Единственным фаворитом досрочных выборов президента Узбекистана 4 декабря был врио главы Республики, премьер-министр Шавкат Мирзиёев. Но дело не только в административном ресурсе. Минувшая осень, прожитая без Ислама Каримова, действительно стала для узбеков порой надежд, местами даже переходящих в эйфорию

Предвыборный штаб Шавката Мирзиёева, Ташкент, 28 ноября 2016 года Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

До 2 сентября 2016 года, когда от инсульта скончался Ислам Каримов, узбеки знали одного Шавката Мирзиёева — ближайшего соратника вождя, лояльного, жесткого, требовательного функционера, одного из тех, кто олицетворял собой один из самых авторитарных режимов в мире. После этой даты Мирзиёев, в обход конституции назначенный врио президента (см. NT № 29 от 12 сентября 2016 года), стал главным претендентом на освободившееся кресло. И тут народу предстал государственный деятель, уже сейчас готовый на перемены, и притом не словесные, косметические, а реальные, абсолютно невозможные при прежнем режиме. Трех осенних месяцев хватило, чтобы 27-летняя эпоха Каримова, как считают многие наблюдатели, подернулась дымкой Истории.

ИГРЫ В ДЕМОКРАТИЮ

16 сентября Шавкат Мирзиёев был выдвинут кандидатом на президентский пост от Либерально-демократической партии Узбекистана. Кроме него в досрочных выборах участвовали еще три кандидата: от Демократической партии «Миллий тикланиш» («Национальное возрождение») — вице-спикер нижней палаты Олий Мажлиса (парламента) Сарвар Отамуродов, два других кандидата — лидер социал-демократической партии «Адолат» («Справедливость») Наримон Умаров и руководитель Народно-демократической партии Узбекистана Хотамжон Кетмонов.

Иллюзий по поводу исхода голосования 4 декабря не было ни у кого, даже у идеалистов. Борясь за президентское кресло, Шавкат Мирзиёев держал в рукаве главный козырь — поддержку могущественного главы Службы национальной безопасности (СНБ) Узбекистана, 72-летнего Рустама Иноятова. Престарелый и больной серый кардинал Иноятов, распоряжаясь мощным ресурсом спецслужб, способен и без игр в демократию вручить бразды правления нужному человеку. Но кандидат Мирзиёев пошел другим, более хитрым путем.

ШАВКАТ МИРЗИЁЕВ ДЕРЖАЛ В РУКАВЕ ГЛАВНЫЙ КОЗЫРЬ — ПОДДЕРЖКУ МОГУЩЕСТВЕННОГО ГЛАВЫ СЛУЖБЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (СНБ) УЗБЕКИСТАНА, 72-ЛЕТНЕГО РУСТАМА ИНОЯТОВА

В социальных сетях после назначения даты выборов — 4 декабря — появились фейковые аккаунты кандидатов в президенты страны, сразу ставшие весьма популярными среди интернет-пользователей. С приближением дня голосования складывалось впечатление, что некоторые виртуальные претенденты на пост главы Узбекистана набирают больше сторонников, чем их реальные прототипы. В любом случае это создавало иллюзию настоящей предвыборной борьбы. Правда, тут же пошел слух, что сама идея задействовать соцсети по ходу кампании родилась в недрах команды Мирзиёева, а спецслужбы всего лишь приняли ее к исполнению.

 

СЕНТЯБРЬСКИЕ ТЕЗИСЫ

Спустя всего неделю после кончины Каримова, когда вся страна еще была погружена в глубокий траур по усопшему вождю, Мирзиёев на заседании Олий Мажлиса обозначил для себя 6 приоритетных задач. Среди них непривычно, по-новому смотрелись обязательства «надежно защищать» интересы частного предпринимательства и субъектов малого бизнеса, «создать современные интегрированные в международные коммуникационные сети дорожно-транспортную и инженерную инфраструктуры», а также «развивать национальные информационно-коммуникационные системы».

Впрочем, узбеки по обыкновению не придали особого значения «программным установкам» — к подобным речам они уже привыкли. Но вслед за этим на их головы как из рога изобилия, посыпались новшества, о которых во времена Каримова опасно было даже мечтать.

На правительственном портале gov.uz открылась интернет-приемная врио президента, куда стало можно пожаловаться на все что угодно, и притом без всяких негативных последствий для себя лично. Вслед за этим почти все министерства и ведомства запустили свои «виртуальные приемные». По жалобам принимаются реальные решения — о чем граждан информируют на официальной страничке Шавката Мирзиёева в Facebook. Узбекские газеты, журналы и социальные сети хором свидетельствуют о чудесном исполнении чиновниками требований, пожеланий или просьб населения. При министерстве труда заработал «телефон доверия», по которому граждан призвали сообщать о фактах использования детского труда на хлопковых плантациях и принуждения к сбору хлопка. Узбекские фермеры, экспортирующие плодоовощные и бахчевые культуры в соседние страны, теперь должны в обязательном порядке продавать государству лишь четверть, а не половину валютной выручки, как раньше (аграрии жаловались на потерю значительной части прибыли из-за разницы курса валют). На общественное обсуждение вынесена реформа и либерализация в валютной сфере. Один из важных пунктов — разрешение на вывоз валюты, эквивалентной $10 тыс.

  Плакат с информацией о правилах голосования на одном  из избирательных участков, Ташкент, 28 ноября 2016 года. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Благодаря поездкам Мирзиёева по захолустным, густонаселенным, а также стратегически важным регионам Узбекистана, в них сделали капитальный ремонт жилых домов, провели в жилье воду, газ и свет, уложили асфальт, навели порядок на территории.

Впервые за все годы независимого Узбекистана была открыта для общего автомобильного движения специальная президентская автотрасса в Ташкенте. На свободу вышли некоторые политические узники и общественные деятели из «черного списка личных врагов» Ислама Каримова, которые отбывали многолетние сроки по сфабрикованным делам. Среди них — 72-летний легендарный депутат и бизнесмен Самандар Куканов, отсидевший в тюрьме 23 года и четыре месяца. (Впрочем, в узбекских тюрьмах и колониях по-прежнему мотают сроки многочисленные политузники и религиозные деятели. Не ясна и судьба Гульнары Каримовой, старшей дочери покойного президента, которую то ли отравили, то ли держат под домашним арестом в Ташкенте). Каримовская опала закончилась и для ряда чиновников и авторитетных в обществе людей (в их числе и криминальный деятель Гафур Рахимов), некоторые даже вернулись на руководящие должности. По указу врио президента в публичное пространство и на большую сцену возвратились опальные артисты и деятели культуры: Шерали Джураев, Юлдуз Усманова, Обид Асомов и другие. При Каримове на их концертную и творческую деятельность на радио и телевидении действовал негласный запрет.

 Операторы call-центра в виртуальной приемной  премьер-министра Узбекистана, Ташкент, 1 декабря 2016 года. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Кроме того, Шавкат Мирзиёев подписал поправку к закону «О гражданстве Республики Узбекистан», согласно которой получение иностранного гражданства может повлечь утрату узбекского. Значимость поправки ощутима, если помнить о том, что прежде отказаться от гражданства было практически невозможно: требовалась личная подпись Ислама Каримова.

И еще одно новшество: иностранные граждане и лица без гражданства получили возможность постоянной прописки в столице страны.

ВНЕШНИЙ ФРОНТ

Еще во время сентябрьского выступления в парламенте Мирзиёев дал понять, что его кабинет продолжит внешнюю политику, которую проводил Ислам Каримов: «Твердой позицией нашей страны, как и прежде, является неприсоединение к любым военно-политическим блокам, недопущение размещения военных баз и объектов других государств на территории Узбекистана, а также пребывания наших военнослужащих за пределами страны». Но корректировка внешней политики все же произошла.

Ташкент, не откладывая в долгий ящик, приступил к налаживанию отношений с соседними Таджикистаном и Кыргызстаном. За годы правления Ислама Каримова эти отношения были испорчены из-за разногласий по водным и пригранично-территориальным вопросам. Сейчас же открылось авиа- и железнодорожное сообщение между Душанбе и Ташкентом, ходят упорные слухи об отмене виз. Ну а после ноябрьского визита в Узбекистан президента Турции Реджепа Эрдогана в стране заговорили о потеплении отношений с Анкарой.

Наконец, впервые на выборы президента в Узбекистан была направлена масштабная миссия наблюдателей ОБСЕ — 35 долгосрочных и 250 краткосрочных экспертов.

примерно такую же кипучую деятельность в реформаторском духе в первые годы своего правления развил и Ислам Каримов

Ирония в том, что новшества пока никак не коснулись отношений с Москвой, которые в последние годы правления Каримова были более чем прохладными. Внешне риторика Мирзиёева — вполне дружелюбна. При этом он, однако, ясно высказался, что Узбекистан не намерен ни вступать в подконтрольное Москве экономическое объединение ЕврАзЭС, ни возвращаться в блок ОДКБ, откуда покойный Каримов вывел свою страну в конце 2012 года.

ДЕЖАВЮ ДЛЯ ИДЕАЛИСТОВ

Эти и другие, менее значительные изменения, которые произошли в Узбекистане за последние три месяца, способствовали резкому подъему рейтинга Шавката Мирзиёева. Ему стали посвящать стихи, песни и даже победы на ринге. Впервые за многие годы люди в открытую говорят на запретные прежде темы, критикуют чиновников. Большие надежды на реформы Шавката Мирзиёева возлагают и миллионы узбекских трудовых мигрантов, работающих в приграничных странах. С нескрываемым любопытством на происходящие в Узбекистане перемены смотрят жители соседних государств, в том числе и этнические узбеки Кыргызстана, Таджикистана, Казахстана, Туркменистана и Афганистана.

Определенный оптимизм испытывает и узбекская оппозиция. Самой большой неожиданностью для наблюдателей стала поддержка шагов Шавката Мирзиёева со стороны некоторых оппозиционных деятелей, диссидентов и журналистов. К примеру, голосовать за него на днях призвала одна из создателей партии «Озод дехконлар» («Свободные землевладельцы»), координатор оппозиционной «Солнечной коалиции» Надира Хидоятова.

Впрочем, умудренные опытом жители Узбекистана помнят: примерно такую же кипучую деятельность в реформаторском духе в первые годы своего правления (в начале 1990-х) в качестве президента суверенного Узбекистана развил и Ислам Каримов. И это тоже вселяло надежды в узбекских обывателей. Увы, этим надеждам не суждено было сбыться — они обернулись беспросветным культом Юртбаши, как называли Каримова. Какие всходы взрастут после нынешней узбекской оттепели, узбеки вскоре узнают.

Досье

Фото: Russian Presidency/Anadolu Agency/Afp/East News

Шавкат Мирзиёев, 59 лет, премьер-министр Республики Узбекистан, с 8 сентября 2016 года — временно исполняет обязанности президента страны. По одним данным, родился в Узбекистане, по другим — в Таджикистане. В политике — с 1990 года. В 1992-м назначен хокимом (главой администрации) Мирзо-Улугбекского района Ташкента, в 1996-м — хокимом Джизакской области, в 2001-м — Самаркандской области. В декабре 2003-го стал премьер-министром Узбекистана. С 2005-го курировал агропромышленный комплекс страны: следил за выполнением планов по производству зерна и хлопка, которые скупались у аграриев по фиксированной государством цене. По данным независимых СМИ, многочисленные родственники Мирзиёева участвуют в самых прибыльных бизнесах — во внешнеторговых операциях, банковских трансфертах, производстве текстиля, нефтегазовой сфере и т.п. Сын Даврон контролирует энергетику, в частности Ташкентскую и Талимарджанскую ТЭС. Сам Шавкат Мирзиёев, по некоторым сведениям, входит в число самых богатых людей Узбекистана. Он женат, имеет сына и двух дочерей.

Читайте также:

Подписаться