С 13 февраля кабельные операторы Украины больше не смогут транслировать программы независимого российского телеканала. Чем вызвано такое решение украинских властей и что оно означает для будущего отношений между двумя странами — разбирался The New Times

Самый независимый телеканал России на Украине попал в опалу. На снимке: в офисе «Дождя» на дизайн-заводе «Флакон»,Москва, 2015 год. Фото: Кристина Кормилицына/Коммерсантъ

Один видный сотрудник крупной международной медиакорпорации рассказывал в частной беседе корреспонденту NT, как впервые — в качестве руководителя, призванного поделиться опытом, — посетил киевский офис этой самой корпорации. Коллеги внимательно слушали рассуждения большого начальника о правильной организации рабочих процессов, но смотрели как-то косо и никакие разговоры, помимо деловых, не поддерживали. Он не мог взять в толк, в чем все-таки дело, пока на прямой вопрос юная девушка-стажер, менее других, видимо, озабоченная выстраиванием бесконфликтных отношений с начальством, не ответила прямо: «Это потому, что вы из России, и у нас с вами вообще-то война».

Медиаменеджер, человек либеральных взглядов, ходивший на антивоенные митинги и не раз высказывавший публично свои нелестные для России мысли по поводу российско-украинского конфликта, был потрясен ответом. «Понимаешь, — говорил он, — я оглянулся вокруг и понял, что их реальность — совсем другая. Этот волонтерит, у этой — брат в АТО, у них война — всегда рядом и всегда есть. Но все-таки должны же они понимать, что мы им не враги». Под «мы» здесь имелась в виду не Россия, разумеется, а оппозиционно настроенные россияне.

«ДОЖДЬ» КОНЧИЛСЯ

Никакой новости в этом, конечно, нет. Вот, например, что писал в сентябре 2014 года, после прошедшего в Москве и собравшего до 30 тыс. человек антивоенного марша, популярный украинский публицист Сергей Иванов (сам он, впрочем, хоть и пишет на русском, называет себя Сергiй и на «Сергей» бы, наверное, обиделся): «Не верьте флешмобам русских. Они могут ненавидеть Путина. Но нас они ненавидят еще сильнее. Вопреки сложившемуся стереотипу, русский либерализм заканчивается вовсе не там, где начинается украинский вопрос. Все гораздо проще: русский либерализм заканчивается там, где начинается». Текст тогда перепечатали многие украинские издания, а многие российские участники марша против войны одновременно и расстроились, и удивились.

«Это потому, что вы из России, и у нас с вами вообще-то война»

Та же реакция — и на решение Национального совета Украины по телевидению и радиовещанию касательно телеканала «Дождь». 12 января Нацсовет изъял «Дождь» из числа иностранных каналов, «содержание которых отвечает требованиям Европейской конвенции о трансграничном телевидении и законодательства Украины». В переводе с юридического языка на обычный это значит, что через месяц после публикации решения, в феврале, украинские кабельные операторы перестанут транслировать «Дождь» (хотя блокировки сайта не будет, и пользователи, подписавшиеся на канал в интернете, по-прежнему смогут его смотреть).

Российский канал с репутацией оппозиционного попал под запрет из-за того, что размещал в эфире рекламу (это запрещено украинским законодательством для российских каналов, работающих на территории Украины), а также — из-за «системной политики» «Дождя» по отношению к Крыму. Мотивируя решение, член Нацсовета Сергей Костинский отметил: корреспонденты канала ездят в Крым с нарушением украинского законодательства (то есть из России, а не через территорию Украины и без согласования с украинскими спецслужбами. — NT), Крым называют частью России, а «административную границу Херсонской области и Крыма» — российско-украинской границей.

Гендиректор «Дождя» Наталья Синдеева пыталась возразить: делается это все в соответствии с российским законодательством, которое «Дождь» как российский телеканал обязан исполнять. Но это, понятно, для украинской стороны не аргумент. Кроме того, претензии вызвали два комедийных фильма («Быстрее, чем кролики» и «О чем еще говорят мужчины»), показанные в новогоднем эфире «Дождя», в которых, по мнению украинской стороны, «популяризируются силовые органы государства-агрессора».

По утверждениям членов Нацсовета, мониторинг «Дождя» велся в течение года, и каналу дали время на «приведение эфира в соответствие с требованиями украинского законодательства». Как рассказала NT руководитель юридической службы «Дождя» Екатерина Назарова, впервые требование устранить рекламу из украинского эфира было получено весной 2016 года и к августу выполнено, о чем Нацсовет своевременно известили. «Непосредственно перед принятием решения об исключении телеканала «Дождь» из перечня иностранных каналов никаких предложений, претензий, писем от украинских властей не поступало», — утверждает Назарова. Также, по ее словам, на данный момент «Дождь» «не видит реальной возможности вернуться в украинские сети».

Официальных данных о том, сколько граждан Украины подписано на телеканал в интернете, нет (по сведениям NT, подписчиков чуть более 10 тыс. человек). Доступ к каналу через кабельных операторов имели около полумиллиона домохозяйств. Киевский политолог Георгий Чижов, руководитель исследовательских программ Центра содействия реформам, утверждает в разговоре с NT: «Аудитория «Дождя» в кабельных сетях была крайне незначительной. После запрета число зрителей канала практически не уменьшится: его поклонники и так смотрели передачи через интернет или с помощью спутниковых антенн. Запрет трансляции стал, по сути, чисто символическим».

Решение о запрете Нацсовет принял единогласно.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.