23 января США в соответствии с указом президента Дональда Трампа прекратили свое участие в программе создания Транстихоокеанского партнерства (ТТП)

Владислав Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества

Отказ США от участия в ТТП стал одним из первых шагов Трампа-президента, ровно это он и обещал сделать. Трамп скептически отнесся к подписанному менее года назад, 4 февраля 2016-го, прорывному региональному соглашению о свободной торговле и общих принципах регулирования многих хозяйственных практик стран четырех континентов — Азии, Северной и Южной Америк и Австралии, — на которые приходится 40% глобального валового продукта. Скепсис Трампа по отношению к ТТП определяется его скеписом к свободной торговле и глобализации в целом, о чем он не раз говорил. Но как бы ни был последователен Трамп, проблема в том, что ТТП вполне отвечало другой его цели: формулированию жесткого подхода в отношении Китая, на который приходится 21,1% американского импорта. ТТП как раз не включало Китай, и поэтому, казалось бы, не должно было вызывать особенного раздражения 45-го президента США. Ан нет, не случилось…

Но что сделано, то сделано. Самое интересное теперь в том, что последует за американским демаршем. И тут просматриваются два варианта развития событий.

С одной стороны, Китай может воспользоваться шансом, чтобы перехватить лидерство: с ноября 2012 года он активно продвигает идею создания Всестороннего регионального экономического партнерства (Regional Comprehensive Economic Partnership) в составе 10 стран АСЕАН, а также Южной Кореи, Японии, Индии, Австралии и Новой Зеландии. С 31% глобального ВВП этот союз мог бы стать крупнейшей зоной свободной торговли в мире. Однако переговоры идут тяжело, да и у многих участников сохраняется определенный скепсис относительно намерений самого Китая добиваться как реальной торговой либерализации, так и, что еще важнее, подчиняться глобальным стандартам в тех сферах, на которые обращают особое внимание Япония и Австралия.

С другой стороны, позицию лидера в ТТП, ставшую после ухода США вакантной, может перехватить Япония. Токио, безусловно, нуждается в повышении своего международного влияния, а лучший вариант придумать, на мой взгляд, сложно. Учитывая, что соглашение о ТТП пока даже не ратифицировано, выход США из него может не нанести проекту смертельного удара: взаимодействие между Азией, Австралией и Латинской Америкой давно назрело, а Мексике — если Трамп начнет пересматривать еще и Соглашение о свободе торговли в Северной Америке (НАФТА) — нужно искать новые рынки. Иначе говоря, тройственная конфигурация Японии (как ищущей лидерские позиции), Мексики (как нуждающейся в новых рынках) и Австралии (в качестве главного поставщика минерального сырья) может стать альтернативой первоначальным планам ТТП.

Сейчас, разумеется, сложно делать долгосрочные прогнозы, но Дональд Трамп невечен, приливы и отливы глобализации случаются постоянно. И поэтому странам — участницам ТТП — было бы правильнее сохранить созданную инфраструктуру, оставить Америку наедине с Китаем и, наблюдая за их эпическим противостоянием, расширять и углублять свободу торговли в Тихоокеанском регионе, который (а вовсе не Азия), безусловно, станет экономическим центром мира в XXI столетии.

Читайте также:

Подписаться