Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

Хроники #Закон

Пусть каждый курит в своей комнате

26.11.2016 | Андрей Могучий | Срочно в номер

Андрей Могучий, худрук БДТ им. Г. А. Товстоногова, Санкт-Петербург

Статья 148 не добавила в общество ни любви, ни терпения, наоборот — расколола его, внесла раздор. Искусство в последнее время вообще стало полем какой-то войны: во МХАТе на сцену врываются православные активисты, Льву Додину подкладывают свиную голову, Константину Райкину во время гастролей в Петербурге срывали спектакли.

Эти экстремистские, безнравственные действия совершают люди, агрессивно навязывающие свое представление о мире другим, тем самым оскорбляя их, других, чувства, в частности и мои представления о разумном устройстве мира. Тогда почему никто не спрашивает, что меня оскорбляет в устройстве современного общества?

А меня оскорбляет, например, многое из того, что идет по федеральным телеканалам. Или такой вопрос: почему чувства верующих оскорбляет новый фильм Алексея Учителя, а новый фильм Федора Бондарчука про инопланетян не оскорбляет? Можно же предположить, что наличие иной цивилизации подразумевает наличие иного бога. По трейлеру не понятно, знают ли пришельцы о Христе и о спасении или нет, и если не знают, то будут ли земляне пытаться обратить их в свою веру? Или и те и другие примут друг друга такими, какие они есть?

Почему чувства верующих оскорбляет новый фильм Алексея Учителя, а новый фильм Федора Бондарчука про инопланетян не оскорбляет? Можно же предположить, что наличие иной цивилизации подразумевает наличие иного бога

Свобода любого человека, даже верующего, заканчивается там, где начинается свобода другого человека. Мне как-то пришлось лет пять жить в коммуналке, где почти все соседи курили, причем — не в своих комнатах, а в общем коридоре. Мой маленький сын буквально не мог войти в туалет, потому что от дыма у него щипало глаза. Когда я спрашивал соседей — почему вы курите здесь, а не у себя в комнатах, ведь в общем коридоре дети тоже дышат этим дымом? — они говорили: там наша территория, а тут — общая, значит, ничья, и здесь можно делать все, что угодно. Но в обществе должны быть общие зоны, где мы все пересекаемся и где должны действовать универсальные правила, которые устраивали бы всех — верующих, неверующих, атеистов, агностиков, все слои населения. Те, кто «хотят курить», пусть курят каждый в своей комнате и не лезут в чужую. А если ты зашел в место, специально отведенное для курения, и тебе там не нравится, можно посоветовать только одно — не ходи туда!

У меня много друзей — верующих и неверующих, православных, буддистов, атеистов, но мы все уживаемся на поле общих человеческих ценностей, которые на самом деле во всех религиях общие. И мы живем, не влезая в чужом монастырь со своим уставом.

Сегодня мы говорим о ситуации с агрессивными, хамскими выходками фанатиков или нанятых активистов, а вопрос ведь глубже: попустительствует таким выходкам не власть, попустительствуем мы все, общество, мы не обращаем внимания, молчим, когда рядом бесчинствуют мракобесы. Но наступает такой момент, когда нельзя молчать. Я не предлагаю осуждать невежественных людей — вопрос в осуждении их поступков. Это как мутный поток — он течет, и можно делать вид, что его нет, можно кричать, стоя на берегу, а можно поставить на его пути преграду.

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.