Зачем партии власти конституционное большинство в парламенте, какие последствия это может иметь и какие выгоды может извлечь из поствыборной ситуации оппозиция — объясняет The New Times

Иностранные собеседники NT удивляются: «Как вы смогли в номере, сданном в печать за два дня до выборов, предсказать, кто именно пройдет в новую Думу, и ни разу не ошибиться в фамилиях?» (имеется в виду материал «Смотрите, кто пришел» в № 30 от 19 сентября 2016 года). Остается только улыбнуться и, может быть, позавидовать прекраснодушной наивности гостей из тех стран, где слово «выборы» — синоним слова «интрига». Мы просто давно здесь живем, господа, и кое-что про свою страну знаем. Ловкость, как говорится, рук и никакого мошенничества.

Лидер партии и лидер нации в штабе победителей, Москва, 18 сентября 2016 года

Чудеса на виражах 

О мошенничестве в случае с выборами в парламент седьмого созыва следует говорить не без осторожности. Возможно, без мошенничества все-таки не обошлось. Смутили две вещи — во-первых, явка оказалась сильно выше прогнозируемой, да и расти начала во второй половине дня, хотя самые дисциплинированные избиратели (пенсионеры, бюджетники, военные), которые и делают явку, чаще голосуют утром. Во-вторых, результат «Единой России» по спискам оказался много лучше, чем ожидалось: даже провластные социологи предсказывали 40–45%, а в итоге партия власти получила свыше 54%. Физик Сергей Шпилькин, который еще во время протестов 2011 года показал, как математические методы позволяют выявить вбросы, в интервью «Новой газете» утверждает, что ЕР «добавили» 12 млн голосов — едва ли не половину. Источники NT, которым приходилось сталкиваться с вбросами напрямую в ходе федеральных и региональных кампаний прошлых лет, говорят — это просто невозможно физически. Слишком грандиозный масштаб. Однако загадочный рост явки и удивительный успех ЕР вкупе оставляют повод задуматься. Впрочем, политологи из пула пропагандистских телешоу уже объяснили, что это все — заслуга сверхпопулярного президента: Владимир Путин публично поддержал «Единую Россию» и ее лидера Дмитрия Медведева, а народ прислушался к слову вождя.

Есть, правда, и еще ряд мелких штришков. В Саратовской области, где во главе списка партии власти шел архитектор выборов — первый замглавы администрации президента Вячеслав Володин, более чем на сотне участков за ЕР проголосовало 62,2% избирателей. Региональный избирком объявил, что это объяснимо «математическим совпадением». В общем, чудеса случаются. Сообщений о вбросах и каруселях на отдельных участках также хватало. Наблюдатель, следивший за выборами в дагестанском селении Эндирей, написал в своем блоге: «По официальным данным, в Дагестане проголосовало 87% избирателей, а на нашем участке — 7%». Тоже, наверное, чудо.

Результат «Единой России» по спискам оказался много лучше, чем ожидалось: даже провластные социологи предсказывали 40–45%, а в итоге партия власти получила свыше 54%

Счастливый случай 

Но это неважно, потому что, похоже, не интересует ни партии, ни избирателя: партии не спешат судиться с победителями, а десятки и сотни тысяч избирателей не выходят на площади протестовать против результатов, как это случалось в лучшие для российской оппозиции годы. Всех все устраивает, а жить с парламентом, легитимность которого вызывает вопросы, нам не привыкать. В новой Думе у ЕР конституционное большинство. И остается только понять — ставилась ли подобная цель кураторами электорального процесса.

Спикер Думы №6 Сергей Нарышкин (слева) делится опытом со спикером Думы №7 Вячеславом Володиным, Москва, 6 сентября 2016 года

Опрошенные NT эксперты утверждают, что нет. Прочее — конспирология. Никаких насущных задач, решение которых непременно требовало бы наличия у партии власти более двух третей мандатов, у власти не имеется. «У них была возможность при 99,8 % консолидированного голосования и без конституционного большинства — провести любое решение, в том числе иницирующее процесс конституционной реформы», — указывает, например, политолог Александр Морозов, ссылаясь на опыт шестой Думы. Кроме того, нельзя упускать из виду фактор одномандатников — здесь и вовсе никаких сюрпризов не ожидалось, за несколько недель до выборов было понятно, что ЕР возьмет около двухсот мандатов (она и взяла). Прекрасное дополнение к списочному результату! Следовательно, повышали не проценты «Единой России», а явку.

Для получения доступа к полной версии статьи Войдите

Читайте также:

Подписаться