Сгоревший 24-этажный жилой дом — башня Гренфелл — на въезде в лондонский район Кенсингтон торчит в небе, как обугленный символ невзгод, обрушившихся на Британию: за неполных три месяца страна перенесла четыре теракта — три в Лондоне и один в Манчестере — и страшный пожар в столице. К 18 июня объявлено о 79 погибших и пропавших без вести — это самое большое количество жертв пожара в Лондоне за всю историю города: железобетонный небоскреб был охвачен пламенем до самой крыши и пылал как спичка. Однако полиция и пожарные говорят, что жертв, на самом деле, гораздо больше, и, возможно, мы никогда не узнаем их точного количества. Выступая 17 июня на военном параде по поводу своего официального дня рождения, королева Елизавета II сказала, что нация находится в «очень подавленном настроении».

Фото: colonelcassad.livejournal.com

«Мы с женой схватили в охапку троих детей и бросились вниз. Мы выбежали из подъезда через 10 минут и, когда оглянулись назад, — увидели, как огонь уже пляшет в окнах нашей квартиры», — рассказывал один из спасшихся.

Мужчина по имени Пат, живший по-соседству, смог поймать голыми руками четырехлетнюю девочку, которую ее мама выбросила из окна пятого этажа, надеясь на призрачное спасение ребенка. Девочка осталась жива и даже не получила травм, но мать ее погибла в огне.

Молодая женщина, заночевавшая в гостях у приятеля, понеслась домой, услышав о пожаре в своем доме. Она потеряла в ночь на 14 июня шестерых членов своей семьи, с которыми жила в одной квартире: мать, отца, сестру, ее мужа и двоих племянниц.

Полицейский офицер, глава подразделения по расследованию массовых случаев гибели людей, отслуживший 22 года, вынужден был несколько раз брать паузу во время брифинга по поводу Гренфелла — он пытался сдержать слезы.

В доме, построенном в 1970-е годы, было 120 жилых квартир, многие из них — четырехспальные, то есть рассчитанные на большие семьи. В правилах противопожарной безопасности, развешанных в подъездах и рассылаемых по электронной почте, жильцам рекомендовалось в случае возгорания, если очаг пожара не находится непосредственно в их квартире или на их лестничной клетке, оставаться внутри своих квартир и рассчитывать на свою входную противопожарную дверь, которая должна была задержать огонь и дым по крайней мере на час, до прибытия подмоги. Поэтому, когда начался пожар, многие действительно остались внутри. В здании была всего одна «черная» лестница, а пожарный выход был наглухо забит...

Сейчас Кенсингтон буквально заклеен портретами пропавших без вести людей с надписями: «Наш отец жил на 24-м этаже, если что-то знаете о нем — позвоните нам»; «Помогите найти ребят, они были в гостях у приятеля в ту ночь»; «Не видел ли кто-нибудь мальчика, он бежал с нами по лестнице и отцепился от руки где-то между пятым и шестым этажами».

Башню Гренфелл в 2015–2016 годах капитально отремонтировали, «одев» в новую композитную облицовку на основе алюминия. Плитка представляла из себя сэндвич: две тонкие алюминиевые пластинки, а между ними композит. Под облицовку была положена изоляционная прослойка для сохранения тепла зимой.

Внешне реновация Гренфелла стоимостью в €8,7 млн, из которых €2,6 млн пошли как раз на новую облицовку, выглядела блестяще, ее до сих пор приводят в качестве рекламного примера на строительных сайтах. Но здесь ничего не говорится о том, что именно эта облицовка послужила причиной многих крупных пожаров в других странах — в США, Китае, Объединенных Арабских Эмиратах, Южной Корее, Франции и... в Великобритании в том числе. Имеено из-за нее огонь с бешеной скоростью распространился по фасад здания, не оставив жильцам ни малейшего шанса.

Кстати, еще в 2014 году член Ассоциации жильцов башни Гренфелл (аналог российской ТСЖ) описал главному офицеру пожарной охраны Кенсингтона именно тот сценарий развития событий в случае пожара в здании, который воплотился в 2017 году. А еще раньше Ассоциация жильцов Гренфелла жаловалась на проблемы с электропроводкой, из-за чего в квартирах взрывалась бытовая техника. (Ровно по тому же сценарию в ночь на 14 июня 2017 года в одной из квартир взорвался холодильник, после чего наступил ад).

На все эти письма и жалобы жильцы получили отписки — мол, произведены необходимые работы, ситуация «мониторится».

Кенсингтон — самый богатый район Лондона, миллионеров здесь больше, чем в Нью-Йорке. Но, как часто бывает в британской столице, даже в самом дорогом районе найдется закуток, где ютится беднота. Башня Гренфелл и еще несколько аналогичных домов рядом с ней — как раз такое место. Большинство обитателей Гренфелла были иммигрантами из бедных стран, жили на пособия и получили это жилье как нуждающиеся. Считалось, что опасения этих людей можно игнорировать.

В ночь на 19 июня автофургон въехал в толпу на севере Лондона. Итог: 1 погибший, 10 раненых. Фото: twitter.com

В 2014 году, то есть когда началась реконструкция Гренфелла, управа района Кенсингтон написала тем жильцам, которые полностью уплатили местные налоги — то есть самым состоятельным, — что ей удалось хорошо сэкономить на ремонте и строительстве жилья, и она возвращает по €100 на каждую квартиру. (Денег не получили те, у кого был дисконт на местные налоги, либо те, кто получал пособие для их уплаты, то есть бедные). Это было в тот самый год, когда при реконструкции Гренфелла было принято решение не использовать противопожарную облицовку, которая стоила бы на €5 тыс. дороже в расчете на весь дом; когда было решено сэкономить и не ставить в Гренфелле систему экстренного пожаротушения ценой в €200 тыс. «Кровавые деньги» — так теперь называют эти «100 фунтов на квартиру» британские газеты.

Большинство обитателей Гренфелла были иммигрантами из бедных стран, они жили на пособия и получили это жилье как нуждающиеся. Считалось, что опасения этих людей можно игнорировать

После пожара в Гренфелле деятели правящей Консервативной партии призывали «не политизировать» этот факт. Однако он «политизировался» сам по себе — по мере того, как — от одного теракта и ЧП к другому — становилось очевидным, что премьер-министр Тереза Мэй поразительно черства, обходится (или не находит их?) без обычных слов сочувствия и сострадания, старательно избегает общения и соприкосновения с пострадавшими. Поначалу такую реакцию главы кабинета объясняли соображениями безопасности. Но подобный аргумент принимался во внимание ровно до тех пор, пока в центр, где находились пострадавшие от пожара, не приехала 91-летняя королева Елизавета II со своим внуком принцем Вильямом. Королевские особы нашли для обычных людей словаа сочувствия и утешения, и никакие соображения безопасности не помешали им сделать это.

И кстати лидер лейбористов, второй крупнейшей в стране партии, Джереми Корбин все время оказывался рядом с пострадавшими, находил правильные слова, обещал помочь и помогал, утешал и обнимал людей.

Королевские особы, в отличие от премьера, нашли для обычных людей слова сочувствия и утешения, и никакие соображения безопасности не помешали им сделать это.

Выборы в Британии уже прошли, и на них, как мы знаем, победили консерваторы, но в публике росло убеждение: Тереза Мэй не может быть лидером страны в такие непростые времена. Симпатии — и рейтинг — перемещались к лидеру лейбористов. Всего за два месяца Мэй потеряла 34 процентных пункта своего рейтинга одобрения избирателями. Кто-то уже говорит о неизбежности ее отставки, хотя сама Мэй всем своим видом показывает, что этого не случится. Может, конечно, и не случится, вот только симпатии людей ей уже не вернуть.

Читайте также:

Подписаться