В случае успеха перемирия в Сирии должна начаться совместная российско-американская военная операция против террористов — именно об этом договорились в Женеве Cергей Лавров и Джон Керри. Что из этого выйдет и выйдет ли что-то вообще — разбирался The New Times

Боец одного из сирийских оппозиционных формирований во время рейда против боевиков ИГ*, Азаз, Сирия, сентябрь 2016 года. Фото: Ensar Ozdemir/Anadolu Agency/AFP

Режим перемирия стартовал 12 сентября, и первая проверка его устойчивости — американцы настаивают на том, что должно пройти 7 мирных дней подряд, — согласно плану Керри–Лаврова, намечена на 19-е. Если стороны скажут «ок», им предстоит перейти к реализации второго этапа плана — начать переговоры по поводу режима функционирования российско-американского военного координационного центра. Похоже, создание такого уникального центра — а эта характеристика в данном случае вполне уместна — является ключевым элементом договоренностей Керри–Лавров. По итогам 14-часового переговорного марафона в Женеве подписано пять документов, текст которых конфиденциален (Сергей Лавров не устает повторять, что это сделано исключительно по просьбе Вашингтона). Но известно, что соглашения предусматривают введение режима перемирия на территориях, которые контролируют правительственная армия и силы умеренной оппозиции, а также снятие осады с городов, окруженных войсками Асада, и доставку туда гуманитарных грузов, прежде всего — в Алеппо. И главное — прекращение ударов сирийской авиации по территориям, где находятся «прозападные» формирования оппозиции.

Центр преткновения

Похоже, запрет на авиаудары, необходимость которого отстаивали американцы, и стал главной точкой преткновения на переговорах Лаврова и Керри. Все время, прошедшее с февраля 2016 года, когда было объявлено, а потом сорвано первое перемирие, сирийские и российские военные на голубом глазу уверяли, что бомбят исключительно террористов из группировок «Джебхат Фатх аш-Шам»* (новое название «Джебхат Ан-Нусры»*) и «Исламского государства»*. Что, мягко говоря, не соответствовало действительности. Достаточно взглянуть на карту, чтобы убедиться: войска Асада находятся в непосредственном соприкосновении (а стало быть, и воюют) в основном с «умеренными» оппозиционными отрядами, а вовсе не с радикал-исламистами. Руководствуясь этой простой военной логикой, сирийские самолеты и оказывали поддержку с воздуха, сбрасывая свои кустарные «бочковые бомбы» (металлические емкости, заполненные взрывчаткой) на города, которые штурмовали. Задачей американской дипломатии, как утверждают в Государственном департаменте, стало — любой ценой прекратить эти авиаудары по густонаселенным городам и предотвратить таким образом гуманитарную катастрофу.

Но как же тогда сдерживать террористов из ИГ* и «Джебхат Ан-Нусры»*, вопрошала Москва. Их-то обязательно надо бомбить, особенно в ситуации, когда другие участники конфликта воевать прекратят. В результате стороны и пришли к идее совместного центра: здесь по итогам совместной работы российских и американских военных отныне и должны определяться цели для авиаударов.

Суть опасений Пентагона: обмен информацией с Россией чреват раскрытием сведений о том, как США оперируют разведданными при подготовке авиаударов не только в Сирии, но и в других местах

После переговоров с Лавровым в Женеве Джон Керри вначале сгоряча заявил, что центр должен давать разрешение на участие в этих бомбежках и сирийской авиации, что фактически означало бы сотрудничество с режимом Асада, ухода которого требует Вашингтон. Госдепу пришлось выступать со специальным разъяснением: оно сводилось к тому, что никаких разрешений сирийцам выдано не будет и что самолеты Асада должны при любом раскладе оставаться на земле — и точка. А наносить авиаудары отныне будут только российские и американские самолеты.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.