18 ноября 2016 года стало последним днем, который Барак Обама провел в Европе в компании европейских лидеров в качестве президента США

Прощальная встреча прошла в Берлине, в Германии, которая с момента, когда здесь произнес свою знаменитую речь Джон Кеннеди, стала — пусть и негласно — знаковой страной для любого американского президента. Они сидели за столом — Обама, хозяйка встречи Меркель, прилетевшие сюда Олланд, испанский премьер Рахой и итальянский — Ренци (если бы дело было до brexit, в этой компании была бы и Мэй, британский премьер) — и как могли улыбались под камеры, пока те стрекотали. Но потом над круглым столом, накрытым белой скатертью, снова сгущались невидимые тучи — скепсиса, сомнений и тревоги. Смысл приезда Обамы заключался в том, чтобы сказать европейцам: «Не волнуйтесь, все остается по-прежнему, НАТО живо и будет жить, все обязательства — в силе. Да, Трамп победил, но все меняется на свете — даже Трамп, и потом, я с ним уже поговорил, проблем не будет: Америка — с вами. В качестве подтверждения можем быстро договориться о продлении санкций против России, пока я еще уходящий президент». И — договорились. Неслучайно и то, что прощальное турне началось с Греции, экономически самого слабого звена ЕС, в чью гавань, того и гляди, повадятся заходить российские военные корабли, а закончилось в Германии, где покорность политического класса во многом зиждется на личном авторитете канц-лера, которая вполне себе чета Путину по части властного долголетия.

Но что с того?

Ведь если от российских кибератак (а американцы настаивают на том, что у них есть доказательства) не смогла защититься Америка, самая мощная держава мира, то у Германии, только вступающей в предвыборный период, на этот счет еще меньше шансов, и этот вопрос уже стал одной из главных озабоченностей немецких политиков. Но есть и другие. За Трампом пошел американский рабочий класс. У немецкого тоже появились свои гуру из числа «несистемных» политиков. Сейчас их пока считают «гуттаперчевой угрозой» Меркель. Но ведь и в успех Трампа мало кто верил.

В Италии и Франции — положение не многим лучше. Премьер Ренци почти наверняка не получит в ходе декабрьского референдума вотум доверия на конституционную реформу и вынужден будет уйти, а Олланд стопроцентно доживает последние месяцы на президентском посту: выборы во Франции — весной. Кто воспользуется ситуацией? Обоим дышит в спину не просто оппозиция, а набирающие популярность популисты, произносящие фамилию «Путин» с придыханием. Пока Ренци собирался в Берлин, лидеры оппозиционного движения «5 звезд» встречались с кем надо и обсудили все что положено в Москве. Оттуда же незадолго до этого вернулись члены руководства другой оппозиционной партии — «Лиги Севера». Не говоря уже о французских ультраправых: обаятельная племянница лидера «Национального фронта» Марин Ле Пен, депутат Национального собрания Марион Марешаль Ле Пен тоже, по некоторым данным, только что побывала в Москве, где, в частности, встречалась с депутатом Думы Натальей Поклонской. А ведь у Марион Марешаль, в отличие от тетки, есть харизма, когда-нибудь, а возможно, очень скоро она получит шанс выйти не только во второй тур президентских выборов, как сейчас Марин Ле Пен, но и победить на них…

Барак Обама, как отмечают сейчас некоторые европейские газеты, несмотря на все заверения, так и не смог развеять тревоги своих собеседников. Все понимают: начинается новый период, когда недостаточно сказать «Я берлинец». Потому что «битва за Берлин» идет теперь другими методами и часто — на невидимом фронте.

Олланду и Ренци дышит в спину не просто оппозиция, а набирающие популярность популисты, произносящие фамилию «Путин» с придыханием

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.