#В блогах

Лев Додин о строительстве нового здания театра

21.02.2018

Худрук МДТ Петербурга комментирует скандалы вокруг строительства новой сцены
dodin-lev-150.jpg

Опубликовано 5 января 2018 года

До сих пор я сознательно не давал никаких комментариев по поводу строительства будущего здания новой сцены Малого драматического театра — Театра Европы, потому что считаю, дело находится в еще настолько проблематичном состоянии, что любой комментарий в этой ситуации может только ухудшить положение. Тем не менее не могу не ответить на крайне удивившую меня реплику руководителя Северо-Западной дирекции по строительству, реконструкции и реставрации госпожи Волынской. На вопрос журналиста, как она взаимодействует с Малым драматическим театром, она буквально отвечает, что Лев Абрамович творческий человек, и у него много возникает разных новых идей и желаний, некоторые из них мы по возможности пытаемся учесть.

Так вот, я хотел бы сказать, что, может быть, Лев Абрамович и творческий человек, но ни у театра, ни у меня со времени согласования проекта театра не возникало ни одного нового желания, ни одного нового предложения по этому поводу. В ходе работы с одним из соавторов проекта Александром Боровским, а затем и со вторым соавтором проекта Михаилом Мамошиным, и с сотрудниками его мастерской все было до мелочей продумано и оговорено. И все это выражено в макете, сделанном одним из соавторов проекта Александром Боровским в масштабе 1:50 с точностью до одного сантиметра. Были подобраны и согласованы с театром все материалы, из которых должен строиться театр: тип и цвет дерева, тип и цвет кирпича, подобран петербургский известняк, известно, из какого карьера он должен быть взят... и так далее, и так далее.

Каким—то образом на экспертизу был подан вариант, не вполне согласованный с театром и нарушающий целый ряд того, что было оговорено. Например, с самого начала было согласовано, что пространство главного репетиционного помещения будет абсолютно идентично основному сценическому пространству, что позволит репетировать спектакль до последних генеральных в репетиционной, а потом переносить их на сцену, — то так и должно было быть, а не так, как почему-то оказалось в документах, поданных в экспертизу, где нужная глубина и нужный метраж репетиционного зала отсутствовали. Например, мы с самого начала говорили, что не может вход под крышу театра на главном входе заканчиваться для зрителя отсутствием крыши, заставляющим зрителя снова выходить под открытое питерское небо с его дождем и снегом — соответственно, этого интервала-дырки в крыше и не должно было быть.

Еще раз хочу подчеркнуть, мы не выражаем, не выражали и не будем выражать новых идей и пожеланий, поскольку все идеи, которые мы хотели заложить в этот проект, мы заложили в него с самого начала. А вот требовать выполнения этого изначального сговора мы, безусловно, будем, не просить, а требовать, потому что изначальная договоренность с государством в лице Министерства культуры — прежде всего, разумеется, с Владимиром Ростиславовичем Мединским, который, к счастью, проявляет огромный интерес к осуществлению этого проекта, — состояла именно в том, что строится не просто еще один типовой «не то театр, не то вокзал, не то дворец культуры», что мы все вместе пытаемся возвести образцовый (прошу прощения за это выражение) репертуарный российский драматический театр. Во всяком случае такой, каким он кажется на сегодняшний день моим соратникам по театру, лучшим художникам и специалистам драматического театра России и Европы и, наконец, мне самому. Если это условие не будет выполнено, то — как я уже неоднократно объяснял предыдущему и нынешнему руководству Северо-Западной дирекции по строительству, реконструкции и реставрации — нам с огромным сожалением придется уступить это здание для других многочисленных театрально-зрелищных нужд Петербурга. Мы решаем не жилищный вопрос, мы хотим оставить городу здание, которым он мог бы гордиться еще долгие годы после нас.

В своем интервью Наталья Владимировна убедительно объясняет, почему строительством должен заниматься не «конечный пользователь» — так на бюрократическом языке именуется театр, для которого строят новую сцену, — «конечный пользователь» должен только ставить задачи и контролировать их исполнение, а дирекция и генподрядчики — эти проекты осуществлять. «У нас собраны профессиональные кадры, — справедливо замечает Наталья Владимировна, — которые могут полноценно и качественно реализовывать все проекты».

Это и есть единственное творческое пожелание МДТ — Театра Европы: пожалуйста, реализуйте «полноценно и качественно» наш проект.

Источник


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.