Соглашение между правительством и левыми повстанцами может привести к появлению наркогосударства

Хуан Мануэль Сантос. Фото: Romério Cunha

Колумбия переживает исторические времена. 26 сентября ее президент Хуан Мануэль Сантос и лидер левых повстанцев из организации FARC (Революционные вооруженные силы Колумбии) подписали соглашение о заключении мира в этой стране. 2 октября колумбийцы должны на референдуме поддержать или отвергнуть этот договор. Большинство политических деятелей континента аплодируют достижению договоренности, которая должна положить конец длившейся 52 года гражданской войне. Но есть и альтернативная точка зрения, которую выяснял NT.

За подписью Тимоченко

FARC, старейшая повстанческая организация Латинской Америки, была создана в 1964 году, как военное крыло колумбийской компартии. В течение 52 лет эта левоэкстремистская группировка, вдохновленная идеями Маркса и Мао, а также идеалами кубинской революции, вела войну со сменявшими друг друга правительствами страны за «власть народа». Главными методами повстанцев были убийства и похищения политиков, депутатов законодательных ассамблей, мэров городов и всех, кто попадался под руку. В этой борьбе погибло 260 тыс. человек, 45 тыс. пропало без вести, оставить свои дома были вынуждены около 7 млн колумбийцев.

Подписал соглашение о мире с Сантосом один из нынешних лидеров повстанцев Родриго Лондоньо по прозвищу «Тимоченко» (учившийся в университете Патриса Лумумбы, он позаимствовал его у советского маршала Семена Тимошенко, но в испанском буква «ш» не произносится). На церемонии Тимоченко, одетый в нарядную кубинскую рубашку гуаябера, выглядел умиротворенно и торжественно.  Но прежде повстанческий команданте славился своей жестокостью и бескомпромиссностью. В мае 2006 года он был заочно приговорен в Колумбии к тюремному заключению сроком на 40 лет за многочисленные убийства и похищения людей, среди которых был один из губернаторов страны. США обвинили его в организации производства и оборота кокаина в Колумбии и других латиноамериканских странах и предложили награду в $5 млн  за информацию, ведущую к его задержанию. Сейчас эта оферта перестала действовать.  

Два лагеря

Заключение мира с повстанцами, полвека терроризировавших страну, вызвало крайне противоречивую реакцию в Колумбии. Страна раскололась на два непримиримых лагеря. Предполагается, что в ходе предстоящего референдума большинство колумбийцев скажет «да» заключенному договору. «Мы оставляем в прошлом ненависть, — говорит президент левого Union Patriotica Айда Авелла. — Победил диалог и мир». Сенатор от партии Alianza Verde Клаудиа Лопес убеждает сограждан, что «демократия победила насилие, примирение  — ненависть, счастье — гнев». Таких оптимистических проявлений радости в Колумбии — тысячи.

Но есть и могущественные силы, которые сомневаются, что заключенный договор приведет к миру. Их возглавляют бывшие президенты страны Альваро Урибе (2002–2010) и Андрес Пастрана (1998–2002), которые пытались сломить сопротивление FARС, используя армию и американских советников, но разгромить повстанцев так и не смогли.

По отношению к договору нет единства и в среде известных латиноамериканских интеллектуалов. Классик мировой литературы перуанец Марио Варгас Льоса, например, говорит, что если бы он был колумбийцем, то он поддержал бы на референдуме достигнутое соглашение. Его сын, Альваро Варгас Льоса, делится с NT другими соображениями. «Еще несколько лет назад Колумбия была опорой США в регионе, там расположены американские базы, страна противостояла венесуэльскому авантюристу Чавесу и другим безответственным популистам континента. Считалось, что Хуан Мануэль Сантос, как и его предшественники будет правым лидером. Но у него теперь тоже репутация левого президента, а венесуэльские правители с нетерпением ждут, когда бывшие повстанцы вольются в политику, займут в правительстве и конгрессе ключевые места и Колумбия станет их другом и союзником».

Тревожные прогнозы 

Этот разговор с NT проходил на состоявшейся на прошлой неделе конференции в Майами, которую организовал фонд Марио Варгаса Льосы. И большинство его участников, известные на континенте политики, ученые, бизнесмены, крайне негативно отнеслись к заключенному в Колумбии перемирию. Их общий вывод таков: имеющие в своих руках сотни миллионов долларов, вырученные от продажи наркотиков, повстанцы станут ключевой политической силой в стране, но не оставят свой преступный бизнес, а создадут своего рода наркогосударство. Такое, как в соседней Венесуэле, где высшие государственные лица, включая членов семьи президента Мадурo, и военные иерархи  занимаются торговлей кокаином.

В Центральной Америке уже есть опыт вовлечения бывших левых повстанцев в политическую жизнь страны. В Сальвадоре после 13-летней гражданской войны повстанцы из Фронта национального освобождения имени Фарабундо Марти создали одну из крупнейших фракций в Национальном конгрессе, а  в 2009 году их кандидат Маурисио Фунес по прозвищу «Совесть нации» победил на президентских выборах. Однако в Колумбии сложились другие условия. Там и повстанческая организация была намного сильней и богаче — в период расцвета в 1980-е годы прошлого века в нее входило около 30 тыс. человек (в настоящее время их число сократилось до 7 тыс.), но их дисциплине, подготовке и уровню вооруженности могут позавидовать регулярные армии Латинской Америки.

 Двойная игра

В подготовке соглашения с FARC прямое участие принимала Куба, в чем другой участник конференции в Майами, лидер кубинской оппозиции Карлос Альберто Монтанер видит историческую насмешку. «FARC — это детище братьев Кастро, — говорит он NT. — О том, как зародились и развивались эти связи Кубы с наркотеррористической организацией  в деталях рассказал бывший кубинский посол в Боготе Хуан Бенемелис в своей книге «Секретные войны Фиделя Кастро». Существует множество свидетельств того, что Куба помогала FARC перевозить кокаин из Колумбии в США, а затем на тех же самолетах доставляла им оружие».

Кастро по словам Монтанера научил повстанцев вести двойную игру. В 1983 году другая повстанческая организация Колумбии — Фронт национального освобождения — похитила Хайме Бетанкура, брата тогдашнего президента страны Белисарио Бетанкура. А вскоре с помощью Гаваны провела переговоры с властями о его освобождении и получила значительный выкуп.

То же самое было проделано в 1996 году, когда повстанцы FARC похитили Хуана Карлоса Гавирию, брата президента Сесара Гавирии. Освобождение его также было достигнуто при посредничестве лично Фиделя Кастро, а семь похитителей были успешно переправлены на Кубу. Президент Гавирия был тогда очень благодарен Фиделю, не поняв, что попал в хитроумную ловушку.

Аналогичный прием использовала Гавана и теперь. Она при  участии Норвегии в 2012 году приступила к своему посредничеству в переговорах между FARC и колумбийскими властями. С тех пор было проведено около 50 тайных встреч, а весь процесс условного примирения закончился 24 августа в Гаване подписанием черновика договора о мире. Кубе уже не нужна ни партизанская война в Латинской Америке по лекалам Че Гевары, ни убийства и похищения тамошних политиков, ни ограбления банков, ни даже участие в торговле кокаином. До поры и до времени успешный этот бизнес стал весьма рискованным после того, как США в конце 1980-х годов получили свидетельства того, что высокопоставленные кубинские генералы и сотрудники спецслужб связаны с колумбийской наркомафией.

Гаване теперь нужны хорошие отношения с Америкой, она хочет видеть миллионы американских туристов на своей земле и намерена в ближайшие годы добиться снятия экономического эмбарго США.

А в Колумбии главный интерес FARC и их кубинских покровителей заключается в захвате власти. И тогда на латиноамериканской земле начнется еще один наркоэксперимент под социалистическими знаменами.    

Читайте также:

Подписаться