23 марта в Киеве убит экс-депутат Государственной Думы, осенью 2016 года эмигрировавший на Украину и в декабре принявший ее гражданство Денис Вороненков

Можно много и долго рассказывать согражданам и друг другу про то, как Россия встала с колен, а ее президент — самый могущественный человек в мире. Можно.

Но вот случается трагедия — в Киеве средь бела дня убивают человека противоречивой судьбы, бывшего депутата Государственной думы Дениса Вороненкова, эмигрировавшего в прошлом году на Украину, и соцсети — да что, соцсети — мировые СМИ почти не сомневаются: заказчиков убийства беглеца надо искать в высших эшелонах власти России. И мало кто, за исключением, понятное дело, российских официальных лиц, готов с этим спорить. Убили? Выходца из России? Враг власти? Ну конечно же Путин…

И тут же выстраивается фоторяд: Яндарбиев — Литвиненко — Политковская — Немцов. И — Вороненков?

Официальные лица Украины, страны, где, к слову, до сих пор не раскрыто убийство нашего коллеги Павла Шеремета, заявляют: «Это — государственный терроризм» (президент Петр Порошенко), это — «казнь свидетеля по делу Януковича» (генеральный прокурор Украины Юрий Луценко). Политологи и журналисты добавляют: Вороненков собирался в Гаагу — быть свидетелем по фактам участия российских структур в войне на Донбассе, а также создавал свою расследовательскую контору, которая намеревалась искать каналы отмывки кремлевских денег в Европе. Кажется, еще чуть-чуть, и мы узнаем, что Вороненков и в ФСКН (ныне ликвидированная контора, боровшаяся с наркоторговлей) вовсе был не штатным негласным сотрудником в чине майора, а лазутчиком оппозиции, и в Госдуме он был не членом фракции КПРФ, голосовавшим за аннексию Крыма и призывавшим запретить покемонов как элемент психологической войны Запада против России, а агентом этого самого Запада и его спецслужб.

На самом деле у Вороненкова была богатая биография, в которой было многое — от взятки в $10 тыс., когда он был референтом в аппарате Госдумы в 2000 году, до участия в рейдерском захвате недвижимости с вероятным гешефтом более чем в $1 млн. Понятно, что на этом пути он нажил себе немало врагов: в ФСБ — само собой, поскольку служил в ФСКН, но, как говорят, немало проблем и немало долгов у него было и по бизнесу, да и жену, красавицу и оперную певицу Марию Максакову, увел не у абы кого — у авторитетного человека Владимира Тюрина. Другими словами, кровников ему было не занимать.

Но репутация российской власти и ее первых лиц такова (вспомним хотя бы заявление английского судьи, указавшего на президента Путина и главу Совбеза Патрушева как на тех, кто «с большой вероятностью» отдал приказ напоить в Лондоне чаем с полонием Александра Литвиненко), что мало кто сомневается: если надо заказать — закажут, надо устроить показательный расстрел в центре европейского города — устроят, надо собственным согражданам продемонстрировать, что от возмездия никому не уйти (и исполнителям выстелят красную ковровую дорожку, как было с убийцами президента непризнанной Ичкерии Яндарбиева), — продемонстрируют. Похожая репутация была у угандийского диктатора Иди Амина, есть — у северокорейского Ким Чен Ына, создает ее себе и новый герой российской ТВ-пропаганды — филиппинский президент Родриго Дутерте. Вот ровно в этой компании и наши первые лица — со всем их декларируемым величием.

Вороненкову кровников было не занимать. Но репутация российской власти и ее первых лиц такова, что мало кто сомневается: если надо заказать — закажут

Читайте также:

Подписаться