Рубль опять лихорадит, и он опять дешевеет по отношению к доллару и евро. Что происходит и как сохранить свои сбережения — THE NEW TIMES расспрашивал постоянного эксперта журнала, в прошлом зампреда ЦБ, банкира Олега Вьюгина

Фото: из архива редакции

NT: Рубль упал как-то неожиданно. Что опять произошло?

Два основных фактора. Первый — нефть провалилась: на протяжении нескольких месяцев с начала года цена за баррель держалась в интервале $50–55. А недели две назад нефть ушла ниже $50 за баррель — $45 с небольшим. Это, безусловно, сказывается на рубле. Правда, не так жестко, как раньше, но рубль падает.

Второй фактор — американский Конгресс пригрозил новыми санкциями. В том числе было упомянуто возможное ограничение или даже запрет на инвестирование американскими фондами средств в российские облигации федерального займа (ОФЗ).

Есть данные, что некоторые инвесторы стали потихонечку уходить из ОФЗ. Облигации федерального займа покупаются за рубли, для чего инвесторы конвертируют доллары в рубли, соответственно, когда они выходят из ОФЗ, они совершают прямо обратную операцию: продают облигации за рубли и конвертируют их в доллары — это тоже оказало давление на рубль.

Аналитики, правда, еще любят упоминать, что произошло сокращение дифференциала ставок, что российский Центральный банк недавно несколько снизил базовую ставку по рублям, а ФРС США не так давно ставку по долларам поднял. Но я считаю, что все-таки первые два фактора были решающими.

NT: Россия вроде бы договаривалась с ОПЕК о сокращении поставок нефти на рынок — с этим связывали и то, что нефть держалась выше $50 за баррель. Первый договор истекал к 1 июня, но вроде бы с ОПЕК опять удалось договориться. Тогда почему нефть дешевеет?

Да, с картелем договорились. Но рынок же видит, что при этом идет наращивание добычи в Америке, где опять вышли почти на девять с половиной миллионов баррелей в сутки. Идет и наращивание добычи в Ливии и еще в нескольких неприсоединившихся (к картелю. — NT) странах. То есть получается, что ОПЕК и Россия пытаются влиять на цену, а другие в это время увеличивают свою долю рынка. Если и дальше будет происходить наращивание добычи нефти независимыми от ОПЕК производителями, то теряется весь смысл: страны ОПЕК отдают рынки, а высокой цены не добиваются. Весь интерес был, чтобы цена за баррель установилась в районе $60 — это и обсуждалось осенью прошлого года, когда шли переговоры с ОПЕК. Но такой цены добиться не удалось по упомянутым выше причинам. И сейчас рынки оценивают ситуацию так, что цена на нефть вряд ли будет расти.

РЫНОК ВИДИТ, ЧТО ИДЕТ НАРАЩИВАНИЕ ДОБЫЧИ НЕФТИ В АМЕРИКЕ, ИДЕТ И НАРАЩИВАНИЕ ДОБЫЧИ В ЛИВИИ И ЕЩЕ В НЕСКОЛЬКИХ НЕПРИСОЕДИНИВШИХСЯ К КАРТЕЛЮ СТРАНАХ. ТО ЕСТЬ ПОЛУЧАЕТСЯ, ЧТО ОПЕК И РОССИЯ ПЫТАЮТСЯ ВЛИЯТЬ НА ЦЕНУ, А ДРУГИЕ В ЭТО ВРЕМЯ УВЕЛИЧИВАЮТ СВОЮ ДОЛЮ РЫНКА

NT: А еще ниже цена на нефть может опуститься?

Кстати, такое возможно. Но все-таки больше шансов на то, что цена будет варьироваться в интервале от $45 до $55 — пока ОПЕК все-таки не отказался от ограничений (на добычу и поставку нефти), политика сдерживания поставок, о чем договорились ОПЕК и Россия, принята до марта 2018 года. Но рано или поздно цена зашатается.

NT: Спрос на нефть падает?

Нет, спрос на нефть не падает, он немножечко растет — в основном за счет азиатско-тихоокеанского региона. Но изначально был дисбаланс спроса и предложения. И, собственно, ОПЕК, когда принимал решение об ограничении поставок, в качестве причины заявлял, что хотел бы добиться приведения в соответствие спроса и предложения на рынке, а для этого нужно подождать как бы с производством. Спрос немножко растет, и вот баланс в этом году должен быть достигнут.

NT: Бюджет у нас сверстан из расчета $40 за баррель. То есть нынешние $45 за баррель Минфин вполне устраивают, так?

Да, конечно. Поэтому сейчас бюджет планово исполняется, то есть нет большого напряжения.

NT: В последние месяцы, когда рубль укреплялся, экономические власти подчеркивали, что для экономики такое укрепление рубля скорее плохо. Однако почему рубль продолжал укрепляться — никто толком не понимал. У вас есть гипотеза, какие факторы влияли на национальную валюту зимой и весной этого года?

Я думаю, что причиной усиления рубля послужили несколько факторов. Первый, такой незаметный, он связан с тем, что в течение этого периода заметного укрепления рубля у российских компаний был минимум платежей по внешним обязательствам, то есть такой локальный минимум. И он еще будет продолжаться. В результате оттока капитала практически не было. А цена на нефть в целом за первое полугодие 2017 года все-таки повысилась и была больше, чем планировал Минфин, и больше, чем ожидали аналитики. А это резко улучшило состояние платежного баланса, текущего счета, то есть был приток валюты в страну. И даже мы знаем, что Минфин покупал эту валюту. То есть рубль мог бы еще сильнее укрепиться, если бы Минфин не скупал валюту. Carry trade (стратегия, при которой инвестор занимает деньги под низкий процент, для того чтобы инвестировать в активы, которые, скорее всего, вырастут в цене. — NT) тоже играла очень большое значение, поскольку существует большая разница в ставках по рублям и долларам. При стабильной и даже растущей цене на нефть многие хедж-фонды занимались простой операцией: они брали доллары, покупали на них рубли, потом за рубли приобретали ОФЗ, получали по ним доходность около 9% — это тоже давило в сторону укрепления рубля.

Сейчас есть сведения, что достаточно быстро стал расти импорт. Просто потому, что рубль стал крепче, валюта пришла, и вполне возможно, что уже в следующем полугодии мы никакого укрепления рубля не увидим — даже если цена нефти опять вернется к $50 и выше за баррель.

А то, что говорят официальные лица — нам хочется, чтобы рубль был слабее или тяжелее, — рубль себя ведет не в соответствии с тем, что они говорят или хотят, а в соответствии с ситуацией на рынке — на рынке нефти, прежде всего. Если объемы carry trade будут тормозиться или даже сокращаться, импорт будет расти — а мы видим, что он резко вырос уже весной, — то в принципе шансы на укрепление рубля резко, резко снижаются.

ВПОЛНЕ ВОЗМОЖНО, ЧТО УЖЕ В СЛЕДУЮЩЕМ ПОЛУГОДИИ МЫ НИКАКОГО УКРЕПЛЕНИЯ РУБЛЯ НЕ УВИДИМ — ДАЖЕ ЕСЛИ ЦЕНА НЕФТИ ОПЯТЬ ВЕРНЕТСЯ К $50 И ВЫШЕ ЗА БАРРЕЛЬ. БУДЕТ ПЛЮС-МИНУС 60 РУБ. ЗА $1

NT: И какова реалистическая цена за $1 — плюс-минус 60 руб.?

Если не произойдет каких-то больших позитивных политических изменений, которые могут вызвать приток инвестиций в Россию, то да, в районе этого.

NT: А Палата представителей Конгресса США примет предложенные Сенатом новые санкции против секторов российской экономики, а Трамп их подпишет — что тогда?

Тогда рубль может уйти и на 62, и на 63 руб. за $1.

NT: То есть надо держать доллары?

В принципе в долларах, конечно, в этой ситуации имеет смысл держать определенную часть портфеля. Другой вопрос, что доходность по депозитам в долларах очень низкая. Поэтому люди при деньгах, они все-таки держат часть в рублях, потому что там еще до сих пор есть хорошая доходность. И даже если рубль еще подешевеет процентов на семь, рублевые вложения не обесценятся. Поэтому, я думаю, что стоит часть портфеля по-прежнему держать и в рублях.

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.