12 мая в квартире координатора штаба Алексея Навального в Волгограде и в самом штабе прошли обыски, сторонников оппозиционера обвиняют в «реабилитации нацизма»

Алексей Волков, глава волгоградского штаба Навального (и однофамилец главы федерального штаба Леонида Волкова), о силовиках, проводивших обыск в его квартире, отозвался в Twitter с доброй иронией: «Следственные органы дали поспать и пришли с обыском в 10:30 утра». Следственные органы в данном случае вообще действовали размеренно, без лишней спешки: в марте в Барнауле Алексея Навального облили зеленкой (тогда, по счастью, без последствий; это позже, уже в апреле и в Москве, политик получил химический ожог глаза). Нападавших тогда никто ловить и наказывать не стал, действовали они, очевидно, под прикрытием, если не по указке властей.

Фотографии «зеленого Навального» соцсети восприняли на ура, а многие его сторонники из числа волонтеров штабов, да и просто люди, не готовые мириться с очевидным произволом, в знак солидарности организовали флэшмоб — раскрашивали зеленкой лица и ладони и так фотографировались. Кто-то из волгоградского штаба выложил в интернет фотографию памятника «Родина-мать», тоже с зеленым лицом. Шутку сочли неудачной, фото удалили, перед теми, кто успел обидеться, извинились.

Поначалу даже пытались утверждать, что статую на самом деле раскрасили зеленкой (не задумываясь о том, что творение Евгения Вучетича — 87 метров в высоту, и подобная затея неосуществима технически)

Пропаганда, впрочем, извинений не приняла, и пару недель все, от «неравнодушных общественников» до государственных и окологосударственных СМИ, носились с обработанной в фотошопе фотографией, которая должна была свидетельствовать, что сторонники оппозиционного политика готовы ради достижения своих низменных целей осквернить любую святыню. Поначалу даже пытались утверждать, что статую на самом деле раскрасили зеленкой (не задумываясь о том, что творение Евгения Вучетича — 87 метров в высоту, и подобная затея неосуществима технически). Собственно, знаменитый ролик о Навальном как наследнике Гитлера, якобы подготовленный по заказу администрации президента в рамках кампании по борьбе с оппозиционером в интернете, тоже начинается с рассказа об «изнасилованной матери» и демонстрации пресловутой фотографии.

Возмущение стихло, зато в дело включилось следствие. Теперь из-за публикации фотографии возбуждено уголовное дело по статье 354.1 УК РФ — «Реабилитация нацизма». Статья — детище Ирины Яровой, один из нелепых запретов, которые плодила Дума шестого созыва. Пункт 3, который шьют сторонникам Навального из Волгограда, — «распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России, совершенные публично» — предусматривает штраф до 300 тыс. руб. либо исправительные работы.

В том, что деятельность Навального раздражает власть, а против него и его сторонников ведется последовательная и целенаправленная работа, в которой используются самые разные инструменты — от гопников с зеленкой и до статей УК, — особой новости нет. Волгоградский случай интересен в качестве очередной иллюстрации того, зачем вообще вводились все эти бесконечные запреты, которые до сих пор многим кажутся нелепыми и неисполнимыми, и как они на самом деле работают.

Бесполезно спорить, можно ли в этой трижды несчастной фотографии усмотреть «признаки реабилитации нацизма». Конечно, можно. Что угодно могут усмотреть специально нанятые эксперты в любом тексте, в любом изображении и в каждом чихе. Вспомним приговор блогеру Руслану Соколовскому или совершенно мракобесную «экспертизу» фильма «Матильда», выполненную по заказу депутата Натальи Поклонской. Все эти законы о борьбе с мыслепреступлениями — прекрасный, эффективный инструмент точечного террора, которым государство вполне умело пользуется, если возникает такая необходимость. Пока все эти точечные террористические атаки государства на инакомыслящих производят впечатление некоторой хаотичности, но за ними — жесткая и злая логика. Они позволяют узаконить произвол, наказывать критиков власти, оставаясь формально в пределах правового поля. Ясно ведь, что преступление волгоградца Волкова — в том, что он возглавил местный штаб Навального, а не в том, что кто-то из его коллег обработал в фотошопе фотографию памятника. Россия, благодаря этому набору диких запретов, остается правовым государством, даже когда власть явно и нагло попирает гражданские права.

И не то, чтобы в истории не было подобных прецедентов. Но от примеров воздержимся, дабы не появилось у правоохранителей повода и в этом тексте поискать признаки реабилитации нацизма.

 

 

 

 

Читайте также:

Подписаться