Победа Трампа обозначила новый глобальный водораздел — между защитниками традицийи сторонниками будущего. Впрочем, методы защиты традиций лишь приближают будущее в самом неприглядном его варианте

Появление «дивного нового мира», одним из знаков которого является победа Трампа, способно напугать не только сотрудников администрации Обамы, Вашингтон, США, 9 ноября 2016 года. Фото: Nicholas Kamm/Afp Photo/East News

Это бунт рабочего класса из глубинки, это выбор консервативных отцов общества, это восстание исчезающего большинства против увеличивающихся меньшинств. Белые против цветных, низы против элит, архаика против модерна — за несколько дней победа Трампа на президентских выборах в США обросла таким количеством интерпретаций (иногда противоречащих друг другу), что на их изучение пришлось бы потратить все время до окончания первого президентского срока. Победа, которая вчера еще казалась немыслимой, сегодня выглядит уже абсолютно закономерной — по тысячам неоспоримых причин; меж тем статистика свидетельствует, что триумфа могло бы не быть, — за Трампа проголосовало меньше избирателей, чем за проигравшего в 2012-м республиканца Митта Ромни, и, видимо, главными виновниками трамповой победы стали не его консервативная программа, не его провокационная риторика и не «умение найти путь к сердцу простого американца», а просто избиратели, которые не пошли на выборы, решив, что оба хуже. И все же: за этой случайностью видится знак, она окончательно оформляет наступление новых времен, это извержение горячей лавы, которая давно кипела под поверхностью.

Неожиданно много россиян радуются победе Трампа, как тринадцатой зарплате, и у нас действительно есть повод для гордости — но он не в том, что президентом США выбрали кандидата, которому нравится Путин (и наоборот). Силы, которые привели Трампа к победе, стали в России заметнее раньше, чем где-либо, мы можем гордиться тем, что снова оказались в авангарде мировой истории. Массовый страх и недовольство, на которые опирается Трамп, — чувства того же порядка, что конструировали путинское большинство с начала третьего срока: тоска по былому величию страны, неприязнь к разнообразным меньшинствам (сексуальным или этническим), традиционные взгляды на труд, отдых и отношения полов, недоверие к космополитам из столиц. Протесты на Болотной или кампания Хиллари — лишь поводы, которые позволили вывести эти комплексы на поверхность, причиной же их стало то, что весь этот патриархальный мир стремительно и неумолимо разрушается, в разных формах и на всех континентах. Кого-то беспокоят мигранты, кого-то — геи. Одних — влияние аморального Запада, других — нашествие бедного Юга. Но процесс в широком смысле один: все формы обыденной жизни — работа, досуг, семья, общение, религия, национальное государство, социальные гарантии, любые идентичности и общности — размываются неумолимым потоком, и любые попытки его остановить, какими бы массовыми и мощными они ни были, выглядят хватанием за соломинку: сегодня избиратели Трампа протестуют против того, что их рабочие места занимают нелегальные иммигранты, завтра их займут роботы. Глобальный консервативный разворот — лишь ответ на глобальное наступление современности, в которой все размыто, непонятно и вызывает страх.

Америке с этим придется как-то жить — точно так же, как нам приходится жить со всей риторикой ненависти, что выплеснулась наружу в ходе третьего путинского срока

Этот страх существует объективно, но то, как его используют политики, остается на их совести. Трагедия нынешней избирательной кампании — не в каких-то заново проявившихся противоречиях, а в том, что уровень дискуссии с обеих сторон упал ниже ватерлинии, что тщательно охраняющая свою независимость пресса ввязалась в войну на одной из сторон баррикады, но еще в большей степени — в том, что один из кандидатов ввел в публичное пространство те приемы, которые раньше считались абсолютно недопустимыми. Проблема Трампа не в том, что он отстаивает неправильные ценности, а в том, что его риторика основана на лжи, передергиваниях, нападках и угрозах. Можно надеяться, что система сдерживаний и противовесов не даст ему наломать дров на президентском посту, но то, что было сказано в ходе предвыборной кампании, уже невозможно отмотать назад. Теперь Америке с этим придется как-то жить — точно так же, как нам приходится жить со всей риторикой ненависти, что выплеснулась наружу в ходе третьего путинского срока.

Победа Трампа обозначила новое глобальное разделение, которое может оказаться важнее, чем традиционные политические категории «правого» и «левого», но борьба за возвращение к традициям против наступления современности, сколь бы объяснимой она ни была, ведется с помощью бездоказательных заявлений, фейковых новостей, искусственно накрученных хэштегов, скандальных заголовков, собирающих трафик, — одним словом, с помощью крайне технологичных инструментов, которые создают хорошо знакомую нам ситуацию: все не так однозначно, мы никогда не узнаем, где правда, идеалов и ценностей не существует, все одинаково продажны и циничны, только некоторые это скрывают, и вообще — кругом враги, а на войне все средства хороши. Выступая против современности с ее тотальной неопределенностью, сторонники традиции как раз и создают общество тотальной неопределенности — и это не то будущее, в котором хотелось бы оказаться.

Продолжение темы 

Читайте также:

Подписаться