Фото: Вести.Ru

11 мая, утром, появилось сообщение: решением заместителя генерального прокурора Виктора Гриня дело против экс-главы госкорпорации РОСНАНО Леонида Меламеда и финдиректора корпорации Святослава Понурова отправлено на доследование, а сами подозреваемые, наконец, вышли на свободу: Меламед из-под домашнего ареста, Понуров — из СИЗО — «в связи с истечением предельного срока содержания».

Однако уже к вечеру генеральный прокурор РФ Юрий Чайка отменил решение своего подчиненного, а Меламед вызван для вручения ему обвинительного заключения. 

Действительно, очень необычно. Но — логично. Как говорят аксакалы прокуратуры, обвинение — процесс творческий, а здесь над делом работает коллектив больших мастеров разных школ и направлений.

В правовом смысле ничего сверхъестественного не произошло. Поясню: вот у «Руси Сидящей» в Новосибирске есть обычное «наркоманское» народное дело, половина сидящих виноваты, половина — нет. Но в июне из СИЗО часть обвиняемых выйдет на свободу: два виноватых и один невиновный. Люди простые, юные, нищие. Выйдут обязательно, потому что следствие пропустило процессуальные сроки, прокуратура не предъявила вовремя обвинение, и предельный срок содержания под стражей вышел. Конечно, работает хороший адвокат, который заметил косяк следствия, и теперь обойти это будет нельзя. Не будет адвокат настаивать — не выйдут. Но он будет. Далеко ли ребятки уйдут и надолго ли? Нет, уйдут они недалеко и вскоре своими ногами придут в суд. Там их рано или поздно заключат под стражу — и виновных, и невиновных. Получат ли они меньше? Возможно. Потому что следствие плохо сработало, и судам это не нравится.

Примерно то же самое в процессуальном смысле произошло с Меламедом и Понуровым. Предельные сроки содержания обвиняемых под домашним арестом (Меламед) и арестом (Понуров) истекли. Все, надо выпускать.

В Новосибирске по нашим мелким наркобарыгам и приравненным к ним гражданам очень плохо вели себя следователи, которые ничего не делали и пропустили все сроки. Неужто и по Меламеду с Понуровым так?

Формально — да. Именно так. Ведь заместитель генпрокурора Виктор Гринь именно об этом и говорил: в деле Меламеда–Понурова «выявлены грубейшие нарушения положений уголовно-процессуального законодательства, препятствующие утверждению обвинительного заключения и направлению уголовного дела в суд».

Вот какое плохое следствие (читай — СК РФ), все сделало плохо, все нарушило, добрым прокурорам совершенно нечего утвердить, разве ж это обвинение — это ж филькина грамота. Обвинительное заключение не утверждено и отправлено следователю для устранения вопиющих недостатков.

Бывает. И с нарколыгами бывает, а что ж Меломед с Понуровым разве не люди, и у следствия служба такая, что на первый взгляд как будто не видна.

Но через пару часов после известия о возвращении дела менеджеров РОСНАНО на доследование генпрокурор Юрий Чайка внезапно направил дело в суд. Опять вроде бы ничего необычного. Вышестоящий прокурор отменил решение нижестоящего прокурора — бывает. Хотя это уже скандал даже в масштабах пресловутой урюпинской прокуратуры. А тут «Генка» — Генеральная в смысле. И «Роснано». И Чубайс. И Чайка. И Бастрыкин. И кого только нет.

Необычно, очень необычно. Но логично.

Именно в этой логике возбуждаются и расследуются многие важнейшие, эпохообразующие дела последних лет — такие, как дело РОСНАНО, дело Никиты Белых, дело менеджеров Вексельберга, дело Улюкаева. Идет планомерный наезд силовиков на людей, которые так или иначе олицетворяют собой «либеральное крыло» в нынешней власти или бизнесе. Не во всех делах есть очевидная коммерческая выгода, они скорее продиктованы соображениями политико-интриганского свойства. Но опять же не без выгоды. Вот, например, дело менеджеров Вексельберга (Ольховик, Вайнзихер, Слободин) — всем, кто хоть сколько-нибудь разбирается в наших загогулинах, очевидно, что с помощью этого дела у Виктора Вексельберга пытаются что-то отжать. Точно же также было с арестом Владимира Евтушенкова, когда у него отбирали «Башнефть» — с той лишь разницей, что тогда арестовали самого Евтушенкова. Заказчика установить легко, обычно это выгодоприобретатель.

«Башнефть» отошла к «Роснефти», а в случае с менеджерами Вексельберга потенциальный выгодоприобретатель тоже очевиден: это компания «Интер РАО», которая была замечена на рынке, как собиратель проданных Чубайсом энергетических активов в ходе приватизации РАО ЕЭС. Председатель правления «Интер РАО» — Борис (Юрьевич, да) Ковальчук, а председатель совета директоров — Игорь Сечин.

Вот все и прослеживается — очевидно, что все эти дела связаны между собой. Например, тем, что пострадавшая сторона — это так называемые сислибы и примкнувшие к ним бизнесмены. Но все-таки основная задача таких дел — не коммерческая. Основная задача — это попытка прочувствовать границы возможного и завоевать новые территории — на фоне очевидного ослабления сислибов в окружении президента после крымской весны 2014 года.

В этой связи решение, которое принял 2 мая 2017 года замгенпрокурора Виктор Гринь о возвращении на доследование уголовного дела в отношении менеджеров РОСНАНО, выглядело, как серьезная аппаратная победа либералов и лично Анатолия Чубайса. Интересующаяся публика многое знает о Викторе Грине — это человек с заслуженно неоднозначной репутацией. И в силу этой причины — достаточно уязвимого и выполняющего беспрекословно прямые указания руководства. Принимая решение о возвращении дела на доследование, причем с достаточно жесткими формулировками в отношении следствия, Гринь, очевидно, получил указания и «добро» генпрокурора. Здесь самодеятельности не бывает. Помните дело о крышевании прокурорами подмосковных казино, которое Александр Бастрыкин проиграл? Ну вот. Виктор Гринь тогда неоднократно отказывался утверждать обвинительное заключение в отношении фигурантов этого дела, что фактически привело к его развалу. И очевидно, что это не была его собственная инициатива, а согласованная позиция прокуратуры. Именно поэтому внезапная отмена постановления Гриня его руководством — Чайкой — и направление дела в суд выглядит, как очевидный ответный ход Бастрыкина и стоящих за ним силовиков.

Решение, которое принял 2 мая 2017 года замгенпрокурора Виктор Гринь о возвращении на доследование уголовного дела в отношении менеджеров РОСНАНО выглядело, как серьезная аппаратная победа либералов и лично Анатолия Чубайса

Кто-то вынудил Чайку отменить фактически его же собственное решение.

Давайте вспомним, что Юрий Чайка же тоже очень уязвим. Его младший сын получает огромные преференции от Московской области, то есть от группы Воробьева. А кино Фонда борьбы с коррупцией про Чайку долго держалось в «лидерах проката», пока его не сменил новый хит того же ФБК «Он вам не Димон».

Очевидно, что Юрий Чайка, опытный аппаратчик, с развитым чутьем на опасность, не дал бы добро на направление дела на доследование после 2 мая, если бы против этого решения возражал президент. Но в процесс вмешались силы, которые для Чайки представляют не меньшую весомость, чем президент. И это в этой истории основное.

Чайка не самоубийца. Путин не был против. Но кто-то передавил.

Кто же? Очевидно, что дело РОСНАНО — это дело против Чубайса. А Чубайса силовики ненавидят, он для них реально чужой. Здесь явно не обошлось без вмешательства и Игоря Ивановича, и ФСБ, и групп иных интересантов. Групп часто разрозненных и недружественных — если только дело не касается их личного врага, Чубайса. И они не просто уравновесили Путина, а передавили его.

Чайка не самоубийца. Путин не был против. Но кто-то передавил

Сейчас развитие этого дела будет зависеть только от того, как отреагирует на свое аппаратное — и не только — поражение Путин. У которого выборы, и он еще вроде не определился, идти ли на них. И с кем. Хотя уже все меньше понятно, до какой степени он зажат в тиски интересов других людей и насколько свободен сам.

 

Читайте также:

Подписаться