#В блогах

Татьяна Фельгенгауэр: оказывается можно не молчать

25.03.2018

Если мы начнем обсуждать, осуждать и напоминать, что мы не челядь, то и эти люди, глядишь, перестроят свое отношение
felgengauer-tatiana-150.jpg

Такое ощущение, что некоторые события последнего времени проходят под удивленным лозунгом «а что, так можно было?».

Оказывается, можно не терпеть и не молчать. Можно выйти и сказать. Можно уволить главу района. Можно посмотреть на товарищей по несчастью и тоже выйти. Ну они ведь не испугались. И их не посадили всем Волоколамском. Значит, города, столкнувшиеся с похожим мусорным адом, тоже могут так выйти. Мне хочется верить, что это, в числе прочего, и проявление внутренней свободы. Не все готовы быть холопами или челядью. Есть люди, которые больше не будут молча терпеть.

На самом деле, рассказа о пережитом насилии или о домогательствах — это из той же оперы. Веками считаюсь, что это в порядке вещей. Что это такое право сильного/влиятельного/богатого/облеченного властью. А рассказывать нельзя. Потому что заклюют, скажут, что нужно радоваться и вообще, ничего не было. И вот, кажется, постепенно общественное сознание меняется. Возможно, все больше людей знают, что они — не вещи. У них есть достоинство и самоуважение. И что клеймить позором нужно не тех, кто пострадал, а тех, кто, например, позволил себе воспользоваться служебным положением.

Меня очень расстраивает, что все сейчас пытаются свалить в одну кучу сразу все. Не навязывая своего мнения, все же предложу свое видение. Итак. Если ты приходишь за интервью, а вместо этого тебя лапают и начинают на ухо шептать фривольности — это домогательства. Если вне работы ты идешь встречаться в баре/ресторане/кино/парке, и тебя пытаются неуклюже и настойчиво поцеловать — это неудачное свидание. А вот если после того, как ты пытаешься уйти с неудачного свидания, тебя силой удерживают, зажимают в угол/тащат в кусты/говорят «да ладно, тебе же нравится» — это опять домогательства, если не что похуже.

Поэтому давайте не будем высмеивать все эти истории и подменять понятия.

И еще: в деле общественного отношения к домогательствам и харассменту нужно выработать некий консенсус. Не кричать «какие ваши доказательства» (мы не в суде, тут немного о другом), не кричать «вы все врете», не позорить и не унижать людей, которые решились рассказать о своих историях. Кажется, мало кто понимает, как сложно рассказать о таком хоть спустя год, хоть спустя десять лет. И вот эти «да я бы сразу в морду!» — просто нежелание видеть проблему. Потому что обычно человек, который такое говорит, вообще ничего подобного не переживал. Но если это не случилось с тобой, не нужно думать, что такого не было ни с кем другим.

Разговор на эту тяжелую тему только начинается. Рамки нормального и допустимого меняются. Депутаты показали, что им этот процесс претит. Они видят нас по-прежнему холопами. Но депутатов 400 человек, ну с десяток министров, еще есть чиновники помельче. Да, их тысячи. Но нас-то миллионы! И если мы начнем обсуждать, осуждать и напоминать, что мы не челядь, то и эти люди, глядишь, перестроят свое отношение. Ну либо их заменят на других. И новые уже будут знать, что не все может сойти с рук.

Источник


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.