно, но только чего стоят эти обещания?

Жонглирование соглашениями, договорами, формулами и протоколами — это всего лишь увлекательная политическая игра. Она может дать победителю пропагандистские очки, но по сути призвана закрыть от глаз сонной международной общественности подлинную силу — политическую волю и боеспособность вооруженных сил. Думаю, президент Зеленский это понимает и не даст обыграть себя на дипломатическом поле.

Есть свод довольно ясных правил, по которым должны проводиться демократические выборы. Реальная нынешняя ситуация в Донецкой и Луганской областях проведение таких выборов исключает

Проведение местных выборов в Донецке и Луганске, о чем так страстно мечтают участники «нормандского формата», сопряжено с проблемами, на которые многие хотели бы закрыть глаза. Возможны ли выборы в условиях чрезвычайного или военного положения? Возможны ли выборы по украинским законам, когда на территории выборов не обеспечена юрисдикция Украины? Возможны ли выборы в присутствии войск агрессора и незаконных военных формирований? Возможны ли нормальные выборы при отсутствии легитимной государственной границы?

У Бюро по демократическим институтам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (БДИПЧ ОБСЕ), которое должно наблюдать за этими выборами и затем признать (или не признать) их результаты, есть свод довольно ясных правил, по которым должны проводиться демократические выборы. Реальная нынешняя ситуация в Донецкой и Луганской областях проведение таких выборов исключает.

Если президент Зеленский не станет закрывать на это глаза, то правозащитникам из БДИПЧ придется как-то на это реагировать. А Зеленский, судя по всему, вовсе не настроен подыгрывать Москве и капитулировать перед ней. «В этом новом законе не будет перейдена ни одна красная линия. Именно поэтому нет и никогда не будет никакой капитуляции, — сказал глава государства. — Никаких выборов под дулами пулеметов не будет и не может быть».

Таким образом, Украина, скорее всего, не согласится проводить выборы в присутствии российских и пророссийских вооруженных сил, а Москва, вероятно, не согласится на вывод своих военных и бандформирований. Все останется по-прежнему.

Фото: lv.baltnews.com


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.